artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Случай в АДу - и в защиту российского брехловидения

Нет, я не отрицаю, конечно, что российские официозные (и вообще подкремлёвские) СМИ за последний год скурвились до невообразимых, ранее нигде не виданных масштабов вранья и гнусности, и стряпня их про украинские события – это не пропаганда даже, а сплошной кислотный трип.

Это понимание должно быть общим местом у всякого здравого человека, что эти моральные уроды, российские подкремлёвские журналисты, могут и прямо соврать, и переврать, и устроить постановку вместо реальной съёмки, и вырезать цитату из контекста, а уж к выгодным для себя «свидетельствам очевидцев» – только что медиумов и духов умерших не привлекают (в чём, однако, не уверен).

Но иногда – они всё-таки говорят и показывают правду. Частично. Дозированно. Фрагментированно. В этих случаях уже украинская журналистика (тоже имеющая вполне понятный сильный пропагандистский уклон, по военному-то времени) – рискует попасть впросак, бросаясь опровергать российский сюжет как фейк от начала и до конца.

Последний недавний такой пример – казус с сюжетом Лайфньюз про беседу знаменитого автомойщика под брендом «Моторола» и украинского командира с позывным «Купол» в АДу.



И вот некоторые горячие украинские парни ринулись опровергать, уверяя, что на самом деле офицер с позывным «Купол», из 95-й Житомирской аэромобильной бригады – совсем другой человек. А значит – чистый фейк и постановка.

Но нет. Выяснилось, что это просто другой офицер, из другой бригады, 93-й механизированный, с тем же позывным. Бывает. В иных кругах я, бывало, одновременно знавал до десятка «Крестов» и до пары дюжин «Монахов». Ну а у десантников, в том числе бывших – в ходу может быть «Купол».

Тогда многие украинские «ультрапатриоты» возмутились самим фактом, что офицер ВСУ спокойно беседует с каким-то ростовским гопником, припершимся на украинскую землю ради бабла и дешёвого понта (что, в общем, так и есть), вместо того, чтобы плюнуть ему в морду и гневно прогнать с этой земли. Да и вообще им кажется странной эта история, когда выясняется, что старый терминал АДа контролируется-таки сепаратистами, а в новый, где удерживаются «киборги», завозить смену приходится через позиции Моторолы, договариваясь с ним при помощи ОБСЕ.

На самом деле – ничего странного. Это естественно, когда люди, долгое время постреливавшие друг в друга, стоя лицом к лицу на одном месте – налаживают взаимные контакты. Вне зависимости от того, насколько они лояльны своей стороне.

В Сталинграде бывало, когда один этаж занимали «фрицы», другой «иваны», и по прошествии нескольких дней они начинали, в перерывах между взаимным мочиловом, переправлять друг другу по верёвкам из окон разные полезные вещи. Вниз – шнапс, вверх – сигареты, скажем. Кому чего не хватало. А потом – снова друг друга мочили. Война – занятная штука. Не настолько однозначная, как кажется «диванным комиссарам».

Помню, в довольно неплохом фильме про генерала Горбатова был тоже очень реалистичный эпизод, где русские и немцы, сидя в окопах друг против друга в ста метрах, со временем начали меняться аккордеонами и только что не совместные концерты устраивать.
Начальство узнало об этом, приказало расходовать в день определённое количество патронов. Так они в воздух стали стрелять. И наши, и немцы. Такие случаи реально бывали – я читал материалы Смерша.
А подойдёшь к такому бойцу или командиру, начнёшь проповеди читать, как там в тылу голодные подростки корячатся у станка, чтобы дать тебе патроны, а ты, сука, их в воздух пускаешь, только бы не повредить столь любезным тебе немчикам, после всего-то, что они сотворили на нашей земле – нахер пошлёт. Скажет, что умереть он всегда успеет, и ему уже пофиг, от чего, но какого чёрта он должен сам провоцировать взаимоистребительную бойню здесь и сейчас, когда тишина нарушается лишь звуками гармошки?

Бывали, вероятно, и более феерические случаи сотрудничества. Вспоминается история, отчасти «апокрифическая» (поскольку не имеет веских подтверждений), как генерал Вермахта договорился с партизанами, контролировавшими узкоколейку в его тылу, чтобы по ней произвести эвакуацию отступающих немецких частей. И это не было подкупом, не было шантажом. Просто, долго вместе обитали, уже привыкли договариваться, где партизаны мост рванут, где немцы схрон найдут, и всё – чтобы уберечь своих людей и «цивилитиков» от тотального истребления. Поскольку Гитлер не вечен, Сталин не вечен, и они далеко, а люди – они вот здесь перед тобой, и если ты загубишь их из какого-то маньячества – то апостол Пётр может не понять, нахер ты не воспользовался шансом кого-то спасти. Так многие думали и думают на войне.

И если считать, что украинские эти вояки прогнулись под Моторолу – а сам он, что, не прогнулся под них и ОБСЕ, когда позволил им пройти через его позиции и занять новый терминал? Ведь если имел возможность воспрепятствовать и дожать АД – чего не воспользовался-то?

Да потому, думается, что из этой «Самой Идиотской Войны в Истории» (как я называю драму на Донбассе, безусловно инспирированную, спровоцированную и проспонсированную Кремлём) – есть только два выхода.

Первый – переход ВСУ в наступление и дожатие сепаров, окончательное освобождение тех районов Донецкой и Луганской областей, которые пока остаются «Новороссией». Но в августе Кремль дал понять, что в этом случае готов пустить в ход свою регулярную армию. Что и сделал. С большими потерями обеих сторон, чьи реальные цифры мы узнаем не скоро.

Второй – изобразить видимость, будто бы в этой войне нет проигравших. То есть, найти решение, где бы каждая из сторон могла вещать своей аудитории: мы победили.

Ну вот проба пера – АД, который оказался этаким символическим «стронгпойнтом», где каждая из сторон пытается объявить, что удерживает его.

Дальше, возможно, будут какие-то политические решения по остальной части «Новороссии», хотя правильно пишут умные люди, что сейчас стороны борются не столько за свой контроль над этими территориями (что подразумевает и ответственность за обеспечение жителей), сколько – за то, чтобы уклониться от контроля и ответственности.

Порошенко заинтересован прежде всего в экономической выгоде (поскольку народу в Киеве похер, ан масс, чей флаг над Донбассом, ему важнее, чтобы не за его счёт осуществлялось приручение и восстановление Донбасса). Путин заинтересован в том, чтобы его ещё какое-то время не считали в Москве «ебанувшимся Хуйлом, ответственным за всё ЭТО». В этих политических играх очень сложно вести себя воякам так, чтобы и предписания выполнить, и народу угодить.

В практике той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать, всё проще. Мы ставим перед собой чисто практические задачи, в принципе реализуемые (то есть такие, которые можно оценить однозначно по конечному результату).

Скажем, наши друзья хотят соорудить «недробурильное» производство в некой стране. Экологически безопасное, всё на высоте, и новые рабочие места создаются, и правительство этой страны всеми руками «за» – но оно бессильно против «праведных повстанцев», контролирующих этот регион. А они – кричат на людях: «Не позволим грабить наши недра, не позволим гробить нашу страну», в привате – «Восемьдесят процентов от прибыли – и тогда по рукам».

Ну, по рукам – это по тем чумазым рукам, которые хотят такого процента. Ставится задача «Вразумить предел конформизма: десять процентов, и они выполняют функции охраны дальних подступов к объекту».
Ещё по умолчанию – избегать эксцессов, которые могли бы трактоваться как «геноцид». Это вредно для репутации – да мы и сами не любим лишней крови, тем более, каких-то непричастных людей.

Если мы берёмся за эту задачу – выделяется военная группа, назначается парень, который будет рулить операцией в целом. «Чрезвычайный дипломатический представитель», так скажем. Хотя фэбэсы в своё время окрестили таких спецагентов «назгулами», поскольку долгое время нас было девять в Первом Дивизионе, и мы переняли это обозначение в свой обиход. Находим его довольно забавным.

Стандартных схем работы назгула не существует, ибо – разные ситуации, разные подходы. Иногда – он открыто светится как ключевая фигура, которая всё решает. Иногда – даже командир боевой группы не знает, кто непосредственно курирует операцию. Он, в целом, самостоятельно рулит тактическими вопросами, но стратегические установки может получать от человека, которого считает своим подчинённым или каким-то коммерсом, журналистом, этнографом, «сбоку припёкой». Он может с ним каждый день видеться и не знать, что это назгул. Он знает только канал связи. Заодно – проверяем эффективность контрразведывательной работы в своих частях: сумеют ли выкупить, что один из бойцов вступает в сомнительные контакты с противником или что гражданский «друг» - не тот, за кого себя выдаёт.

Я несколько раз бывал в такой роли. В разных странах (преимущественно – не таких, где кто-то в здравом уме захотел бы родиться, но мы стараемся изменять их к лучшему).

Назгулу, координатору-дипломату выделяется бюджет операции – и полный карт-бланш на его использование. Главное – чтобы был результат. Дополнительные расходы – могут обосновываться и согласовываться, но в любом случае никто не будет висеть у тебя над душой, задавая дурацкие вопросы: «А вот почему ты потратил столько-то денег на «Бентли»? А вот почему у вожачка, с которым ты перетирал, появился свой вертолёт?»

Почему, почему? По кочану! Потому что я так решил! И я отвечаю за свою работу в конечном её однозначном выражении. Что я делаю ради достижения результата – это моё дело. А дураку – полработы не показывают.

Но у нас дураков нет – поэтому никто и не требует показа и объяснений на каждом этапе.

Тем более – не может быть тех, кто бы требовал объяснений по поводу того, что я играю в «обнимашечки» с какими-то отморозками и не сворачиваю им при этом шею. И говорить я им могу всё, что угодно, чтобы прозондировать почву, выведать расклады, втереться в доверие. А шею-то свернуть – всегда успеется.

В частности, был у меня случай в Латинской Америке, когда военная группа сформирована была на основе роты «Альбирео», это одна из наших сибирских бригад, там меня не знали в лицо, и меня внедрили как отделенного командира (в числе прочих переведённых, конечно).

А проблемы нам и «подкрышным» создавали местные партизаны левого толка, борцы за «отобрать и поделить».
Я для начала связался с местной барышней (очень милой, очень темпераментной), а она уже дала им наводку на вербовку меня (потому что в лоб штурмовать нашу базу – у них бы немножко пупок развязался, и они тоже стремились играть ушло, им нужны были свои люди на объекте).

Ну и при встречах с их лидерами - я им чего только не говорил. Что сам себя презираю, когда приходится работать на каких-то капиталистических свиней, за которыми стоят пиндосы (им, кстати, очень понравился этот русский неологизм, поскольку созвучен испанским pendejo-придурок и pinga-МПХ). Что если бы не пиндосы, если бы не капитализм – люди давно бы жили весело и счастливо. Но вот надо кормить семью (фотки на мобиле), а что я умею, кроме как стрелять?

Я таким простоватым довольно парнем был, и они поверили, что я не понимаю по-испански («онли инглиш, ноу ту вери гуд»). Я сообщал им действительно полезную информацию о наших рейдах (но, конечно, так, чтобы никто никого не замочил), для этого требовались личные встречи (для меня было невозможно объяснить по телефону со своим «ноу ту вери гуд инглиш» и таким же «ихним»), и они при мне не стеснялись болтать между собой.

Откуда я узнал, что у их главаря сводный брат сидит в американской тюрьме по наркотическому обвинению (эту информацию упустили те, кто собирал нам досье, поскольку родство нигде официально не зарегистрировано). А они вместе выросли, и братишка главарю дороже, чем родной.

Естественно, мы воспользовались этой информацией. Уже другие люди вышли на этого «герильеро», сказали, что прямо сейчас мы вытащить твоего братика не можем, но можем сделать так, чтобы у него была отдельная камера «санаторного» типа, джакузи, и сеансы связи с тобой по Скайпу хоть каждый день. Это на самом деле решаемый вопрос и в американской системе юстиции. Причём, не деньгами даже решаемый, а тем, что и CIA, благодаря нам, получала мощный козырь против этих партизан, чтобы держать их в рамках приличий.

Хотя они и так, в общем-то, не были на всю голову отмороженными какими-то террористами. Их левацкий флёр – всё больше напускное оказался, а так они коммерческим аспектом крышевания интересовались. Ну и мы с ними прекрасно разрулили тему крышевания нашего объекта, так, что они почти бесплатно стали на нас работать (во всяком случае, за существенно меньшие деньги, чем мы были готовы отстегнуть местным «рывалюцианэрам»).

А пользы от них было много. Они ведь не грубой силой, а своим авторитетом сумели развернуть общественное мнение по поводу нашего предприятия. Если б мы их просто порвали и нагнули (как могли бы) – пользы было бы гораздо меньше. На их место пришли бы ещё какие-нибудь бездомные-безработные юноши с жаждой мести капитализму в горячих сердцах и пустых мозгах, и эта кровавая байда могла бы долго тянуться.

Вообще, это очень интересные игры, контакты с противником, его прощупывание, обработка.

Касательно случая «Новороссии» могу сказать, что её «культовые» фигуры, вроде Моторолы, Мозгового ведут такую обработку очень грубо. Они слишком явно втюхивают украинским воякам ту мысль, что «наш общий враг в Киеве, кусь-кусь его, а мы могли бы быть друзьями». И подобная топорность работы – неудивительна, конечно, для мелкоуголовной психопатической шпаны, которая не смогла стать кем-то в России, а потому и ринулась на Донбасс. Они в принципе слишком «прозрачны» для всякого, кто имел дело с подобного рода публикой. Их главное убожество – в том, что они искренне мнят себя очень хитрожопыми.

Но и Путин – он же не разведчик, на самом-то деле. Кое-какую подготовку по охмурению лохов он проходил, конечно, но если б мог охмурять кого-то, кроме лохов, - не в Дрездене, наверное, служил бы, на такой должности, где только что бейджик на груди не носил «ПГУ КГБ СССР» (а это автоматически закрывало карьерные возможности для какой-то более серьёзной работы, такая засветка).

Со стороны России, следует признать, вообще совершенно бездарно и бессмысленно проводится вся эта «битва за Украину», которой могло бы вовсе не быть, и которая теперь свелась к битве за отказ от содержания четырёх миллионов охмурённых лохов с покоцанной инфраструктурой.

Но вот гляжу на этого украинского офицера, с позывным «Купол», - нет, он для меня не прозрачен. Он, конечно, подыгрывает тому же Мотороле, но я фальши не чувствую в нём. При этом, по-настоящему, он не говорит ничего такого, что бы дискредитировало ВСУ и политическое руководство страны. Он говорит то, что и должен говорить офицер, когда стремится избежать лишних потерь.
Tags: Россия, Украина, война, пропаганда
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments