artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Правда о российской оппозиции - и перспективы

Если спросить лояльного Кремлю компатриота, что из себя представляет «либеральная оппозиция», он ответит, что это сборище жалких визгливых лузеров, которые «поураганили в проклятые девяностые», разграбили всю страну, но потом Путин разогнал эту шоблу, и они вынуждены побираться, клянчить подачки у Госдепа, чтобы мутить народ, в тщетной надежде снова прийти к власти.

Как правило, носитель подобных представлений о жизни не видит ровно никакого противоречия между «разграбили всю страну» и «вынуждены побираться». Для него это нормально, верить, что тот же Немцов или Касьянов, в бытность свою вице-премьером и премьером, соответственно, награбили несметные миллиарды – но каким-то образом умудрились обнищать так, что впали в зависимость от жалких миллионов, выделяемых Госдепом на продвижение fucking democracy в России.

Хотя в глубине души он согласен допустить, что не так уж они много награбили – и уже потому лузеры, гы-гы.

Многие же украинцы, при взгляде на российскую «несистемную оппозицию», доходят до того, что это всё сплошь агенты Путина. То ли запуганные им, то ли купленные, в общем, завербованные так или иначе. И они только притворяются, будто борются с ним, а на самом деле – «подмахивают».

Действительность же – ещё печальней.


Нет, разумеется, Немцов, Касьянов, Илларионов – никакие это не агенты Путина. Они его вполне искренне «недолюбливают», мягко говоря, и не больно-то боятся. Всё же, насколько знаю этих людей, бояться чекистских каких-то репрессий (даже если б они были реальны как в 37-м) или даже «кирпича в подворотне» - ниже их достоинства.

Но чего они боятся по-настоящему – так это на самом деле прийти к власти.

Здесь на сцену выступает то, что мы называем «синдром Явлинского». Был (да и есть номинально) такой условно либеральный политик, экономист, который на заре девяностых предлагал программу «500 дней», по переводу советской экономики на рыночные рельсы, местами даже толковую (а местами едва ли реализуемую). Потом ему неоднократно предлагали занять какую-нибудь должность в правительстве. Но он говорил, что готов быть не меньше, чем президентом или премьером, а с министерскими полномочиями за успех не ручается. Предпочитал стоять в сторонке и рассказывать действующей власти, что она делает всё неправильно.

Этакая «позиция принципиальной оппозиции», которая вовсе и не хочет стать действующей властью, на самом-то деле. Думается, если б ему вдруг предложили и премьерский пост – тоже нашёл бы предлог для отказа.
И этим синдромом, в той или иной мере, страдают (или наслаждаются) практически все прозападные российские политики, «либерал-интеллигенты». Может, не сразу его обрели, но постепенно пришли к убеждению, что критиковать власть со стороны – это удобнее, чем брать бразды правления и взваливать на себя ответственность.

Почему так происходит в России? Потому что на самом деле управление такой страной с таким населением – неподъёмное бремя для «либерал-интеллигента» европейского образца.

Я бы сказал, российскому народному сознанию слишком застит глаза миф об исключительном богатстве наших природных ресурсов. Поэтому всегда так популярна идея национализации природной ренты. И любой политик, который примется объяснять, что на самом деле Россия – не Эмираты и не Кувейт, что на самом деле невозможно обеспечить здесь сравнимый уровень жизни только лишь за счёт природной ренты, - он заведомо проиграет тем, кто будет призывать «отобрать и поделить, и кататься, как сыр в масле».

Ну и про значительную часть электората действительно верна мысль, что им приятнее верить в доброго заботливого царя (даже если умом понимают, что нихрена он не добрый и в гробу их всех видал), нежели смириться с идеей, что каждый сам кузнец своего счастья или несчастья. Этим – комфортнее прозябать в нищете, сетуя на то, как зажимают народ злые бояре (или даже злой царь – по-любому Знать, по-любому Власть), нежели, совершая некие трудозатратные телодвижения, выбиваться в люди, иметь неплохой даже уровень достатка – но чувствовать свою «неполноценность» перед таким же «простолюдином», который, проявив бОльшую разворотливость, преуспел больше.

Если про коммерса будет известно, что он ещё «немножко бандит» - российский обыватель мирится с его успехом. «Ну да, я-то ведь не бандит, не душегуб».
Если чинуш преуспел на торговле чиновными своими полномочиями – обыватель тоже мирится с его существованием. «Ну да, хорошо у нас ворам, а я-то честный».

Но если точно будет известно, что вот каким-то чудом в России установился образцовый правопорядок, и всякий богатый человек богат лишь потому, что проявил ум, энергичность, изобретательность и при этом заведомо не нарушал ни закона, ни моральных норм – это будет невыносимо для многих, если не для большинства российских обывателей.

Соответственно, ну какой шанс имеют политики, которые предлагают именно это, образцовый правопорядок, отсутствие коррупции и любого беспредела? Даже если они окажутся у власти – их очень скоро возненавидят. Ведь они отнимут у среднестатистического русского лоха самое ценное для него – оправдание его лоховства действием некой непреодолимой силы, с которой он не может ничего поделать («плетью обуха не перешибёшь»).

Они, российские либералы, в принципе это понимают. Особенно, когда имели опыт общения с народом. Поэтому и не рвутся к реальной власти. Поэтому и Путин их по-настоящему не трогает. И вовсе не потому, что они «его агенты». А потому, что они для него не опасны. Их разоблачения коррупции и неэффективности созданной им системы – для него не более, чем булавочные уколы. Да, все знают, что все воруют – но это всех устраивает.

И можно играть с тем же Навальным в «мы тебя прищучим, мы тебя посадим», но на самом деле всерьёз его не трогают не потому, что он «продался Путину» или даже «изначально проект ФСБ», а потому, что у него, как и у прочих, в реальности нет таких амбиций, как замещение Путина собой. Если вдруг окажется на его месте – просто не будет знать, что делать, когда власть теперь – это он.

У таких ребят, как я, «реальных либералов», - тоже нет амбиций в сфере публичной политики. На самом деле, нам это серпом по нервам, необходимость светиться перед «лохторатом» да ещё и завоёвывать его симпатии. Уверять в том, будто мы намерены кого-то облагодетельствовать (да нужны они сто лет!)

Мы честные ребята, поэтому можем не удержаться и сказать избирателям правду. Типа того, что «вы в говне, потому что вы копрофилы и вам это охуенно нравится».

В своё время я шутил, что стану Президентом РФ в 2012 году – и такой вариант рассматривался с Кремлёвскими, на самом деле, - но реально это для меня самый страшный кошмар был.

Во-первых, я ненавижу деловые костюмы, во-вторых – для меня это примерно как для профессора вуза перейти в учителя школы для умственно отсталых. Вроде, и филантропия – но какой же гимор! Я привык с умными людьми общаться, и по делу, а тут бабушек маразматичных в пупок целовать, кисам гламурным бицепсы показывать, за «степлеры духовные» втирать – и чего там ещё входит-то в содержание публичной российской политики? Гадость какая! Да не только российская, любая публичная политика, в любой стране – это работа на массового идиота. Противно.

Но в двенадцатом-то Вован производил впечатление минимально достаточной здравости, поэтому была надежда, что пронесёт.
Сейчас, когда у него реально колпак отъехал с этим Крымом и всем последующим, когда он реально страну гробит – возможно, снова станет актуальной потребность в том, чтобы мы перехватили рычаги уже в плоском штопоре.

Правда, и мы не станем делать это раньше, чем население прочувствует этот штопор, что он уже ввинчивается им в одно место. Ну, тоже не альтруисты, тоже не дураки, чтобы мы спасли ситуацию, а через пару лет говорилось: «А вот при Путине было так кайфово, так величественно – пошто сменили?» Не, обосраться-то вата должна при Путине, чтобы этот просёр именно с ним и с его политикой ассоциировался, накрепко. Не то выйдет снова как после кризиса Совдепа: «Вот, было так славно, как сейчас помню, Машку из «Б» класса чпокнул, моя первая была, и портвешок всего рупь сорок, - а тут пришёл Горбачёв, вражина, всё похерил, а Ельцин-Гайдар-Чубайс ваще всё добили, сплошное обнищание нам устроили».

Но на самом деле, как раз я-то – имею рецепт того, как сделать малозначимым весь этот скулёж массового электората.
Какие-то немногие люди желают гражданских свобод и права на «стремление к счастью», права на честную предпринимательскую активность?
Какие-то числом поболее люди желают «доброго заботливого барина» и отсутствие ответственности за личную судьбу?
Как это примирить?
Выход есть!
УЛУЧШЕННОЕ СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЁРСТВО.

Да, бизнес должен быть социально ответственным. Богатство должно быть социально ответственным. Но – не себе в убыток.

Поэтому я предложу систему, при которой бы, в случае личного банкротства (по причине ли неудачи в финансовом менеджменте, либо по причине каких-то деликтных действий, повлекших невозможные для виновника исковые требования) всякий имел возможность заручиться «шефской помощью» со стороны более благополучного согражданина, который становится, на конкурсной основе, его Старшим Социальным Партнёром (а бедолага, соответственно, Младшим).
И ССП обеспечивает МСП всем необходимым для жизни (жильё, еда), получая от него трудовую благодарность, в каковых целях сам назначает подопечному фронт работ, избавляя от гнетущей необходимости самостоятельного выбора.
Ну и конечно от гнетущей необходимости электорального выбора – МСП тоже избавляется.

При этом мы воздержимся от прямых аналогий с тёмным прошлым, вроде, там, «крепостное право», «рабство», но всё же будет ощущаться некое такое восстановление «духовных скреп» и погружение в «сакральные истоки» (несколько более значимые для национального менталитета, нежели высосанная из пальца эта Корсунь с дурацким этим Херсонесом).

Так – будет комфортно для всех. МСП получат прекрасную возможность объяснения своей неуспешности («да мы ж люди подневольные, за нас барин думает!»), а прочие граждане, реально желающие быть гражданами, наконец избавятся от уныния, проистекающего из осознания факта, что, как бы ни проголосовали они сами, но это будет аннигилировано голосами идиотов, мечтающих о халяве. Поскольку это перестанет быть фактом, довлеющим над российской политической действительностью.

Ну и вот Немцов, или Касьянов, или Навальный – никогда не предложат ничего подобного. Они, с одной стороны, действительно зависят от благорасположения нынешнего «розоватого» Запада, с другой – боятся толпы, будучи, уж простят они, «интеллигентишками».

А таким ребятам, как я, - плевать на мнение «розоватых» западных политиков и журналистов даже в большей степени, чем Путину. Ибо, в отличие от него, мы знаем, что для них по-настоящему принципиально, а что нет. Нарушение международной безопасности, силовые подвижки границ без сколько-нибудь внятных причин – это для них принципиальный «вызов» и «угроза». А «нарушение прав человека» в чужой стране, восстановление там частного рабовладения – повод лишь для журналистского скулежа, и – зависти многих политиков.

Тем более плевать – на мнение толпы. Особенно – толпы имманентных халявщиков, которые рабами не являются лишь по недоразумению.
Я бы не пошёл, в отличие от идиота Януковича, против людей, которые были на Майдане, которые реально готовы были умереть за свою свободу и достоинство, но у хнычущих халявщиков, шантажирующих своим «пролетарским гневом» - нет ни достоинства, ни яиц. Мы сотни раз имели противостояние с такими и прекрасно знаем, сколько нужно сделать выстрелов им под ноги, чтобы разбежались обратно по стойлам, причитая: «Да вы ироды, вы звери!»

Собственно, вот та лёгкость, с какой даже какие-то казачки разгоняют на захваченном им Донбассе обманутых ими, а теперь возбухающих от бескормицы местных пролов – свидетельствует, насколько это в принципе легко. Но мы-то не лампасники пропойные ряженые – мы немножко посурьёзнее ребята. И у нас по всему глобусу, включая Россию, наработаны методы эффективного, но практически бескровного купирования «грозного пролетарского гнева».

Для начала – мы просто не пытаемся даже делать вид, будто хотим завоевать их симпатии. «Мы не ваши друзья, и не пытаемся быть. Мы бандиты. Мы наёмники. Мы под наркотой. Мы очень любим убивать людей, упиваясь своей безнаказанностью». А потом – «некоторое преувеличение» становится очевидным, и симпатии завоёвываются сами собой. У того, у кого надо, по крайней мере.

А либерал-интеллигенты наши – они реально боятся толпы, поэтому и не имеют шансов в России. Но что смешно – и Путин боится её. Он же косит только под крутого – а на самом деле ему реально прикольнее амфоры добывать да стерхами рулить, нежели жёсткие решения принимать.

И под «жёсткими решениями» я не подразумеваю какие-то массовые смертоубийства или затейливые казни. Да это-то я и сам не люблю. Но приходится признать очевидное: для значительной части местного населения процесс формирования чувства гражданской ответственности ещё не состоялся. Они очень инфантильны, они очень патерналистичны. И воспитание гражданской ответственности – по-любому будет жёстким (гораздо более жёстким, чем в девяностые, когда с первого раза не поняли). Но чтоб им было легче, чтоб совсем уж с голоду не загнулись – через спасительное Улучшенное Социальное Партнёрство.

Вообще же, я не являюсь «русоцентристом», поэтому поглядываю и на европейские дела. Ну и глядя на многих современных европейцев с их социалистической розоватостью – не покидает мысль, что им тоже не помешало бы пройти оздоравливающие процедуры Улучшенного Социального Партнёрства, что у них тоже поспешили крепостное право отменить, что они не успели толком заценить достоинства личной свободы и личной ответственности. Не говоря уж про Фергюссон :-)
Tags: Россия, грядущее, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments