artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Каратели и ужастики

Практически любая революция как насильственная смена власти сопровождается разгулом бандитизма, мародёрства, высвобождением самых низменных страстей маргиналов и уголовников в угаре вседозволенности.

Практически любая регулярная армия, даже в мирное время и в месте постоянной дислокации, является главным генератором проблем для городской полиции. Трезвые вояки ещё могут помнить о чести мундира – бухие превращаются в разнузданную солдатню. Устраивают дебоши в кабаках и на улицах, пристают к девицам, порою переходя тонкую (в их пьяных глазах) грань между невинным флиртом и групповым изнасилованием.

Надо ли говорить, что в условиях гражданской войны, когда армия, становящаяся «полурегулярной», приходит на территорию, которую считает враждебной, - обычно творится вообще чёрт знает что. Все виды аморалки и бытовухи. Эксцессы в обращении с местными «цивилитиками» - практически неизбежны.



Чем, конечно, всегда пользуется пропаганда другой стороны. И обычно имеет в избытке фактического, подтверждённого материала. Тем более – в наш век всеобщей вооружённости средствами видеофиксации.

Несколько сложнее – с доказыванием либо опровержением не спонтанно-алкогольного характера эксцессов, а целенаправленного террора против мирного населения.
Нет, конечно, немцы были «молодцы», что официально вывешивали приказы о взятии заложников и потом публично их казнили в ответ на «нелояльные» какие-то проявления. Национальный педантизм. Поэтому проблем с доказухой впоследствии не возникло, а опровергнуть обвинения в «неконвенционном» поведении – было невозможно.

В современном мире, помня о судьбе немцев, мало какое военное руководство оставляет против себя столь убедительную доказательную базу. Уличить в поощрении армейского террора – бывает сложно. Но всё же есть хороший критерий, позволяющий в принципе оценить уровень зверства вояк над «цивилитиками».

И это – разумеется, не показания тех или иных заинтересованных свидетелей. Недаром же говорят: врёт, как очевидец. Дело может быть даже не в ангажированности очевидца как таковой, не в отработке им пропагандистского заказа – а в банальном тщеславии, в желании быть в центре внимания, травя какие-то пикантные байки, интересные аудитории, в самовнушении и даже некотором умопомешательстве (что весьма часто случается в условиях того стресса, каким является война для гражданских).

Более-менее оценить достоверность той или иной истории в устах очевидца – можно лишь в формате профессиональной беседы, когда просишь его пересказать в другом порядке, уточняешь детали, ставишь контрольные вопросы. Только тогда – получаешь представление, то ли он брешет от и до, то ли хоть в чём-то говорит правду, которую действительно наблюдал своими глазами (хотя и в этом случае нельзя ручаться, что он правильно осознал то, что увидел).

Но вот что гораздо более универсальный и удобный в применении критерий – так это поведение мирных жителей в непосредственном общении с теми или иными комбатантами.

Если мирные жители норовят поклониться в пояс, «спасибо, братушки, что пришли, что спасли нас, родненькие вы наши» - это ещё ничего не значит. Их могли запрессовать так, что и не такие дифирамбы ещё пропоют. Только бы родич из подвала живым вернулся. И наблюдателям любой «третьей стороны» будут отвечать на манер детишек в концлагере из фильма «Щит и меч»: «Мы живём хорошо, у нас всё есть. Я ещё могу сдавать кровь, не надо меня в крематорий».

Гораздо более показательно, когда мирные жители дерзят «карателям», вступают с ними в острые дискуссии, откровенно выражают несогласие с их пребыванием здесь.

Если цивилитики так делают – это не означает, что они беззаветные герои. Поверьте, к солдатам Вермахта ни один самый храбрый пионер не подходил ни с того ни с сего, чтобы выразить своё недовольство политикой Райха, обсудить личность фюрера и закончить беседу словами: «Гее нах хаус, ду, дойче швайн!»

Какая-нибудь обезумевшая от горя мать, чьего ребёнка убили, – ещё могла броситься на немецких солдат, в приступе отчаяния: «Что ж вы делаете, сволочи?» Ей уже всё равно, ей уже терять нечего, ей уже не хочется жить. Это чисто эмоциональный порыв.

Но в здравом уме и относительно спокойном эмоциональном состоянии – никто бы не стал провоцировать реальных оккупантов-карателей на ровном месте. Это просто глупо. Они шлёпнут – и дальше пойдут, думая про себя: «Вот же странный чудак – ну да спасибо ему, что не стал тратить наше время на выявление своей партизанской сущности, что сам раскрылся».

Но вот если местные, настроенные критически или даже враждебно к «оккупантам-карателям», не считают нужным скрывать своей критичности или враждебности – это означает только одно: на самом деле нихера не видят они в этих вояках «оккупантов-карателей». Не верят, что их могут элементарно шлёпнуть и вывесить тушку посередь деревни в назидание прочим. А видят в этих вояках – людей, которые готовы к дискуссии, не склонны к избыточному насилию, которых можно то ли «усовестить», распропагандировать, то ли просто нахамить им, вполне безнаказанно, изливая то, что на душе накипело.

В этом, я бы сказал, есть некая особая гнусность борзых малокультурных цивилитиков, которые залупаются перед теми, кого считают на самом деле безобидными для себя, чуть ли не за автомат хватают, и орут очень противно, гвалтом, уличая во всех грехах смертных – но стоят на вытяжку перед теми, кого на самом деле имеют основания считать «карателями».

Поэтому у наших штурмовых групп (той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать) – чуть ли не официальный гимн вот эта песенка (но наши поют получше). И при работе на русскоязычных территориях – её при сближении с недоброжелательными гражданскими включают на полную громкость (для иных аудиторий – «Полёт валькирии», ассоциация с классикой жанра).

И командир выходит на связь с кем-то из протестующих (это если не было возможности заслать вперёд распространителей слухов о нашем зверстве), говорит: «Слушай, они у меня все удолбанные. Чисто уголовный сброд. Они вообще не соображают, что делают. Нас, офицеров, едва слушаются. Неуправляемые отморозки. Будет буза – они просто всех положат, деревню сожгут – а наутро даже помнить не будут».

Просочится этот разговор во враждебную пропаганду? А, плевать! Главное – местных с дороги тут же ветром сдувает.

Потом же, после занятия территории, работа с гражданскими идёт таким образом, чтобы они нам сами доказывали: «Да ладно заливать! Вовсе и не такие вы отморозки!»

Я об этих приёмах писал ещё в апреле, в помощь ВСУ (потому что заинтересован был в максимально бескровном разрешении кризиса на Донбассе), но при этом понимал, что у ВСУ (да и у любой вообще регулярной армии) нет такого опыта, как у нас, по части налаживания контакта с бухтящими цивилитиками.

Регуляры – они всегда пытаются «цинично быть хорошими». Мы – «хорошо умеем быть циничными». Сначала нагнать жути – потом дать понять, что это было по приколу и во избежание кровопролития.

«Вы что, пришли нас убивать? - - А зачем ещё-то? Кстати, у тебя отличный череп. Форма красивая. Надбровные дуги – в них есть нечто от барокко. Мозг уже высосали, как погляжу, осталось только шкурку отварить – и пиздатейшая будет пепельница - - Да фсё вы врёти! Вы не можете быть такими! - - Ты сказал!»
Как-то так.

Но, возвращаясь к вопросу восприятия ВСУ и Нацгвардии «оккупированным»(Украиной, как бы дико это ни звучало) населением Донбасса – да вот чем угодно их там считают, только не «карателями от кровавой хунты».

Кремлёвская и «новоросская» пропаганда может на говно исходить, вываливая россказни про «распятых младенцев», «мальчика-маячка», «насилуемых эпилептичек предпенсионного возраста» - но вся эта чушь опровергается не расследованием по каждому случаю (да и чести было бы много).

Элементарно – она опровергается таким, скажем, роликом.
Гражданочка, голос Дебальцева (городок к северо-востоку от Донецка, который с августа удерживается ВСУ в этакой горловине, простреливаемой сепаратистами со всех сторон).
Вы себе можете представить, чтобы году в сорок четвёртом Германия предоставляла эфир недовольным жителям Кёнигсберга, которые бы пеняли Вермахту не то на недостаточную защиту, не то на «вы и есть захватчики»? Вы себе можете представить, чтобы в принципе подобные мысли мог публично высказать житель Кёнигсберга – и чтобы его не обвинили в пособничестве врагу?
Равным образом, невозможно представить, чтобы и в Сталинграде кто-то поднялся на трибуну и заявил: «Красная Армия подвергает опасности наш город и его мирных жителей, нас мучают обстрелами и долбёжками, это уже невозможно терпеть». Ну, он бы куда спустился-то с этой трибуны? В подвал НКГБ или Смерша, естественно.

Это всё тоталитарные режимы?
Но сложно представить, чтобы и британский какой-то активист, в разгар Битвы за Британию, публично возлагал на своё правительство вину за потери от немецких бомбёжек, скулил, как ему от этого плохо, в чём вина Черчилля, - и остался бы на свободе, а не был бы изолирован тем или иным способом.

Или, с того же Дебальцева – такое видео.
Вы себе можете представить, чтобы «мирняк» такие демарши себе позволял против тех, кого на самом деле считает «карателями»? С чьей стороны имеет основания опасаться «карательных» действий?
Вы себе можете представить, чтобы Вермахту (не говоря уж про СС) кто-то в лицо предъявы такие кидал, мол, вы нас не защищаете, вы нас подставили, вообще убирайтесь отсюда? Да реальных-то самоубийц – мало в этом мире.

Таких видосов изрядно в Сети, где и по прошествии месяцев «украинской оккупации» жители Донбасса задираются с армией, с нацгвардией, хамят им, дерзят, отстаивают откровенно сепаратистские свои позиции (халявнические, вернее).

Украинская пропаганда такими видосами брезгует, поскольку они, де, не подтверждают лояльности «дамбассов» Киеву.
Да похер с этим! Те, которые истинно «дамбассы», пролы – они лояльны ништякам, а не идеям. Посулила Россия – они завиляли хвостом перед Россией. Обломила Россия – они сейчас в ступоре. Их лояльность вообще ничего не стоит.

Но что важнее было бы показывать: нихера местные не боятся ВСУ и Нацгвардии как некой карательной машины, нихера не верят в её атроцитность. Говорят – всё, что думают, нисколько не опасаясь, что их за это репрессируют.

Вот это – главный козырь, выбивающий почву у кремлёвской и «новоросской» пропаганды, блеющей про зверства украинских «карателей».

По «фактуре» - они до сих пор не могут состряпать ничего более «страхолюдного», нежели плясок молодёжи с лозунгом «хто не скаче – той москаль!», речёвки «москаляку – на гиляку», бандеровской песенки со словами «москалив на ножи, на ножи» и, вот, вдовесок, школьной благотворительной ярмарки в пользу ВСУ, где фигурируют креативные продукты вроде «Кровь русских младенцев» (компот, естественно).

Я русский, я урождённый питерец, но прожил большую часть жизни в Москве. Мне страшно от этих украинских «экстремистских» речёвок и «перфомансов»? Неа. Я ж не ёбнутый, чтобы бояться речёвок и перфомансов. Я оцениваю действия, а не «перфомансы». По действиям же – нынешний «Правый сектор» представляет собой вполне такую вменяемую и цивилизованную молодёжь, гораздо более цивилизованную и менее оголтелую, чем то, с чем мне доводилось сталкиваться в путешествиях на Запад Украины в начале девяностых.

Да и тогда – не были они страшными, тамошние националисты Иванофранковщины. Сейчас – ещё более окультуренные. Очень светлые, очень разумные ребята. Их реально трудно уличить в какой-то дикости, даже в условиях гражданской войны.

Это ж пиздец, на самом деле, когда противоборствующая пропаганда вынуждена прибегать к подобным «виртуальным демонизаторам» за почти полным отсутствием реальных. Ну и тиражировать байки, конечно.

Ну вот нет на этих «укрокарателей» такого компромата, как высаживание аллеи из виселиц, или зверских каких-то расстрелов цивилитиков, даже сгоряча – поэтому приходится хернёй страдать противостоящей пропаганде, из пальца высасывать сюжеты.

Если честно, я был очень удивлён, что победа Майдана не переросла в криминально-маргинальный беспредел по всей Украине, когда бы «именем революции» вершились всевозможные гопотские действия. Потуги были – но вот как-то они очень мизерные были и очень эффективно погасились усилиями неравнодушных граждан-самооборонцев.

Ещё больше удивлён был – что и со стороны ВСУ-Нацгвардии на самом деле так мало эсцессов против мирного населения, что никакой убедительной легенды про их «системно-карательные зверства» не удаётся состряпать противоборствующей стороне, при всём желании.

Помню, в феврале я сказал, наблюдая Майдан: «Кажется, хохлы повзрослели». Ну, не обижайтесь, ребят, на «хохлов» - но дотоле лично мной все эти потуги на украинскую идентичность воспринимались как смешная компенсация какого-то комплекса неполноценности. И все эти ющенковские заморочки вокруг исторического щёконадувательства, сродни нашему Мединскому…
А Майдан, Революция Достоинства – он реально переломил моё личное восприятие украинцев как прикольных, но всё же «взбалмошных и непутёвых младших братиков». Так наступать против снайперского огня с уверенностью в своей победе – могут только люди, которые имеют будущее. Собственно, поэтому они его и имеют.

Больше всего меня радует в украинцах, что они, несмотря ни на что, умудряются оставаться рациональными, добрыми и шутливыми. Пребывая в выгодном контрасте с «московитскими» маньяками.

Ну да будущее России – «Новгородчина». Не менее здравая, не менее добрая, не менее прикольная, чем Украина.
Мы снова подружимся, как амеры и бриты. Пусть через время - но подружимся. А вся эта херь пропагандистская, очернительская - истает, як роса на солнце.
Tags: Россия, Украина, пропаганда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments