artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Реформы, реформы...

И в России, и на Украине постоянно приходится наблюдать, как тот или иной блогер, или даже профессиональный журналист, или даже бухгалтер, разражается очередным волшебным рецептом спасения экономики, списком неотложных мер, «чтобы всё стало хорошо».

Я это всё читаю – и всякий раз вспоминаются бессмертные слова сержанта Барнса: “You smoke this fucking shit trying to escape from the reality. I don’t need to smoke this shit. I AM Reality!”

И всякий раз хочется спросить: «Чел, ты когда-нибудь чем-нибудь руководил? Тебе когда-нибудь доводилось заставлять людей делать нечто, что им не хочется делать, что создаёт им неудобства? И если приходилось – ты хоть понял, что для этого недостаточно издать приказ и вывесить его на видном месте?»



В действительности, закон – бумажка. И любое постановление правительства – бумажка. Выражение пожелания – не более того. Действовать же оно будет лишь тогда, когда это хоть кому-то выгодно кроме тебя, автора закона. И не следует уповать на органическое законопослушание как объектов регулирования, так и тех, кто должен эту регуляцию воплощать в жизнь. Мой опыт показывает, что и западное законопослушание очень сильно преувеличено в отечественных мифах, а уж на постсоветском пространстве – всем вообще пофиг, чего там понаписано в законах.

Мне часто доводилось слышать, будто бы есть даже и у нас кристально честные госслужащие, которые живут и дышат буквой закона, ни за что не польстятся ни на какие подачки, ни на йоту не отступят от своего служебного долга.

Да по-человечески, может, они и честные. Но готов заключить пари. Дайте мне самого-самого принципиального госслужащего – и через месяц я «растлю» его так, что он будет помогать мне закапывать трупешники в лесу, и при этом считать, что имеет моральный долг передо мной и что занимается хорошим делом, сотрудничая со мной, а на букву закона ему будет плевать так же, как 99% его коррумпированных коллег.

В действительности, конечно, мне не нужно содействие ментов или прокуроров или налоговых инспекторов в захоронении трупешников в лесу. От них обычно только и требуется, чтобы чуть-чуть прикрыли глаза, чуть-чуть слили кое-какую инфу. И разумеется, мало-мальски приличного человека невозможно тупо купить, бросив ему пачку денег и объявив, что он твой «раб». Это просто унизительно для него. Но запросто можно устроить ситуацию, где ты его сильно выручишь, вытащишь из большой беды, рискуя собой, идя даже на преступление – и он будет тебе обязан.

Особенно это актуально, когда касается экономического регулирования, где затрагиваются большие денежные интересы, а большими деньгами – не рулят дураки. У дураков – они надолго не задерживаются. И работают на эти «денежные мешки» - весьма умные и изобретательные люди, которым просто на раз-два вербануть какого-то госслужащего, неожиданно оказавшегося чересчур принципиальным.

Поэтому «битва» чиновного альтруизма против коммерческого жлобства – она обречена. Если у тебя под рукой нет реальных фанатиков-отморозков, вроде революционеров-большевиков, - не задавишь ты частный сектор ни по ресурсам, ни по интеллекту. Не принудишь играть по своим правилам, если ему они не выгодны.

Однако ж главный вопрос, который у меня всегда возникает: «А какого хрена вообще ставить такую цель, задавить стремление бизнеса к прибыли, «вынудить» его служить своим интересам, прогнуть под себя?»

Откуда это неискоренимое «левачество» у практически любого «регулятора-теоретика», изначально воспринимающего себя в роли радетеля о некоем общем благе, а бизнесмена – как «классового врага», мироеда, которого можно «терпеть» лишь покуда он перед тобой расшаркивается и раскланивается с позиции: «Чего угодно для общего блага? Чем я могу послужить нации и конкретно вашему сиятельному державию, искупая вину перед вами за своё богатство?»

Поясню на конкретном примере, чтоб было понятней.
Вот каждый… нет, не второй – абсолютно каждый такой реформатор-теоретик пишет: «Надо принять меры к предотвращению бегства капитала из страны, надо пресечь практику оффшоров, надо поставить эффективные преграды на пути вывода капиталов заграницу, чтобы деньги работали внутри страны на развитие нашей экономики».

И даже если я знаю автора «рецепта» как вполне славного парня, первая реакция бывает всё же эмоциональная:
«А ты не подохерел, пацанчик? Ты сейчас о моих(!) бабках говоришь. Что будто бы я не имею права распоряжаться ими, как пожелаю, и переводить, куда вздумается, что мне препоны в этом чинить нужно? Совсем страх потерял, животное? Ты ко мне домой приди и в лицо это скажи, что запрещаешь мне распоряжаться моим баблом, потому что оно нужно тебе(!), для твоих политических целей. Чтобы на мои бабки, удержанные через налоги и распределяемые тобой от твоего имени, купить симпатии каких-то люмпенов-велфарополучателей, чем взвинтить цены на рынке труда внутри этой страны, тем самым создав дополнительные проблемы и моим производствам, которые остаются здесь, и национальной экономике в целом. Толково придумано! На первый взгляд. А на второй – я тебе лох, что ли, чтобы позволять за мой же счёт гробить мне доходность и паразитировать на мне, надувая щёки с понтом «я тут про общее благо пекусь»? Хочешь инвестиций в национальную экономику – для начала прояви минимальное уважение к праву частной собственности. Дай знать, что не будешь даже помышлять о том, чтобы мешать кому-то распоряжаться ею. Но если начинаешь с такого хамства, как указивки мне, куда вкладываться, а куда нет – то не пошёл бы ты, мягко говоря, нахуй?»

Ну а вторая реакция, более рациональная, будет выражаться в том, что каково бы ни было законодательство, препятствующее экспорту капитала, я начну искать пути его обхода – и найду очень быстро.

Фиктивные контракты на импорт. Подозреваешь, что он фиктивный? А пожалуйста, вот тебе пять тысяч листов контракта со всеми спецификациями, сажай своих гавриков-проверяющих, пусть ищут, в чём подвох. Через неделю, правда, безо всяких взяток выдадут заключение, что всё нормуль.
Ну а когда речь идёт о миллионах фирмочек – просто нереально отследить, где там обоснованные поставки, а где вывод капитала. Ты больше вгрохаешь в деятельность своих «финансовых разведок и контрразведок», чем отдачи получишь. Только дармоедов наплодишь – и всё будет без толку.

Или – заводишь себе за бугром некую «мартышку», заключаешь с ней контракт, срываешь его, влетаешь на неустойку – и по решению арбитража приходится покрывать.
Возникло подозрение о сговоре истца и ответчика? А та же история. Придётся перелопатить тонны документов, чтобы твоё подозрение обрело почву.

Да много есть схем, как завуалировать экспорт капитала, если ты не хочешь вкладываться в этой стране, а хочешь вывести за рубеж.
Многие государства пытались (и пытаются) бороться с экспортом капитала – и всё без толку. Единственное, чего могут добиться – роста доходности мафиозных банков, предоставляющих такие услуги, как вывод капитала.

Ибо если с чем и нужно бороться – так это с тем, чтобы твоя страна в принципе перестала казаться непривлекательной для инвестиций. А для этого нужно очень немногое. Основополагающее уважение к частной собственности, ко всей триаде прав на неё (владение, пользование, распоряжение), гарантия от произвола, гарантия того, что налоги, взимаемые с бизнеса, не будут использоваться для социального популизма, принципиально подрывающего экономику и инвестиционную привлекательность страны. Что у тебя не будет такой херни, когда хрен кто работать хочет, поскольку и пособие по безработице гарантирует безбедную жизнь.

В общем, чтобы стране стать инвестиционно привлекательной, политика должно следовать максиме, сформулированной одним моим другом: «Государство – это механизм защиты налогоплательщиков от народа». А не наоборот, когда государство рассматривается как инструмент «выдавливания сала из буржуев на бутерброд простому народу».

Короче, буржуазия, люди, стремящиеся к независимости и производящие при этом социально востребованные блага, должна рассматриваться как соль земли, как свет в окошке и звезда надежды. Её нужно холить и лелеять, а не пугать тем или иным отжимом собственности в пользу электоральных морлоков.

И если не доказано, что буржуй, капиталист, наживается путём насилия или заведомого мошенничества – защита его собственности, включая свободу распоряжения ею, должна быть главной заботой государства, если оно планирует заинтересовать его в своих услугах, чтобы и дальше иметь возможность кормиться с его руки. Иначе, при всём своём патриотизме, - конечно, он перекинет свои активы в более адекватную юрисдикцию, и никто не сможет этому помешать, как ни тужься. Никогда не удавалось.

Ну или, вот, читаю в тех же спасительных рецептах, что-то вроде: «Надо обеспечить льготное кредитование приоритетных отраслей, вроде хайтека и сельхоза».

Да это здорово, конечно, создать условия для развития хайтека и сельхоза. Но, господа, давайте будем реалистами.
Вот предположим, средневзвешенная ставка по долгосрочным кредитам – 10 процентов годовых (не важно, в какой валюте), а специальная правительственная программа поддержки хайтека и агробизнеса позволяет выдавать государственные (или с госгарантией) кредиты под 5% на эти цели.
Надо объяснять, что вокруг каждого банковского служащего, оформляющего эти кредиты, тут же нарисуются целые рои «очень перспективных» хайтековских или фермерских стартапов?

И надо объяснять, что всё это будет чистейшая фикция? Они просто будут перепродавать свой дешёвый кредит по рыночной цене. Им это выгоднее, чем реально морочиться с производством. А бизнес – всегда идёт за большей выгодой при меньших вложениях, меньших тратах личной энергии. Формально же – не подкопаешься. Они брали деньги под 5%? Они их отдадут, никакого кидалова. Потому что ссудили их под 9. А маржа – им, естественно.

Пробовать уличать в этом, нанять новых инспекторов, которые бы расследовали нецелевое использование средств?

Ну, значит, у инспекторов тоже достаток малешко повысится.
«Невидимая рука рынка» - это такая штука, которая может в считанные недели выправить ситуацию, казавшуюся катастрофической. Как это было в том числе в России после либерализации цен гайдаровским правительством. Это реально чудо было, как пустые прилавки стали наполняться. Понятно, что товары в принципе имелись в стране. Но весь вопрос заключался в том, как бы заинтересовать торговцев гнать их через прилавок, а не через заднюю дверь на чёрный рынок, когда им выгоднее половину сгноить, но сохранить дефицит и ажиотажный спрос. А тут сразу стало выгодно торговать открыто и бороться за рост объёмов продаж, когда правительство сделало смелый по тем временам, но единственно нужный шаг: самоустранилось из вопросов ценообразования.

С другой стороны, эта «невидимая рука» больно бьёт по морде, когда правительство пытается её как-то заломать, подчинить себе. Иногда – с отсрочкой, но тем хлеще бьёт. Ибо бизнес, буржуазия (включая и вменяемых наёмных работников) – будут делать то, что выгодно им. А не то, что выгодно правительству. И в любом случае найдут способы обхода законов, которые их ущемляют, если овчинка стоит выделки.

Это хорошо видно на примере эволюции налогового законодательства в России. Все девяностые существовала прогрессивная шкала (поскольку в Думе заправляли комми, проталкивавшие популистские законы в пользу бедных). Кто платил по повышенной ставке? Да никто, практически. Реально, и минимальную ставку не платили во многих случаях, поскольку целиком уводили зарплаты в тень. И была масса схем, как это делать.

Потом пришёл Путин. Который сам, конечно, в экономике - как та шварцевская принцесса, «Вы так наивны, что можете сказать ужасные вещи». Но экономический блок его правительства составляли умные люди, которые понимают, как устроен рынок. Они пролоббировали плоскую тринадцатипроцентную ставку подоходника – и общая собираемость по нему выросла в четыре раза. Люди стали выходить из «сумрака», работать «в белую», поскольку из-за 30-40 процентов они готовы были морочиться сокрытием доходов, а 13 казалось им приемлемым, чтобы смириться и жить по закону.

Сейчас же на Украине Яценюк проталкивает прогрессивную шкалу. Хотя, вроде, не дурак.
Но он что, серьёзно думает, что на Украине это будет работать так же, как в Швеции? (да и там не больно-то работает, тоже уводят в тень).

Ну да, Яценюк вводит могучее средство контроля. Всеобщая обязанность декларировать доходы, все крупные покупки – по безналу, через карточку, чтобы на виду, и если расходы превысили заявленные доходы – штраф 30 процентов на разницу.

Я это читаю – и сразу прикидываю, как бы организовал сервис по оплате крупных покупок чёрным налом. А тут вариантов – полно. Поскольку же это выгодно людям, поскольку появляется спрос – естественно, появятся посредники, которые за комиссию будут помогать покупать машины-квартиры так, чтобы не светить сделку. Никаких инспекторов не хватит отследить.

И, честно, я в недоумении: нахрена это нужно Яценюку? Отчитаться перед МВФ, мол, мы принимаем меры для наполнения бюджета? Но ясно же, что не будут выполняться эти законы, и реальные поступления от бизнеса сильно просядут. Впрочем, и дефолт государственных финансов – на самом деле не очень сильно влияет на экономику как таковую.

Это самая утешительная новость во все времена. Не важно, хороши законы или плохи, не важно, сколько бабла в казне (чем меньше – тем лучше, поскольку при изобилии у правительств сносит башню), а важно лишь существование реальных возможностей обходить невыгодные для бизнеса законы. Если такие возможности есть – будет жить экономика. А государство хоть по три раза в год может дефолт объявлять и по пять раз менять кабмин.

Помнится, в Италии одно время так и было. Когда приходили одни за другими леваки-популисты, обещая всем «щасте даром», пытались подоить бизнес, обламывались, а он, хоть и выводил капиталы несмотря на все ограничения – всё же существовал и внутри страны. Сотрудничая с более вменяемыми контрагентами, нежели популистское правительство. С мафией. И страна, несмотря на все глупости в госуправлении, тем не менее жила и довольно весело.

Но вот надо ли правительству укреплять мафию, чтобы она выполняла его работу по силовому обеспечению бизнеса, когда само оно хернёй страдает, - это спорный вопрос.
Что бесспорный: мафия всегда укрепляется, когда правительство страдает хернёй.
Tags: экономика
Subscribe

  • Дети и дубьё: о правильной культивации порослей

    Заседали сегодня попечительским советом Кошки, Корпоративной Школы для наших исчадий, обсуждали, в числе прочего, проблему буллинга. То есть, я-то…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments