artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Будущее оружия

Легенда гласит, что однажды Джорджу Лукасу высказали замечание технического свойства. Мол, красочные взрывы звездолётов, как в его фильмах, на самом деле в космосе невозможны, потому что там нет кислорода и, значит, нечему гореть.
На что он ответил: «В моих фильмах – будут гореть».

Подозреваю, что некий подобный разговор действительно мог состояться с неким технически грамотным зрителем, но потом его переврали журналисты в меру собственного понимания физики.


Для того, чтобы корабли красиво взрывались, при попадании какого-нибудь там мегабластерного луча, кислорода вовсе не нужно. Достаточно просто образования высокой температуры – и визуальные эффекты гарантированы. Ведь светят же звёзды как-то в отсутствие кислорода? Ещё и протуберанцы выбрасывают. И понятно, что процессы, происходящие внутри звёзд, ничего общего не имеют с горением как с интенсивным химическим окислением. Точно так же и говнолёты космические, и метеориты будут очень пышно взрываться, исторгая плазменные облака и сверкающие искры, если жахнуть по ним чем-то горяченьким.

Но вот что действительно маловероятно в космосе – так это чтобы на соседнем корабле слышали грохот(!) взрыва. Тупо – не по чему распространяться звуку. Наверное, именно это и предъявляли Лукасу. На что он резонно ответил, что это его фильмы, и как ему (и зрителю) нравится – так и будет.

То же самое можно сказать и про специфику действия лазерного оружия в «Звёздных войнах». Один истребитель виснет на хвосте у другого, пуляет в него лазерными лучами («пим-пим-пим»), а тот маневрирует, вертится, уклоняется от этих догоняющих его световых чёрточек.

Да, понятно, что кино должно быть зрелищным – но, поверьте, в реале так не будет. Лазер – это свет (только «спрессованный», можно сказать). Соответственно, на дистанциях в километр, сто километров, тысячу километров – он будет поражать цель мгновенно. Гораздо быстрее, чем способен ухватить человеческий глаз и мозг. И только чтобы преодолеть тридцать тысяч километров – ему понадобится некое «ощутимое» время, одна десятая секунды.

Но подлость в том, что и на такой (вообще на любой) дистанции – ты не можешь увидеть, как в тебя выстрелили из лазера, отследить, как к тебе приближается луч, и предпринять манёвр уклонения. Ты его увидишь – когда он к тебе уже прилетел. Потому что это свет.

Соответственно, лазерная перестрелка на малых дистанциях (меньше диаметра Земного шара, так скажем) будет проходить по очень простой схеме: кто первый обнаружил противника, навёлся и выстрелил – тот и поразил. Уклониться – никакой возможности. Ну, конечно, будет там борьба между огневой мощью и защитной, броня, экраны, все дела.

А вот на дальних дистанциях, где время прохождения лазерного луча до цели уже не является пренебрежимо малым – там будет ещё интереснее.

Как это происходит сейчас в случае со снарядами, которые летят какое-то ощутимое время до цели? Ты её засекаешь, видишь, где она находится в данный момент, и если она движется – прикидываешь, где она будет находиться, когда до неё долетит снаряд.

Однако же пикантность космического боя на таких дистанциях, где бы имело значение время достижения лазерным лучом цели – она в том, что, видя объект, ты на самом деле не знаешь, где он сейчас. Если ты стреляешь где-то с трёхсот тысяч километров – ты знаешь, где он находился секунду назад. Именно это – ты и видишь. Соответственно, весь твой огонь будет не просто «заградительным», но и весьма «умозрительным». Занятие, думаю, будет довольно шизофреничное, просчитывать, где может находиться цель в момент встречи с лучом, когда ты не знаешь даже, где она была на самом деле в момент выстрела этим лучом.

Поэтому я, честно говоря, сомневаюсь, что в космических войнах рулить будут громоздкие, массивные крейсера и линкоры. Да, на них можно поставить много брони, экранов – но всё равно преимущество будет за сравнительно легкими корабликами, способными быстро маневрировать по непредсказуемой траектории (естественно, её задавать будет компьютерный рандомизатор, поскольку это за пределами человеческой моторики, такая быстрая смена курса).

В чём я точно не сомневаюсь – так это в том, что едва появится эффективное лазерное (или ещё какое-то электромагнитное) оружие – все ракеты можно будет отправлять на свалку.

Это меня всегда умиляло и в «футуристических» фильмах, и в игрушках. «Можно поставить десять лазеров, или пять ракет с ядерной начинкой». Какие, нахер, ракеты? Они – движутся со скоростью света? Нет? Это значит, что их можно увидеть раньше, чем они подлетят. И – сбить лазером, который движется как раз со скоростью света. Соответственно, они абсолютно бесполезны.

Как, впрочем, и «пушки Гаусса», которые разгоняют снаряд до пусть высокой, но явно не световой скорости, и прочий «каменный век». Соревнование лазера с ними – это даже не соревнование лука с аркебузой, которое ещё давало шансы луку в течение какого-то времени. В конце концов, из аркебузы проблематично сбить стрелу – а для лазера такой проблемы не будет.

Вообще, это очень перспективная, конечно, тема, лазерное оружие. Чьё главное преимущество – именно в предельно возможной скорости «доставки поражающего фактора». Такой, что не видится никакого шанса отреагировать на пуск (поскольку о нём ты узнаешь, собственно, в момент доставки, и никак не раньше).

Но пока что лазеры в военном деле не получили распространения как оружие. Целеуказание – да. Дальномеры – да. Но вот именно как поражающий луч – пока нет. Хотя приближается к этому. Вот есть у амеров довольно интересный проект «Зевс». Мобильная лазерная установка на базе «Хамви», имеющая достаточную мощность, чтобы метров со ста подрывать или разрезать лазером мины и неразорвавшиея снаряды. Он уже использовался на практике – и не без успеха. Это эффективнее робота с водяной пушкой. Но на боевое средство – «Зевс», конечно, не тянет.

Здесь главная проблема в том, что пока не удалось обеспечить высвобождение в очень кратком, мгновенном квантовом импульсе действительно значительной энергии, которая бы, столкнувшись с вещественным объектом, превращала в плазму и пар то вещество, так, чтобы это сопоставимо было с поражением взрывчаткой в БЧ ракеты или снаряда.

Пока что лазерный луч как поражающий фактор подобен… не знаю: снаряду из поролона. И запустить проблематично, и об воздух тормозится, и сам по себе слишком лёгкий, чтобы причинить серьёзные повреждения. Так и лазерный луч сейчас настолько слаб, что для него ощутимы потери при прохождении через газообразную среду (и чем она плотнее – тем более он рассеивается и просто «выгорает», грея воздух). Но если это будет энергия не в десять джоулей, а в десять миллионов, сконцентрированная в очень кратком импульсе – этому лучу пофиг будут потери «об воздух».

Работы, конечно, ведутся. Вполне возможен прорыв с резким наращиванием возможностей высвобождения такой энергии в кратком импульсе.

Тут ведь как? Вот некоторые скептики уверяют, что прогресс прекратился где-то в шестидесятые годы прошлого века. В подтверждение чего приводят отсутствие развития сверхзвуковых лайнеров типа «Конкорд» и «Ту-144».

Но это смешно, ей-богу. Да, концепция сверхзвукового лайнера – провалилась. Оказалась невостребованной. For now. Но это произошло элементарно потому, что состоятельные парни ценят в авиаперелётах не столько быстроту, сколько комфорт. Поэтому летают бизнес-джетами, а не рейсовыми.

Вот мне предложи сейчас пользоваться «Конкордом» вместо моего «Гольфа», поскольку время полёта будет вдвое меньше – я откажусь, естественно. Да мне плевать, сколько оно летит по времени (десять часов или пять – это не «влияет»). В отличие от некоторых, я и поспать могу в полёте. Или по клавишам постучать, по скайпу пообщаться.

Мне, скорее, важно, чтобы там не было посторонних, носки их нюхать, и чтобы никакая падла не мешала мне курить. Поэтому, собственно, милостиво согласившись принять назначение на начальственную должность – я поставил обязательное условие, чтобы мне предоставили пусть не очень скоростной, но персональный джет. А «Конкорд» с его сверхзвуком – мне нахер не нужен, если это будет общаговая лоховозка :-)

Ну а людям, которые привыкли считать деньги на перелёт – тоже нафиг не нужно летать вдвое быстрее «Конкордом», когда заплатить придётся впятеро больше, чем за «Джамбо».
Поэтому просто убыточный этот проект оказался, с рейсовыми сверхзвуковыми лайнерами. Амбициозный – но убыточный, коммерчески бесперспективный. Жрут дохера, обслуживания очень дорогого требуют – а целевой аудитории фактически не имеют.

И естественно, никакой это не показатель «торможения прогресса», отказ от сверхзвуковых пассажирских лайнеров или от «Лунной Программы». Да понтанулись – и хорош. Это не востребовано просто было.

А вот что показатель… Частенько вспоминается, как читал в девяностые у Гаррисона (писано в шестидесятые) про некий суперкомпьютер далёкого будущего, две тыщи триста лохматого года, который мог хранить – барабанная дробь! - до миллиона байтов информации.

И тогда, в девяностые, подумал: «Да, усраться, как круто! Целый мег! У меня оперативка, правда, шестьдесят четыре мега на двух тоненьких платках, а винт – тысяча двести мегабайт. Двадцать третий век, говоришь? Хех!»

Ну а сейчас на тоненькой карточке размером с ноготь мизинца, формата Micro-SD, хранится… примерно так тридцать две тысячи тех «мегакомпьютеров» в радужных мечтаниях Гаррисона. И вставляется эта карточка в персональное устройство связи ценою в «пять рублей ведро», которое, по совместительству, является компьютером, многократно превосходящим все вычислительные мощности планеты на шестидесятые годы.

Так же, наверное, и Гаррисону было забавно в его шестидесятые читать Уэллса, «Когда проснётся спящий». Где феерическое было достижение цивилизации будущего – возможность «онлайн-трансляции» выступления лидера человечества, только без звука, и без цвета, и даже не изображение как таковое – вот некий «театр теней», передаваемый по сверхпрогрессивным световодным туннелям. То есть, он там, этот лидер человечества, представал в виде того, чем детишек забавляют (или пугают), изображая кистью и пальцами фигуры на стене под лучом фонарика.

Но Гаррисон-то знал, что телевидение немножко бОльшие возможности имеет. А вот что дальнейшее развитие электроники так пойдёт – в самых смелых мечтах не видел.

На самом деле, с восьмидесятых и по сей день - состоялась феерическая революция в хранении, передаче и обработке данных. Такая, что никто заподозрить изначально не мог подобный рост параметров в тысячи, в миллионы раз. И это не прорыв, это «фазовый переход», такой же, как изобретение письменности или печати. Возможно, более радикальный даже, поскольку скорость обмена информации и её доступность даже более существенно возросли, благодаря этому рывку в IT-технологиях. А радикальное увеличение скорости обмена информацией – это всегда предпосылка для прорывов во всех других областях. Это – база.

Почему она свершилась, эта информационная революция? Потому, что была востребована. Потому, что инновации себя окупали. Хотя сейчас, возможно, и происходит некоторое торможение в развитии информационных технологий. Почему? А потому что – «куда больше»?

Вот в девяностые-нулевые я комп каждый год менял (и каждые три месяца апгрейдил в частностях), потому что очень быстро возрастали требования приложений (игрушек, конечно, если называть вещи своими именами :-) ). А сейчас у меня основная домашняя машина пятилетней давности, ноуты – трёхлетней, и этого хватает. Новейшие – не сильно превосходят в производительности, замена не стоит мороки с переустановкой софта.

То есть, некоторое замедление развития вычислительных мощностей и хранилищ информации – имеет место. Производители железа и рады бы, наверное, стимулировать покупку новых гигабайт и гигагерц, – но всё упирается в вопрос «Нахера?»

Вот когда возникнет какое-нибудь галографическое истинно трёхмерное видео – возможно, для его обсчёта и хранения потребуется новый стремительный рост производительности компов и вместимости носителей информации. А пока – такая потребность не очень остра.

Но это не значит, что прогресс затормозился в целом. Разумеется, будут прорывы в других областях. Один из самых ожидаемых и реально востребованных – в энергетике. В методах производства, хранения и высвобождения энергии.

Кое-какие успехи имеются и сейчас. В действительности за последние лет двадцать удельная ёмкость аккумуляторов возросла довольно существенно, в разы. Но этого всё равно недостаточно, есть объективный запрос на гораздо большее повышение ёмкости. Этим много кто занимается, а значит, рано или поздно случится качественный скачок (ну вот уже и в этом году в Стэнфорде разработали довольно интересную технологию защиты литиевого анода углеродным нанослоем, что может дать прирост ёмкости в три-четыре раза, и это только начало).

С радикальным же ростом ёмкости и «управляемости» аккумулятора, с появлением возможностей его быстрой зарядки и разрядки, - уже не такой фантастикой представляется портативное лазерное оружие (что до стационарного – работы ведутся давно).

А когда что-то изобретено и оказалось пригодно к массовому производству – оно будет массово производиться и будет поступать на рынок. И окажется в руках у тех, кто в этом заинтересован.

Поэтому занятно прикинуть, как изменится мир, если появятся действительно боевые лазеры, способные выдавать мгновенный энергетический импульс, сравнимый с парой-тройкой кило тротила.

Что, наверное, сразу отправится в утиль – так это боевые самолёты, обнаруживаемые радаром. Сейчас они могут уповать на противоракетный маневр, на тепловые ловушки – с лазером это работать не будет. На таких дистанциях – он поражает мгновенно. Как и электромагнитный сигнал радара, можно считать, возвращается мгновенно. То есть, при некоторой несложной автоматизации комплекса – луч будет направляться строго по цели, она не успеет сместиться.

Такова же, тем более, участь штурмовых летательных аппаратов, входящих в визуальный контакт с наземным противником. Вертолёты, штурмовики. До появления каких-то революционных сверхмощных двигателей – они не смогут нести такую броню, чтобы тягаться с наземными лазерными зенитками, поражающими воздушную цель практически гарантированно, нанося при этом урон, сопоставимый с БЧ ракеты. Да и как ни бронируй – они окажутся в уязвимом положении, станут очень дорогим, но малоэффективным оружием.

У кого несколько больше шансов остаться в строю – так это у летательных аппаратов с пониженной радарной заметностью. Вероятно, американцы так вкладывались в свою технологию «Стелс» именно потому, что уже с семидесятых вполне реально учитывалась возможность появления боевых лазеров. От которых не спасёт ни скорость, ни маневренность самолёта, а шанс может дать только его «скрытность».

Что ж, некоторые успехи в этом направлении достигнуты, но, как оказалось, и «невидимки» светятся на радарах дециметровых и метровых диапазонов. Не говоря уж про визуальное обнаружение. А ведь с развитием IT-технологий и связи – мало-мальски серьёзному «субъекту» не составляет труда наклепать стаи беспилотников, которые бы засекали вражеский самолёт оптическими средствами, имели бы программу, позволяющую отличить его от птиц или облаков, и наводили на него лазеры с земли.

Вероятно, именно осознание этой перспективы побудило тех же американцев в целом свернуть свои программы усовершенствования пилотируемых стелс-аппаратов и приоритетным направлением сделать разработку беспилотников самых разных сортов.

В дальнейшем, надо полагать, по мере развития ёмкости аккумуляторов, самым модным трендом станет миниатюризация этих аппаратов и маскировка их под естественную фауну (что до морской – это уже делается некоторыми).

Действительно, что проще: взломать укрепрайон, прикрытый лазерами, бросая на него сотни артиллерийских стволов, долбя ракетами с земли и с воздуха (притом, что ракеты и снаряды будут тупо сбиваться лазерами в автоматическом режиме, как и обнаружимые летательные аппараты) – или подослать в штаб маленькую механическую птичку, которая плюнет в самого главного стратега ядом или долбанёт электричеством?

Думается, не только в военном деле, но и во многих других областях искусство «ассасинства» выйдет на качественно новый уровень. Сейчас главным препятствием в этом деле является то, что «доставщиком смерти» выступает человек. Киллер. И если он достаточно квалифицирован, чтобы в принципе подобраться к особо охраняемому лицу – обычно он ещё и ценит собственную жизнь.

А вот птичка-невеличка, когда механическая – инстинкта самосохранения не имеет. И стоить будет совсем недорого. И как ты ни траться на охрану – она найдёт путь до «клиента». Не первая – так третье, десятая, сотая.

Вероятно, одно лишь это обстоятельство может стать залогом того, что в будущем и не найдётся желающих устраивать орбитальные разборки с армадами космических крейсеров. Поскольку в этом случае ты гарантированно вызываешь у многих людей желание подослать к тебе птичку, в перспективе – стрекозку, мушку. И они это сделают, обладая сопоставимыми ресурсами.

Возможно, вообще очень сильно изменится структура того, что мы привыкли воспринимать как «государственность», то есть, система власти одних людей над другими. Уж точно – она будет дрейфовать куда подальше от концентрации в одних руках полномочий на использование силовых решений. Поскольку узурпация власти будет равнозначна заявке на эвтаназию. Наилучшими же гарантиями выживания – станут, с одной стороны, распределённость в принятии силовых решений, с другой – репутация доброжелательного и договороспособного субъекта.

Значит ли это, что вовсе не будет войн? Ну, отморозки-то будут появляться с некоторой регулярностью по-любому – вот только ещё более призрачными станут их шансы на успех в противостоянии с цивилизованными людьми, которые реально и разрабатывают всякие технологические новинки.

А может статься, человечество всё же устроит и Звёздные Войны в каноническом виде, с армадами крейсеров и линкоров, но как спортивное и культурно-зрелищное мероприятие, в нелетальном варианте.
Думаю, генералам и политикам удастся убедить налогоплательщиков, что звёздные флоты всё равно нужны, для защиты от нападения «чужих», а в ожидании его – команды «звездоболистов» будут бодаться между собой в учебно-тренировочном режиме. Пока не придёт понимание, что цивилизации, реально способные прилететь сюда из глубин космоса – настолько вооружены энергетически, что у них в принципе не может быть никакого интереса в покорении какой-то отдельно взятой зачуханной планетки на отшибе галактики.
Что делать военным тогда – станет самым главным вызовом Цивилизации.

Tags: грядущее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments