artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Бедная Лиза или Los Ricos Tambien Lloran

Ироничная штука история, забавная зверушка человек.
Помню, долгое время в российском медийном (а с развитием Интернета - и в сетевом) пространстве наблюдалось буквально засилье таких специфических «социальных публицистов», которых я называл «рыдатели за Отечество».

Не помните таких?
«Ой, ой, ой! Как же тяжко народу-то живётся! Всё прогнило, всё пропало, всё разворовали, ироды окаянные! Ой, бедная-то наша Россиюшка, за что ж тебя так, в нищету полнейшую ввергли, будущего всякого лишили!»

Временами мне это надоедало, и я отвечал: «Да хорош скулить! Вы, что ли, бедствуете, за компом сидючи, буковки в Инете набивая в час досуга? Россия-то нищая? Вы нищеты не видали, нытики! А я видел такие страны, где весьма симпатичные девицы готовы отдаться первому встречном за пачку сигарет. Поэтому, постеснялись бы вы себя позорить и страну. Всё у нас вполне нормально. Есть богатые, есть бедные – но в целом страна поправляется после столь любимого вами советского пиздеца».



Реально, я понимаю, что в девяностые многие люди оказались в затруднительном положении. Да, Павлов, ещё при Союзе, их сбережения заморозил – гиперинфляция (преимущественно – уже после Союза) помножила эти накопления на ноль. Поэтому особенно тяжко пришлось старичкам. Но и то сказать: не много-то и стоили их сбережения в пересчёте на реальный валютный курс даже конца восьмидесятых (поверьте, это не пресловутые «шестьдесят три копейки за доллар»; это вообще, можно сказать, шутка была, официальный курс, чего молодёжь нынешняя наглухо не понимает, думает, что реально можно было пойти в банк и поменять рубли на валюту по этому курсу… ага – и прямиком на Лубянку, за одно только намерение).

Пострадали, конечно, и работяги, особенно в «моногородах», где был один заводик, работающий на оборонку, а тут заказ схлопнулся – и жизнь замерла. Больше – конкретно там работы нет.

Но всё же главной причиной российской бедности были (и остаются) лень, пьянство, патернализм (упование на государство как на всеобщий «собес», как на доброго барина), инертность.

При этом, кто понимал, что «хочешь жить – умей вертеться» - те вертелись и в девяностые, и неплохо поднимались (необязательно воровским путём, хотя от налогов, конечно, старались уйти все). И вместе с собой – поднимали страну, развивали бизнесы, делали что-то реально полезное.

И кто хотел найти работу – находил её. Если понимал, что по умолчанию никто в этом мире ничем ему не обязан, а хочешь с кем-то сотрудничать на выгодных для себя условиях – заинтересуй в себе, докажи, что ты реально полезен. И людей, которые это понимали, было довольно много.

Поэтому ни инфляция начала девяностых, ни дефолт-98 – не больно-то повлияли на готовность этих людей жить и работать в России. Благодаря чему сохранились предпосылки для дальнейшего развития экономики.

При этом, серьёзные аналитики – опасались всё же волны имперско-советского реванша и весьма настороженно относились к фигуре Владимира Владимировича Путина, когда он вышел на сцену.

Ну да, «совок», офицер внешней разведки (при этом на халявной должности) – но казалось, что он не опасен, будучи в целом вменяемым парнем, хоть и с изрядной гнильцой. Пусть там себе символизирует для охлоса тот самый «имперско-советский реванш», пусть тешит умертвий этих, родом из «Холодной войны», пусть речуги толкает, но если не будет трогать экономику – у неё хорошие перспективы. Поскольку за неё в правительстве отвечали умные люди: Греф, Кудрин, Чубайс, при немалом влиянии Гайдара с его институтом.

И реальное развитие экономики – было в России на пике где-то с 99-го по 2003-й. Я не беру статистику по ВВП (это всё от лукавого, любая статистика), я говорю об оптимистичности бизнес-климата, о готовности вкладываться в Россию и развивать тут что-то, себе на прибыль, людям на радость.

Тревожный звоночек был, конечно, дело ЮКОСа, но общее мнение сводилось к тому, что пусть Ходора и Лебедева жалко, но эти ребята сами виноваты, что решили «включить святого» и поставить на транспарентность своей компании вместо того, чтобы продолжать укрывать доходы, подкупать чинушей и наращивать «частные армии».

Тем не менее, экономика российская продолжала расти – хотя, конечно, бизнес-климат изрядно «оболотился». Но люди жили всё богаче – а «рыдатели за Отечество» всё скулили и скулили, как народ якобы доведён до крайней нищеты, и как всё пропало. Они напрочь отказывались замечать, какие машины по улицам раскатывают, какие домины строятся, на какие курорты люди ездят. «Это всё ворьё, это всё ничтожный процент, а простой народ прозябает и голодает!»

На самом деле, конечно, уже к середине нулевых сложилось понимание, что Кремлёвские могут похерить те предпосылки для роста экономики, которые сложились в девяностые. Поскольку они слишком активно стали лезть в экономические вопросы, подгребая ресурсы под свой контроль и ставя экономику в зависимость от своих политических, всё более идеологически обусловленных решений. Причём, идеология просматривалась именно «имперско-советско-мистическая», абсолютно иррациональная, в последние же годы доходящая до мракобесья и воинствующего аморализма.

Ну и понятно, что подобрав под себя экспортные доходы, Кремлёвские получили финансовый рычаг как для ублажения как зависимых от государства слоёв населения (бюджетников, пенсионеров), так и для заказа выгодной для себя пропаганды.

И вот те же люди, «рыдатели за Отечество», которые в девяностые и в начале нулевых скулили, как в России «всё пропало» - теперь на полную громкость «фанфарят» ту идею, что Россия – богата и благополучна, как никогда, всегда была великой, вовеки пребудет, и все утрутся, мы ещё всех разорим, всех к ногтю прижмём, и вообще – «не смешите наши Искандеры».

Я же с марта объясняю, что крымская авантюра Кремлёвских – это пиздец российской экономике (и хорошо, если после такой выходки России вовсе уцелеет как государство). К этому шло давно, как только Путин проявил себя достаточно слабовольным (и слабоумным, чего уж греха теперь таить) правителем, чтобы всерьёз поддаться «неоимперскому» реваншу, но вот после Крыма – пиздец будет полным.

А те же люди, которые в девяностые и в начале нулевых, когда Россия реально была на подъёме, униженно скулили, как у нас всё плохо – теперь норовят похлопать по плечу: «Да ладно! Мы великие – и всегда были! Мы круче всех, в том числе, и финансово!»

«Вы»?!
Неужто забыли, как побирались, как унижались, как за копейку изрыгали пасквили на свою страну, когда востребована была чернуха, притом, что на самом-то деле страна расцветала? А теперь – платит щедрый Кремль за миф о несравненном и незыблемом величии России в веках? Или не платит – а просто самим себя приятно утешать этим?

Да Россия-то останется, думаю. Во всяком случае, я приложу к этому все усилия. Чтобы даже после очевидного безумства Кремля в нынешнем году – она сохранилась. В обновлённом, конечно, виде.

Но что ей предстоит пережить перед обновлением – это не идёт ни в какое сравнение с кризисом начала девяностых (который был, на самом деле, всё же очень мелким дискомфортом, безмерно раздутым).

И знаете, почему?
Вовсе не потому, что падает нефть и падает рубль. В девяностые нефть была гораздо ниже, а рубля вообще как бы не было.
Но тогда – были люди, готовые строить бизнес в России, и пригодные к этому. А сейчас – всё больше и больше их приходят к убеждению, что играть на российском поле – это просто разорительно, да притом и противно, дышать одним воздухом с тупой ватой, с «крымняшками» с этими, и с утратившими всякую вменяемость кремлёвскими пропагандонами.

Они разочаровываются в России как в стране, даже если любили её – и уходят в валюту, и перевозят её за бугор, где в лучшем случае надеются переждать кризис, а в худшем – сделать ручкой навсегда, чтобы больше с мудаками такими вообще не связываться.

Вот это самое страшное для российской экономики и социальной жизни. Что очень многие разумные и деятельные люди, которые имеют опыт налаживания эффективных бизнесов – просто отчаиваются здесь чего-то делать, чего-то добиваться, чего-то поднимать.

Но есть позитивный момент.
Такие ребята, как я, в любом случае не уйдут из России. Мы, имея хороший силовой ресурс, будем продолжать здесь оперировать, дожидаясь неизбежной кончины Кремлёвских (если уж они были такими мудаками, что подписали себе смертный приговор), а когда здесь возникнет истинное обнищание – приберём к рукам потенциально выгодные активы (земельные, прежде всего) практически задаром.
Так что, нет худа без добра.

P-s.: Особенно же умиляет со стороны «рыдателей за Отечество», ныне – фанфаронов российского благополучия, как они наезжают на хохлов.
«Да Украина – нищая страна-побирушка! Только и знаете, что клянчите кредиты у МВФ, у пиндосов всяких! А мы-то не такие, мы-то крутые!»

Чего, забыли, что ли, как в девяностые российское правительство тоже «клянчило» кредиты? Думаете, никогда не вернётся? Правильно думается. Потому что российскому правительству – в обозримом будущем никто не даст никаких льготных кредитов. Бесполезно и клянчить будет.

И на самом-то деле, вот как в девяностые примерно равный уровень жизни был в России и на Украине, - так и сейчас. Я имею в виду, деятельных, самодостаточных людей.

А что Россия больше халявы бюджетникам нараздавала, и пенсионерам, и блядям всяким пропагандирующим, поскольку больше правительство сосредоточило ресурсов в своих руках – так это всё преходяще. Это всё истает, как с белых яблонь дым. Причём, стремительно.

Если уж говорить об общем здоровье экономики – так оно не в том, сколько средств у правительства и как хорошо живут халявщики, а в том, насколько мотивированы люди зарабатывать сами (пусть и в тени), чтобы заведомо быть выше халявщиков, питающихся на подачки с барского правительственного стола.
Tags: Россия, пропаганда, экономика
Subscribe

  • Риторика и этика

    На настоянию тёщи (она у меня знатная оппозиционерка) посмотрел интервью Навального с Дудём. В целом — миленько. Я действительно рад, что с…

  • Как RT садится в лужу с Гугл-переводчиком

    Попался на глаза материал Раши-Тудой про отравление Навального (не спрашивайте, каким образом вышел на него: в Интернете всяко возможно). Смысловую…

  • Проходя эпоху умиротворения

    Вот я — не люблю быть морализатором. Я не считаю себя настолько святым и праведным человеком (мягко говоря), чтобы другим людям, не моим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments