artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Пальцы веером, сопли генокодом

Намедни попалась на глаза книжка, где автор с жаром продвигал идею о связи врождённых, антропометрических параметров со свойствами личности. Этакий генетеческий (или пренатальный) детерменизм.

Мне в этой связи вспомнилась одна комическая беседа.
Есть у нас такой сотрудник, Слава. Парень в целом толковый (иначе бы к нам ни попал), но тогда, пару лет назад, он совсем зелёный был, практически сразу после армии, очень мнительный и внушаемый.
И вот он ко мне заходит как-то, говорит: «Артём Викторович, можно обратиться к вам не как к выдающемуся руководителю и блестящему организатору, а как к человеку, умудрённому жизненным опытом, и знатоку людской природы?»

Отвечаю: «Да какой же я, блин, выдающийся руководитель, когда два месяца не могу втемяшить иным балбесам, что у нас принято обращаться на «ты» и без отчества? Ладно, валяй».



Вздыхает: «Я вот тут в Инете статью одну прочёл, что о человеке можно многое узнать элементарно по соотношению длины указательного и безымянного пальцев. Что на это влияет уровень тестостерона у мамы, когда в положении, и вот высокий уровень – даёт длинный безымянный палец. А от низкого – указательный длиннее. И когда безымянный длиннее указательного – это мужская, как бы, черта. Волевой, решительный, реальный пацан, короче. А когда наоборот – это женская черта. Тютик получается, нытик, а то и педик».

Ну да, блин. Парню двадцать один год был, отслужил в ВДВ, и – налицо все комплексы «реально крутого пацана», которому приснится что-то… экстравагантное, и начинает морочиться: «А вдруг я - это самое?»
Тут же ещё и теория эта, пальцовочная. А у него левой руке указательный действительно чуть длиннее безымянного, на правой – наоборот (кстати, большой привет авторам таких теорий, что они даже руки не указывают, совершенно игнорируя тот факт, что человек – не идеально симметричное существо).

«Слав, - говорю. – Есть только один по-настоящему эффективный способ проверить, гомик ты или нет. Зайди на какой-нибудь лазоревый форум, договорись о свидании и зацени свои ощущения. Но только если понравится – не рекомендую приставать к сослуживцам в слишком явном виде».

Укоряет:
«Вот вы всё шутите… ты(!) всё шутишь, Артём, а я немножко даже напрягся. Не, ну говорят ведь, что гомосячество – вроде как генетическая штука. А теперь, значит, внешние признаки выводят. И я-то знаю, что я нормальный – но вот у меня ведь безымянный реально короче указательного. И вот что, если…» - краснеет, не договаривает.

Успокаиваю:
«Слав! Здесь работают люди, которые мыслят примерно так. «Если мы отсматриваем видеозапись про то, как двое парней занимаются сексом друг с другом, то с довольно большой долей вероятности можно предположить, что они – не стопроцентные натуралы. Хотя не исключены и такие варианты, что их обоих (или одного из них) заставили этим заниматься либо угрозами, либо подкупом, вопреки их истинным сексуальным предпочтениям».

Серьёзно, я давно перестал верить и в гомосексуализм, и в гетеросексуализм как в таковые. По роду деятельности, мне приходится знать о личной жизни людей несколько больше, чем они сами хотели бы. Мы не то чтобы вторгаемся – мы наблюдаем.

И вот наблюдаешь, как какой-нибудь бравый генерал, всю дорогу записной бабник, вдруг под полтос начинает забавляться с солдатиками-курсантиками.
Почему? Он всегда был латентным гомиком, но держал внутри, изображал страсть к тёткам? Да не, вряд ли. Скорее, обычно, другое. Уверенность в своей потенции падает, а всякий мужик боится быть осмеянным бабами за свою не(со)стоятельность. Даже если это шалавы – всё равно боится, что между собой шушукаться будут.
А курсантики – не будут сплетничать между собой, типа, генерал наш так ослаб, что мне толком вдуть не смог. С ними он себя увереннее начинает чувствовать. Ну и пробуждаются, наверное, какие-то воспоминания собственной курсантской юности, когда у него был какой-то опыт… нетрадиционный (а в таких коллективах – он в той или иной форме очень часто бывает, будь то Итон или российское военное училище). Потом он с девками научился нормально обходиться, потом разучился, а тут - как бы возвращается в пубертат, когда, глядя на молодого курсантика, – себя таким же вспоминает, отождествление происходит.

Ну, это одна из теорий того, почему крутые и властные мужики, проповедующие «консервативные ценности», – через одного «балуются под хвост» с мальчиками (зачастую и в пассивной роли).
Хотя на самом деле, нам не очень интересны их мотивы, нам интересна информация как таковая. Которой мы распоряжаемся ко своей выгоде, но деликатно.
«Товарищ генерал-депутат-министр, нам удалось изъять видео, состряпанное вашими недоброжелателями. Ознакомьтесь. Мы думаем, это гнусная подделка, но, согласитесь, простодушный зритель мог бы принять её за чистую монету. И нам пришлось потрудиться, чтобы гарантировать: эта мерзость никогда не попадёт в публичное пространство. Но это же в наших общих интересах, чтобы не попало, не правда ли?»

С ним разговаривают очень уважительно – и он всё понимает очень правильно. Он не на крючке – это было бы унизительное сознание! – он просто нашёл друзей, готовых ему помочь. И он очень заинтересован, чтобы не сделать этих друзей врагами. Потому что они говорят, конечно, что все копии уничтожены – но кто же верит в сказки во взрослом-то мире?

Подумав всё это, говорю Славе:
«Не боись, ни в какие «родовые метки» тех или иных наклонностей – здесь никто не верит. К тому же, у тебя только на левой руке безымянный короче».

Слава (просияв): «Да, вот я и сам хотел сказать… а вы-то… ТЫ-то откуда знаешь? Я ж её специально сейчас согнутой держал, правую-то. Что, всё-таки заносятся такие данные в досье, угадал?»

Подтверждаю: «Почти. В досье много чего заносится. Например, что в этот день ты придёшь ко мне в новых кроссовках, где шесть рядов дырок под шнурки. Шесть, шесть, можешь не смотреть под стол. И большинство людей в этом здании, если спросить их, сколько было у Славы дырок в новых кроссовках, когда ты прошёл мимо них по коридору, по нашему коридору, - ответят правильно».

«И знаешь, почему, Славик? Потому, что, когда ты идёшь по улице мимо влюблённой целующейся парочки, и парень, целуясь, скашивает на тебя зрачки, провожая боковым зрением, – самое время сунуть руку за пазуху, просто на всякий случай поближе к Глоку. Это не паранойя – это наблюдательность. И инстинкт самосохранения. Этому быстро учатся у нас».

На самом деле, очень значительная часть нашей работы – уметь выявлять фальшь, неестественность, контраст между тем, кто человек есть на самом деле – и кем он пытается себя изобразить.

Для этого приходится подмечать очень мелкие детали – практически на автомате.
Ну и, конечно, знать некоторые закономерности. Читать микромимику, глазную моторику, отслеживать движения рук, смену позы, почёсывания, покашливания, посапывания – всё такое.
Правда, задача несколько усложняется тем, что многие наши собеседники – люди, которые тоже знают эти закономерности, проходили спецподготовку, отлично владеют собой, и в целом неплохие артисты.

Они умеют скрывать волнение, когда должны были бы нервничать – они умеют изображать тревогу, когда спокойны, как удавы.

Они умеют прикидываться безнадёжными простачками – они умеют изображать видимость лауреатского академизма.

Они умеют не только врать так, чтобы это звучало, как правда, но и говорить правду так, чтобы она звучала как враньё.

Это очень интересная игра, общение с таким собеседником. Это гораздо круче, чем покер. Хотя и он сводится, в общем-то, к тому, чтобы не дать просчитать себя. То есть, не фишку свою, а именно себя. Фишка – это условности, а игра делается на блефе и его стратегической непредсказуемости. Поэтому стандартный «покерфейс» (выражение лица идола острова Пасхи, мучимого запором) – это низкий класс. В реальности, ты должен убедить партнёров, что они тебя раскусили, что они читают твои реакции, а на самом деле – нет. Только тогда и можно переиграть по-крупному.
Ну а когда речь идёт не о карточной игре, но о более разноплановой – ещё интересней. Двойное, тройное дно… Волки в овечьих шкурах, не отрицающие, что ошкурили барашка, хотя есть подозрение, что тупо купили дублёнку на распродаже. Гробы повапленные с живым вампиром внутри, сжимающим в руке бутылку с надписью «Сангрия», где всё же не исключена настоящая кровь.

Играя в такие игры, я (как и все наши) давно убедились: теории о паттернах поведения, о непроизвольных физиологических реакциях – ещё чего-то стоят (хотя и это можно контролировать). Но вот вся эта пошлая «ламброзианская» лабуда про антропометрические индикаторы личности – не стоит вообще нихрена.

Даже самые расхожие стереотипы касательно наружности и личностных качеств – ломаются куда чаще, чтобы это было «исключением, подтверждающим правило».

Мне доводилось встречать железобетонных мачо с квадратной челюстью – которые сдуваются на раз, едва только их «волевой» образ оказывается хоть чуточку поколеблен.

Мне доводилось встречать таких хлюпиков, по сравнению с которыми гайдаевский «Шурик» - сугубый Индиана Джонс, которые будто бы тени собственной боялись, которые рыпнуться стремались в паутине своих комплексов, но когда оказывались в экстремальных условиях, где уже глупо бояться, - за неделю становились такими «терминаторами», что умри всё живое.

Мне доводилось видеть высоколобых интеллектуалов в профессорском ранге, которые, тем не менее, были дебилами аж настолько, что лет в пятьдесят (а не в двадцать) верили в социализм (то есть, не к личной власти стремились, облапошивая публику, а искренне верили, что «учение Маркса всесильно, потому что»).
И доводилось видеть совершенно стоеросовую деревенщину с простецкими физиономиями и покатыми лбами, которую хрен купишь этим имбирным пряничком под паточной глазурью. Которая очень просто, но очень внятно могла объяснить, почему нельзя верить никому, кто пытается обрести власть над тобой, мотивируя это ТВОИМ благом. «Пусть скажет честно, в чём ЕГО интерес – тогда можно послушать. А ежели долдонит, мол, вот так я люблю других людей, вот так пекусь об них – пусть хушь бы ферму свою завёл, да и пёкся бы о своих работниках, как пишет. А мы на него посмотрим, сколько он протянет».

Короче, в чём я точно убедился, генетика даёт некоторые самые общие предпосылки, определяющие развитие личности. Ну, бывают, наверное, крайности, вроде врождённого слабоумия или врождённой же повышенной активности мозга на каких-то фронтах, что принято считать гениальностью (скажем, абсолютный музыкальный слух – это, наверное, всё-таки врождённое чувство).

В общих чертах – генетика может влиять, скажем, на темперамент. Но вот к добру ли, к худу ли оборачивается этот уровень темперамента – это уж человек сам определяет. Либо учится его контролировать, включать в нужное время и выключать в ненужное, либо – не учится. Не хочет учиться.

И есть ещё такая фишка, как ожидания, обусловленные врождённой физиологической конституцией. Скажем, в европейской культуре парень с выдающейся квадратной челюстью – ассоциируется с «волей» и «решимостью». Потому что это нордический тип, а северяне волнами нахлёстывали на более южную Европу как завоеватели, суровые и бескомпромиссные.

Соответственно, от парня с таким строением лица – с детства ожидают таких свойств, его пытаются так воспитывать (подсознательно), и он таким становится. Во всяком случае, пытается вести себя «нордически».

А в иранской, скажем, культуре – это нихрена не значит, квадратная челюсть. Это редкость там, которая ни с чем особенным не ассоциируется. С уродством, возможно. И обладатель сего атрибута мужественности – рискует вырасти затюканным лузером. Или, наоборот, всё-таки научится включать резервы сопротивления, и будет гораздо мачистее, чем европейские «соподбородники». Их-то по умолчанию воспринимали (и делали) как волевых ребят – а ему реально пришлось бороться и обретать навыки борьбы.

Самое общее место, конечно, что физически более крупные ребята (в своей популяции) имеют значительную фору для самоутверждения с раннего детства. Но распоряжаются ею совершенно по-разному. Может и лидером стать, может – и обрюзгнуть, заделаться этаким «Пьером Безуховым».

Мелким (опять же, на фоне основной популяции в данной местности) – приходится проявлять больше изобретательности, изворотливости, оттачивать либо хитрость, либо шарм, либо совершенно отчаянное бесстрашие (иногда – и всё вместе).

Ну и вот это реально значимые генетически заданные параметры. Габариты, темперамент, склонность к ожирению или к наращиванию мышечной массы. Но и этими «вводными» - люди могут распоряжаться совершенно по-разному. Человек – это очень сложное существо, поскольку, сука, разумное. Он очень многое может корректировать если не в самом по себе наследуемом фенотипе, то в том, как его использовать.

Вот я много общаюсь с «трудными» тинейджерами, моими невольничками, большинство из которых – очень хреновую, казалось бы, наследственность имеют. Их родители – рвань и пьянь, преимущественно. Во многих поколениях. Генетический мусор? Да нихера подобного!

Стоит дать понять, что ты вовсе не собираешься их «воспитывать», «спасать», «наставлять на путь истинный», а намерен «эксплуатировать», но им тоже чего-то может перепадать от этой эксплуатации, если сподобятся сделать из себя «товар подороже» - и ещё как они устремляются к новым вершинам самообразования (тут мы помогаем), ещё как они готовы постигать новые навыки. С очень большим успехом, с очень большой отдачей.

И тут, блин, вылезают «британские учёные» (вернее, журналисты, как-то интервьюировавшие британских учёных), и изрекают сентенции вроде: «Как показало исследование, трейдеры, имевшие превосходство в безымянном пальце против указательного, зарабатывали в шесть раз больше денег, чем те, которые наоборот».

То есть, подразумевается, что «мачо» зарабатывают больше денег на трейдинге, благодаря своей решительности и бескомпромиссности? Ну, в пиковые моменты – возможно. Сделали удачный ход на нестабильном рынке – срубили много. Потом – точно так же проебали (и даже больше).

Реально же во всех азартных играх (включая биржу) стабильно в плюсе те, кто играет взвешенно и осторожно (если, конечно, не имеет ресурсов, чтобы в принципе переломить тренды на рынке – но такими ресурсами располагают считанные по пальцам игроки, и они могут пролететь, если их игру просекут). Кто умеет вовремя отказываться от необдуманных ходов, кто сдерживает свои эмоциональные порывы.

В общем, дерьма не стоят все эти россказни, как якобы кто-то имеет преимущество благодаря своим антропометрическим, генетически заданным параметрам. Самый достоверный случай: прирождённого здоровяка с меньшей вероятностью будут пиздить в младшей школе, хотя и то не факт. Могут и по-другому подлянки устраивать – всё зависит от гораздо более сложных вещей, нежели соотношение физических параметров. Всё зависит от того, как человек сам будет себя ставить в отношениях с коллективом. И это не просчитывается. Более того, это очень сильно меняется с течением времени.

Ей-богу, в хиромантии больше научности, нежели в этих «пальцовочных» соотношениях. Поскольку линии на ладони – они обусловлены поведением человека, они меняются по мере того, как именно человек сжимает кисть. Это не папиллярные узоры, и не генотип.

Но антропометрические параметры как симптомы характера? Пальцевые соотношения?
Give me a break!

Слава, меж тем, вещает: «А вот в другой статье я вычитал, что если разница между безымянным и указательным пальцем невелика – то это свидетельство решительности и независимости».

«Да конечно, Слав, - говорю. – Это очень редкое явление, когда разница в длинах указательного и безымянного пальцев – ускользающе мала. Всего-то 98 процентов населения Земли. Но – это свидетельство решительности и независимости. Людям приятно это слышать. Примерно та же фигня, как то, что «по стастистике, средний размер полового члена в эрегированном состоянии составляет семнадцать сантиметров».

Забавно на него смотреть в этот момент – у него вот прямо под нёбом жужжит вопрос: «А разве не пятнадцать?»

Продолжаю: «Ну и такая статистика – она даётся для утешения и ободрения. Чтобы тот, у кого двадцать – чувствовал себя «суперменом». Хотя на самом деле, как показывают объективные исследования, половозрелая женщина европеоидного типа, не азиатка, может достичь полноценного оргазма в миссионерской позиции при глубине проникновения не менее 22 сантиметров… Слав, ты нормально себя чувствуешь? Не заболел?»

Он: «Да, не, я просто задумался».

Я: «Ага. Загрузился. Ты подумай просто: при каких обстоятельствах могли бы стать известны подобные пикантные детали? От людей, которые счастливы в своей интимной жизни? А нахрена им участвовать в таких исследованиях? Им и так хорошо, когда член – тридцать сантиметров, как и положено. Что, в твоих глазах подозрение, что я гоню? Ну, существенный прогресс! На самом деле, я просто угораю, как ты ведёшься на хуйню, облекаемую в псевдонаучную форму. И пока будешь вестись – над тобой будут стебаться. Се ля ви».

Уделяю ли я сам внимание соотношению пальцев, когда знакомлюсь с человеком? Я это фиксирую в памяти, как и все детали его наружности, но внимания – не уделяю. Это просто ничто по сравнению с паттернами его поведения, здесь и сейчас. Из каковых паттернов можно, с изрядной погрешностью, проецировать его поведение в будущем, при тех или иных обстоятельствах. Да и то – невозможно просчитать человека от и до, невозможно гарантировать, что он поведёт себя так, а не иначе.

Что можно точно просчитать: если ты говоришь человеку, что он генетически предопределён, и ты знаешь, чего от него ждать, - он постарается сделать тебе сюрприз.
Tags: наука-много-гитик, психика
Subscribe

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment