Category: образование

Об этом блоге

Сразу – о себе (потому что я нарциссист).
Меня зовут Артём Ферье. Он же Артём Железнов. Он же Тёма Крейсер. Он же Зинаида Панияд Артём Свинцов, почётный полковник ФСБ РФ и действительный тайный советник одной действительно тайной негосударственной спецслужбы.

Из этой автоаттестации, полагаю, должно быть ясно, что до кучи я шизофреник, который совершенно оторвался от реальности и сбился со счёту своих расщеплённых личностей. Как должно быть ясно и то, что не бывает в этом мире негосударственных спецслужб, поскольку это не предусмотрено лицензионным законодательством государств. Соответственно, любые пассажи про «Корпорацию, к которой я имею честь принадлежать» - являются то ли художественным вымыслом, то ли просто плодом больного воображения.

Лишним доказательством того, что я именно шизофреник, никак не дружащий с реальностью, является мой первый, мартовский пост в этом блоге. Если вы его прочтёте – то вынуждены будете согласиться, что ровным счётом ничто из высказанных там бредней никак не соотносится с действительностью. Ибо материальная действительность – она дана не столько в ощущениях, сколько в ОРТ, НТВ и России-24. Там – правда. Моя же писанина – вымысел такой же, как я сам.

Тем не менее, я завёл этот блог ради своего развлечения (ведь в подобном праве нельзя отказывать и сумасшедшим офицерам виртуальных спецслужб) и посвятил его почти всецело политическим передрягам вокруг российско-украинского конфликта. Есть тут посты более глобальной тематики, вроде вреда/пользы от чистки зубов щёткой и пастой, но в основном – про российско-украинский конфликт.

Какие в этом блоге правила?

Collapse )

Стратегически грамотные подарки

Близятся Мерри Кристмас и Вери Хэппи Нью Йеар — а мы с Женькой не знаем, чего подарить виконту Алексею Артёмовичу.

Раньше — и на НГ, и на днюшку дарили что-то нибудь электронное мобильное. Ноут, плейстейшн, айфон. При том, что стационарные виртуальные тренажёры и мощные десктопы — это просто элемент ландшафта во всех местах, где обитает наше семейство.

И — ребёнок был доволен. Брал новый ноут или айфон — чтобы подарить свой прошлогодний (и вполне ещё годный) кому-нибудь из дачных приятелей, благо, там не все такие буржуины, как мы.

Но сейчас «ребёнок», в свои шестнадцать, вышел на стабильный доход в 500 тыров на Ютубе.

И при этом — радуется, что сумел починить заглючившую мышку. Увлечённо рассказывает, как делал ей вскрытие, как вынимал и прочищал колёсико, как потом "мозгоштурмил" установку пружинки-трещотки, отлетевшей при изъятии.

Collapse )

Искусство сидеть живо

Решил подвязать до НГ с бухаловом (надо «поменять фильтры» и «прочистить трубы» перед неизбежным дипломатическим «триалом») - и потому поделюсь занудным соображением на тему ЗОЖ.

Вот я не раз отмечал, что губит людей не пиво (зачеркнул, ибо кого-то — и губит), губит людей не «правильная» или «неправильная» жратва, даже не соотношение газов во вдыхаемом воздухе или солей в потребляемой водичке (в разумных пределах — можно приспособиться плыть в соляной кислоте с отрубленными ногами), но губит — гиподинамия, когда человек и не даёт себе шанса приспособиться к чему-либо.

Collapse )

Ещё раз о школьном насилии

Коснулся давеча темы неравенства зарплат вообще и у школьных учителей в частности. А тут ещё наткнулся у одного блогера на анонс его книжки про то, как полностью переменить замшелую и косную систему школьного образования, чтобы каждый ребёнок мог максимально раскрыть свой потенциал во имя светлого будущего всего человечества. Как это сделать, полностью исключив принуждение и насилие в школе вообще.

Насколько понимаю, этот блогер, хотя читал лекции по мотивации креативности для офисных служащих — в действительности не имеет опыта создания собственных школьных учреждений.

Collapse )

О тётках и зарплатах

Один либеральный (в более-менее приличном, не американском смысле) блогер рассказывает, как умыл феминистку на каком-то сборище. Она сетовала, что работает учительницей и получает меньше коллег-мужчин. А блогер выяснил, что у неё и часов меньше.

Мне же вот интересно: а если б оказалось, что часов у неё поровну с коллегами-мужиками и что ей действительно меньше платят «удельно», за час — это что-то меняло бы? И если б удалось доказать именно это, что тётки получают меньше за одну и ту же работу — то что, это будет поводом как-то вмешиваться в трудовые отношения, принимать какие-то меры?

Collapse )

Важное соображение к учению иностранцев русскому

Я часто говорю в своих «англознательских» заметках, что английская грамматика, если не делать из неё культа (равно как и жупела) — может быть хорошим подспорьем в выражении нужных смыслов минимальными лексическими средствами.

И это верно, поскольку английская грамматика — очень простая, максимально облегчённая из всех индоевропейских языков.

Вот лексика английская — действительно очень обширная, разнообразная, местами каверзная.

Collapse )

Как обходиться со своими белыми привилегиями

Так получилось, что посматривал в последнее время блоги некоторых здравых (то есть, политически правых) американских ребятишек, и одна из важных тем для них «белая самцовая привилегия и с какого хрена я должен за неё каяться».

Я, честно, тоже не понимаю, с какого бы хера именно они должны уделять этому столько внимания, если для себя лично считают, что тут не в чем каяться.

Совсем честно — я вообще не знаю, что должно случиться в моей жизни, чтобы мне захотелось покаяться. Я даже не знаю, при каких обстоятельствах начать испытывать стыд. Моя сестра свершит прелюбодейство с таукитянином? Но у меня нет сестры, а если б была — это её личная жизнь.
Но что до привилегий — то я выработал несколько необычный, возможно, подход к ним ещё в средних классах школы.

Та советская школа, где я учился — была весьма «мажорской». Нет, официально там не было ни платы за обучение, ни каких-то требований к «педигри» учеников, но были — не вполне официальные, однако весьма жёсткие экзамены даже на первые классы (а я туда включился с третьего).

И вот я чуть не пролетел на экзамене, написав «чувство» в своей манере, где «слабозвучное в» выносил во второй ярус — так, что училка решила, будто я не знаю, что это «в» там есть. Но тут Батя пояснил: «Он так всегда пишет, летописей насмотрелся с тамошней диакритикой».

Возможно, Батя меня протолкнул бы в эту школу в любом случае, будучи профессором филфака, у которого хотели бы учиться многие племянницы или дочки школьного педсостава.

Но, при всём блате, там реально очень высокий был вступительный уровень. Который обеспечивался, во многом, тем, что это были, преимущественно, дети очень непростых родителей, которые, во-первых, сами довольно образованные люди были, по советским меркам, даже всякого рода чиновники, а во-вторых — могли нанимать репетиторов.

Хотя попадали в нашу школу и ребятишки с улицы, достаточно бойкие, чтобы вписаться. И у нас не было имущественного расслоения, поскольку мы активно играли в карты (то есть, в ранних классах — в фантики на подоконнике, а потом — в карты).

Collapse )

Как рестриктивное изучение языков убивает мозг.

Я всегда говорил, что первейшая задача в обучении иностранному языку — это освоить то, как можно(!) на нём изъясняться, как можно(!) выражать свои мысли, даже при весьма скромном грамматическом арсенале и вокабулярной аммуниции. И очень деликатно при этом — подправлять то, что всё-таки звучит нехорошо на изучаемом языке. Показывать, что можно сказать лучше, что твой родной язык и данный иностранный — ну, немножко разные пути имеют, в каких-то делах.
И такой подход позволяет людям «разболтаться» довольно быстро, научиться весьма уверенно, хотя и небезупречно грамматически, говорить на языке довольно бегло (и, соответственно, понимать натуральную беглую речь).
Иной же подход — рестриктивный. Когда студента жёстко одёргивают за каждую ошибку и в целом учат не тому, что бывают десятки вариантов  выражения своей мысли — а тому, что есть десятки вариантов нарваться на противопехотную мину ошибки, если не держаться единственно правильного. В общем, много в поле тропинок — только правда одна.
И школьные учителя — они действительно часто прикипают к какому-то утверждённому, рекомендованному, или ими лично освоенному паттерну выражения мыслей и понимания слов и — шаг влево, шаг вправо  - побег, прыжок на месте — провокация.
Collapse )


      

Немного про американскую школоту

Понятное дело, люди, живущие в США, чьи дети учатся в американских школах, или те, которые сами дети, что учатся в американских школах, знают о тамошней системе образования немножко больше моего.

Но тем не менее я позволю себе сделать небольшой экскурс в это дело, подсветить кое-какие термины, поскольку до сих пор часто наблюдаю, как люди путаются, даже переводчики.

Collapse )

Как сделать изучение языка интереснее

Я поминал не раз, что успешность языкового обучения в той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать, обусловлена бывает не только высоким профессионализмом инструктора, но, прежде всего, «герметичностью» и «массированностью».

По хорошему счёту, первое время «кадет» попросту живёт на квартире у инструктора, и тот порою объясняет что-то по-русски, какие-то грамматические моменты, но в остальное время — общение только на изучаемом языке (английском, в большинстве случаев, поскольку хорошее знание инглиша — это корпоративный стандарт).

Допускаются, правда, междометийные восклицания и жесты, но хоть слово по-русски без высочайшего дозволения — тут же пятьдесят отжиманий (благо, физическое развитие кадета тоже входит в программу).

Мы называем это «лингвоасфиксией». Кадет — получает величайшую мотивацию к постижению языка из возможных. Человек — социальное животное, он тяготеет к общению, поэтому вынужден будет осваивать средство для общения.

Collapse )