artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Уроки Арабской Весны

Одна из любимых песенок кремлёвских пропагандистов, из числа тех, что поумнее, следующая: пусть Путин не идеален и совершает ошибки, но если не сплотиться вокруг него, то будет как в Арабскую Весну.

При этому они подразумевают, что вся Арабская Весна – это сплошной треш и угар, когда после падения «не идеальной, но стабильной» власти наступали полный хаос, нищета, и средневековая дикость. В общем, разверзались врата ада.
И, конечно, у этой публики по умолчанию считается, что за всеми этими революциями стояли американцы, которые мутили народ, финансировали оппозицию, чтобы… а не важно, с какой целью было амерам свергать того же Мубарака, который, вообще-то, весьма дружественные имел отношения со Штатами! Вот просто они такие, пиндосы. Чем больше ада – тем им лучше… каким-то образом. Ну а сами по себе, без внешней подначки и подачки, коренные народы, конечно, ни в жисть не догадаются быть недовольными своей «стабильной» властью, нипочём не восстанут против неё по собственной инициативе.

На самом деле, хотя эти антиправительственные выступления 2011 года, совокупно называемые «Арабской Весной», имеет общие черты и связаны между собой (пример заразителен), но в каждом случае события развивались по-разному и с разными последствиями.



Первым был Тунис. Страна довольно светская, с неплохими экономическими показателями, но после 25 лет правления Бена Али (нисколько не тиранического), там наблюдалась некоторая такая затхлость. Все козырные места обсижены правящим кланом, людям со стороны трудно пробиться и самореализоваться, не вступив в этот клан – в общем, «дефицит социальных лифтов». Да и просто люди имеют свойство уставать от одних и тех же морд во власти на протяжении слишком долгого времени, накапливается раздражение, все проблемы начинают ассоциироваться именно с этими персонажами.

Для того и существует в разумных политических системах принцип сменяемости власти, чтобы приход новых лиц «обнулял» это раздражение и внушал народу новые надежды.

Ну а Бен Али, будучи невредным, на самом деле, мужиком – просто засиделся «на троне».
Когда народ возбух (нисколько не от отчаяния, а просто от усталости и скуки, можно сказать) – волнения длились не больше двух недель, жертвы были совершенно незначительные, после чего Бена Али убедили, что ему лучше убраться – он это и сделал.
Пришло новое правительство, более буржуазное, которое пообещало больше свободы, кого-то из прежних элит немножко подвинули, а Тунис в целом как жил раньше – так и продолжил. Никакой катастрофы. И Али жив-здоров в эмиграции.

Вдохновившись этим примером, народ возбух и в Египте, против Хосни Мубарака, который тоже не был тираном или маньяком, но тоже засиделся и надоел.
Там действующая власть решила поупираться подольше, масштаб жертв был выше, протест радикализировался, его основной пробивной силой стали не светски ориентированные египетские буржуа, а Братья Мусульмане, экстремисты.

Мубараку всё равно не удалось усидеть, его арестовали и начали против него уголовное дело, а на выборах победили те самые Братья Мусульмане.
Что, конечно, было тревожно. Но довольно быстро вояки, действуя, в общем-то, в интересах светского развития государства без всяких дурных идейных маний, произвели военный переворот и отстреляли сколько-то сотен этих «носителей духовности».
На самом деле, в одиннадцатом вояки здорово чертыхались от упрямства Мубарака, когда по всем показаниям ему надо было уходить, а он упёрся, и тем самым повис на руках у собственных армии и спецслужб, которые в ином случае могли бы сразу размазать религиозных фанатиков, рвущихся во власть, но им было затруднительно это делать, поддерживая безнадёжный, обречённый режим и лидера, утратившего популярность.

Конечно, Египет понёс экономические потери в связи с этими событиями, прежде всего из-за падения туризма, но сейчас там всё потихоньку налаживается. Когда люди поняли, что уж Шарм-эль-Шейх и Хургаду египетские вояки будут удерживать и обеспечивать там безопасность, даже если в Каире будет восстание зомби и разгул людоедства.

Потом была Ливия. Ну, Кадаффи – это уже случай пожёстче, он реально диктатор и в какой-то мере маньяк, а для Запада – так вообще давний закоренелый враг. Поэтому там конфликт с самого начала не был мирным, и реакция Кадаффи была с самого начала очень жёсткой, и Запад довольно быстро вмешался прямым применением авиации в пользу повстанцев.

Причём, что характерно, инициаторами натовского вмешательства в эту войну были вовсе не американцы, а итальянцы и французы. Им хватило проблем с тунисскими беженцами, чтобы далее годами привечать ещё и ливийских. Амеров же, можно считать, втянули в эту разборку, когда там уже совсем пиздец пошёл, и многие в Конгрессе были крайне недовольны, что Обама вообще позволил себя втянуть (причём, без санкции Конгресса).

Так или иначе, там была бойня, все очень ожесточились, и Кадаффи не изгнали, не предали суду, его просто растерзали. Что, конечно, некрасиво, но вот – уходить надо вовремя.

Естественно, в гражданской войне существенную роль сыграли не только натовские самолёты, но и исламистские террористы. Однако нельзя сказать, что именно они пришли к власти в Ливии. По хорошему счёту, там вообще нет единой государственной власти на данный момент. Она довольно такая «разобранная» оказалась.

В Бенгази – там действительно очень сильны исламистские отморозки, которые даже американское консульство смогли невозбранно разгромить.

В Мисурате – эту публику и на порог не пустили, там сейчас очень такая светская, разумная, почти что либертарианская власть, и мы считаем этот город одним из самых перспективных в мире для инвестиций.

В Триполи – слабое «центральное» правительство, которое мало на что влияет, но хоть наладило охрану нефтепроводов и терминалов.

Ну а в глубине пустыни как жили всякие туареги – так и живут, без значительных изменений менталитета и быта века с… да со времён Массинисы, но теперь – при джипах.

Конечно, гражданская война принесла Ливии убыток и разорение, но вот как посмотришь на Мисурату и другие города, где победили довольно здравые силы – думается, что, возможно, дело стоило того. Дышать стало явно свободнее без этой джамахеристской социалистической демагогии, а радикальный исламизм угнездился далеко не везде, вопреки опасениям. Со временем же, есть надежда, его во всех крупных городах Ливии «под шконку» загонят.

И наконец, Сирия. Страна, где Башар Асад так уцепился за власть, что до сих пор идёт весьма кровопролитная война, в которой всё более заметную роль играют исламистские отморозки. Хотя поначалу в протесте преобладали довольно умеренные люди, которым просто надоела эта несменяемая авторитарная диктатура. Теперь же будущее Сирии выглядит довольно мрачно. Её вполне может сожрать ИГИЛ, если НАТО не раздолбает его в Ираке. И Башар Асад, хотя сохраняет власть три года этой войны, вряд ли имеет шансы заделаться снова уважаемым политиком и мирным лидером процветающей страны, после всего хорошего.

Чему учат эти примеры в чём-то схожих, но всё же различных революций 11-го года в арабских странах?
Пожалуй, главный урок – в том, что в двадцать первом веке довольно плохо кончают ребята, которые на полном серьёзе начинают заявлять (или подразумевать) «Государство – это я» и «Пока я – будет стабильность». Не будет. Рано или поздно взорвётся, с американской помощью, с марсианской – но так или иначе.

С такими замашками – трудно дружить с главной движущей силой социально-экономического развития. С буржуазией. Под которой я подразумеваю не толстосумов, окопавшихся около авторитарного правительства и паразитирующих на своей близости с властью, а самодостаточных людей, уповающих на свои силы и требующих от государства лишь того, чтобы оно не мешало им реализовать свой потенциал.

Впрочем, со временем и паразитарная провластная олигархия начинает соображать, что надо чего-то менять, поскольку у этого парня, диктатора, слишком сносит башню, его не будут терпеть до упора, и громыхнуть может так, что им тоже мало не покажется. Снесут за компанию и в жёсткой форме.

Оптимальный вариант, когда начинаются действительно серьёзные протесты, которые вряд ли утихнут сами собой, – это уход правительства в отставку. Для того, собственно, и существуют публичные политики, чтобы работать «азазелями» и изгоняться в пустыню, когда их деятельность (или бездеятельность) начинает вызывать слишком большие нарекания.

При этом, в разумных политических системах предусмотрены легальные механизмы импичмента, политической партийной конкуренции, поэтому и не доходит до того, чтобы власть сносилась улицей. Когда же таких механизмов нет де факто или даже не юре – доходит.

Но и в этом случае разумно уступчивый диктатор имеет возможность вовремя свалить из страны и доживать свой век на каком-нибудь курорте, пописывая мемуары на тему «Я хотел, как лучше, но меня не поняли». Государственность при этом сохраняется, просто перезагружается, катастрофических разрушений не возникает.

Но чем больше упрямится, отказываясь понимать, что его режим зашёл в тупик – тем больше проливается кровищи, тем большее влияние приобретают примазавшиеся к революции радикал-отморозки, с которыми, пляюсь, вынуждены сотрудничать и здравые оппозиционеры, «только бы свалить этого пидараса, а там разберёмся», тем больший воцаряется хаос, когда режим всё-таки падает.

При этом, самая большая ошибка, которую из века в век допускают диктаторы – это их убеждённость в любви к ним простого народа и в том, что на эту любовь можно полагаться. Нет, нельзя. Народная любовь – штука очень обманчивая и переменчивая. Растрачивается – в считанные недели.

В действительности, любой рейтинг поддержки в 80-90 процентов – это очень тревожным должно быть сигналом для правителя, если он в здравом уме. Поскольку это означает, что либо ему врут придворные прихлебатели, либо его режим околпачил «болото» своей пропагандой, но при этом заведомо не может вызывать симпатии у тех десяти процентов, которые, собственно, по-настоящему определяют экономическую жизнь страны и тенденции политического развития.

При этом надо понимать: десять процентов реально недовольных – это очень много. Когда они становятся активно недовольными. Потому что на поддержку милого дядюшки диктатора могут выходить миллионы с воздушными шариками (особенно, если от этого как-то зависит сохранение их работы и зарплаты) – но они будут сидеть дома, когда выйдут хотя бы десять тысяч активных протестантов с автоматами.

И во многом от диктатора зависит, кто будут эти активные протестанты. То ли вменяемые буржуа, которые не хотят крови, а хотят просто, чтобы он убрался и позволил перезагрузить систему, то ли иррациональные отморозки, которые, напротив, готовы сами пасть в борьбе за какие-то свои «высокодуховные ценности» и побольше народу с собой на тот свет прихватить.

А они – обязательно появляются, когда конфликт становится затяжным, когда диктатор теряет расположение наиболее здравой и деятельной части общества, когда его режим таким образом утрачивает всякие перспективы, но он цепляется за власть из страха или вредности (или даже искренне думая, что спасает страну от бездны хаоса). На самом деле своим упорством – он как раз ввергает нацию в эту бездну. Из которой потом бывает трудно вылезти.

Поэтому, уходить надо вовремя. Не уповая на зашкаливающий рейтинг поддержки после многих лет правления. Это либо туфта, либо аномалия, свидетельство суровой болезни общества и политической системы. Такие рейтинги могут быть «честными», когда только появляется на сцене какой-то харизматический лидер, на которого возлагают большие надежды. Но когда он правит лет десять – истаивают надежды на то, что он устроит всем счастье. В нормальных условиях в нём разочаровываются, в нём начинают видеть причину своих проблем, хотят чего-то новенького просто для разнообразия. Разумному политику – это следует понимать. Что он не Король-Солнце и времена немножко другие.

Tags: политота
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • На смерть Филипа Эдинбургского

    Если жёнушка Гарри жалуется на некоторую «неполиткорректность» со стороны тестя, принца Чарльза — то лишь потому, что мало…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • На смерть Филипа Эдинбургского

    Если жёнушка Гарри жалуется на некоторую «неполиткорректность» со стороны тестя, принца Чарльза — то лишь потому, что мало…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…