artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

О русских в Пост-Союзе

Как-то в конце девяностых мне понадобилось скататься по делам в Латвию. Надо было пробить одних типов, которые проявили интерес к закупкам оружия. Себя позиционировали как «цивилизованные правые», а мы таким помогаем не только из коммерческих, но и из политических соображений. Хорошо, конечно, когда в конституции закреплены естественные права и свободы –но ещё лучше, когда есть автоматы и пулемёты у людей, готовых эти права защищать. Однако в каждом случае мы стараемся убедиться, что это не бандосы-беспредельщики, не отмороженные какие-нибудь нацики, не религиозные маньяки.
В той местности у нас своей агентуры не было, вот меня и отрядили наладить контакт, заценить, кто такие, чем дышат.

До этого я слышал от многих людей, что из всех прибалтов латыши особенно повёрнуты на почве русофобии. И крайне недоброжелательны к нашему брату. Да и с детства я помнил, из поездок туда с родителями, кое-какие случаи, скажем, когда продавщица делала вид, будто не понимает по-русски. Или старички какие-то называли «оккупантами». А это был ещё глубокий «Совок», воспоминания детства. И я ждал самого худшего обострения этой неприязни в «пост-Союзе». Был готов к «провокациям».



Городок был приморский, соответственно, меня подбросили катером (не столько конспирация – просто быстрее; ну и на таможне светиться тоже у нас не модно по-любому). И вот я захожу в местный ресторанчик с оперативной миссией выпить кофе (сонный был). Народу почти никого. Тётенька лет пятидесяти за стойкой, девица лет двадцати на «вертушке» у стойки. Тётенька – божий одуванчик, девица – этакая «белая бестия». Грациозная, хищная… лакомая, как мороженое с ледяными иглами внутри, очаровашка во всю силу нордической стервозности. Сразу видно – «нацистка».

Подхожу, обращаюсь к тётеньке: «Лабдена! Sorry, I don’t speak Latvian, save “labdena”, but…”
Тётенька улыбается очень приветливо, но видно, что нихрена не понимает. Девица – курит More.
Делаю новую попытку наладить коммуникацию:
“Mais, peut-etre, vous parlez Francais?”
Не, не парляет. Хмурится озадаченно. Изрекает: «Инглиш… нот вери гуд».

Улыбаюсь в ответ, тычу пальцем себе в грудь: «Русский… немного».
Тётенька сияет, как новенький лат: «Русский – конечно. Говорите».
«Чашечку кофе, пожалуйста».

Получив кофе со стопочкой бальзама, сажусь за столик. Вскоре – ко мне подсаживается эта девица: «Не помешаю?»
«Нисколко!»
Усмехается:
«Да брось! Ты же русский, не так ли?»
Говорит чисто, с очень лёгким акцентом.
Тоже усмехаюсь:
«А ты, наверное, контрразведчица?»
Качает головой:
«Сначала подумала – амер. Но французский – это слишком. «П-перебор». Так зачем этот спектакль? Почему сразу не по-русски? Боишься, что у нас так не любят ваших?»
Пожимаю плечами:
«Боюсь задеть чувства. Я подумал, что, может, кому-то будет не очень приятно, если я сразу заговорю по-русски. Есть же, за что не любить».
«Ты ещё скажи, что испытываешь вину!»
«За кого? За Сталина? Я – не он. Я никогда вам ничего плохого не делал. И не хочу делать. Но я понимаю, что сама по себе русская речь может ассоциироваться с… неприятными моментами. Поэтому – сначала хотел убедиться, что это окей, если я по-русски буду говорить. Ну, минимальная деликатность, как бы».

И вот эта «белая бестия», эта саркастичная стерва - она серьёзно расчувствовалась. Мы очень душевно потрепались, пока она ждала подругу, коротая время со мной, а потом и с подругой душевно потрепались, сходили втроём на пляж, проснулись поутру втроём на одном матрасе в домике на взморье, где был нехилый сабантуй, и я помню не всё, но те воспоминания, какие остались – весьма приятные. За что можно ценить нордических барышень – они незамутнённые, без комплексов, когда расположишь их к себе, когда докажешь, что не враг им.

Главное – я ненавязчиво пробил через эту тусовку, что думают о наших потенциальных контрагентах (а городок небольшой, все друг друга знают). Да, подтвердилось, что это вменяемые и ответственные ребята, которым оружие нужно для тренировок и «на всякий случай», поэтому через пару дней к берегу подошла яхта, и отгрузили им три сотни калашей, пять сотен короткостволов, с патронами. И подружились, что важнее. Вот так легко наладили контакт.

И при этом – я много общался с русскими, живущими и в Прибалтике, и на Украине (включая Крым), которые жалуются на трудности налаживания контакта с местными.

Я мог бы сказать:
«Извините, ребят, я этого немножко не понимаю. Почему я, «варяг», нихера не знающий о местных нравах и традициях, налаживаю контакт с аборигенами на раз-два. И почему вы, прожившие не одно десятилетие бок о бок с этими людьми, не можете с ними подружиться».

На самом деле – понимаю.
Нет, есть, конечно, здравые русские ребята, которые прекрасным образом подружились с местными, и интегрировались, до такой степени, что мэр Риги сейчас, по-моему, русский.

Но встречается и такое мнение:
«Да какого хера я буду прогибаться под эту «чухну» (или «хохлов»)? Я ведь представитель великой культуры, великой империи среди этих пигмеев!»

На что приходится ответить:
«Мудак ты конченый и говно в проруби, а никакой не представитель великой империи и хоть какой-то культуры! До такой степени конченый, что, если не считать сбрендившего Вову Путина за «империю», то нахер ты не нужен в первую очередь ей. Только под ногами путаешься, мешая выстраивать выгодные для «империи» отношения с туземцами».

Ведь что делают настоящие, разумные «имперцы» и «колонизаторы», когда нет никакой возможности прижать туземцев к ногтю, загнать в резервации (а сейчас такой возможности нет, и не предвидится, и не надо)?
Пытаются выстроить взаимовыгодные отношения с туземцами, основанные на уважении. В том числе – на уважении их права на некоторую «русофобию». Причём, это именно в буквальном смысле «русофобия», то есть, боязнь русских.
И есть, за что нас бояться. Поскольку мы, действительно, наваливаясь своей тушей на них, творили им много зла, душили и плющили. За это необязательно каяться – но надо просто понимать, что так оно было, и что они нас боятся по этой причине.

Да вы сами, русские мои интеллигентные читатели – никогда не испытывали дискомфорта в присутствии пьяных, горластых, быковатых соотечественников в глубине России, если доводилось видеть их в кабаках, электричках, местах отдыха? Не стрёмно было от такого соседства?

Мне-то – не стрёмно. Потому что я не считаю их опасными. Для себя. В случае чего – вразумлю очень быстро и эффективно, и похер, кто из них там в ВДВ служил, кто в Спецназе. Если сейчас они ведут себя, как пьяное быдло – ну, позорят, значит, все прочие славные свои ипостаси, и я им на словах это объясню, а потребуют морду набить – набью. И после этого они уж безграничным уважением проникаются и признают все свои ошибки в этикете.

Но для большинства «цивилитиков» - это кажется опасным, знаменитая русская бычка, тельник пополам, «ыыы, мы сила, а вы никто».

Ну вот и не надо удивляться, что европейцы, имевшие дело с русскими, в быковатом этом виде, - имеют некоторую предубеждённость против «нашего брата». Опасаются. Остерегаются. Готовятся отражать очередное вторжение, если оно состоится.

И когда русские «неграждане» в Прибалтике постоянно тычут местным этой угрозой, мол, погодите, ужо, вот снова придут на ваши земли русские танки – как можно доброжелательно относиться к этим уродам? Когда они сами не делают ни малейших усилий для налаживания доброжелательных отношений.

А кто делает – смотри выше, про русского мэра Риги.

И что самое паскудное, эти наши бывшие сограждане горазды голосить в Прибалтике, на Украине, где им невозбранно это можно, но очень слабое русское сопротивление бывало что в Туркменистане (при Туркменбаши), что в Чечне (в начале девяностых). Где реально много русских было, и реально их притесняли – но хер бы они сорганизовались в какую-то самооборону.

И это не к тому, что русские экзистенциально жалкие твари, а к тому, что их делает таковыми упование на некую имперскую волю из Метрополии.

Но когда доводилось общаться с «униженными и оскорблёнными» русскими в Прибалтике, - возникало ощущение, что они живут этой иллюзией, будто бы они не похер Метрополии.

На что возникало желание ответить: «Ты чего, сука, охерел, что ли, думать, будто за тебя кто-то впрягаться будет? Нахер ты кому нужен, чмошник никчёмный, живущий в этой мирной и разумной стране и не нашедший себе места там? Это – твои проблемы, а никак не России».

И на самом деле, можно было покончить с этим вопросом, русские в европейских странах, если бы Кремль проявил индифферентность к Майдану на Украине (не наше дело, реально).

Вместо этого – Кремлёвские устроили шизофреническую войну с «бендерофашистами», захапнули Крым и повесили на Россию много сотен тысяч тамошнего блядва, мечтающего паразитировать на России. И вдохновили всё прочее блядво в бывших советских республиках, которое тоже не прочь паразитировать на России.

При этом они себя выставляют «авангардом российских интересов», между тем как истинный российский интерес заключается в том, чтобы их просто не было. Вот в этом качестве: «Я живу в Латвии, но с нетерпением смотрю на восток, жду не дождусь, когда же оттуда придут российские танки и накажут моих обидчиков».

Да каких, нахер, обидчиков? Чем они тебе обидчики? Тем, что разговаривать с тобой не очень хотят, когда ты «ждёшь русских танков»? Удивительно, не правда ли?

Почему со мной, совершенно левым челом из России, местные вполне охотно разговаривают (на русском) и договариваются? Да потому, что я хоть немного уважения к ним являю. Я не цитирую им Райниса направо и налево (это было бы навязчиво) – но я знаю, кто это такой. А даже и не знал бы – но могу влезть в их шкуру, могу представить, что это такое, когда твою мирную маленькую страну растоптал и подгрёб под себя Хам с Востока, который сам не жил и людям не давал. Я понимаю, как это важно, дать понять, что я к этому Хаму не имею никакой причастности, считаю пройденным и похороненным этапом в жизни моей страны, что я добросердечно к ним расположен – и вот с этого момента можно налаживать отношения.

Но русская диаспора, напрочь не желающая налаживать взаимоотношения с местными – она не диаспора, а «диарея», блин. Их вечно несёт потоком ненависти к людям, среди которых они живут, и довольно комфортно, но чей язык не удосуживаются выучить, чью культуру считают зазорным уважать.

И при этом считают, что «хранят верность метрополии» и она это оценит, когда снова придёт с танками на те земли.

Вынужден разочаровать. От ваших понтов великорусских, пидарасы вы никчёмные, никогда не бывало пользы России, вы только мешали ей налаживать отношения с соседями. Вас пытался юзать этот шизофреник, Вова Путин – но он окончательно съехал с ума, как и вся его клика, это будет восприниматься как позор, его последние годы правления, и наибольший позор ляжет на его пособников в других странах.

Мы-то в России на вопрос «Почему вы его не грохнули?» - защищены ответом «Потому что у него кнопка, которая хер знает кому достанется, если его грохнуть». И кнопка, и ядерные объекты, и химические – попробуй это всё проконтролируй в условиях «экстренной» смены власти и гражданской войны. Хотя всё равно, конечно, нас это ждёт – и придётся решать такие проблемы.

Но вот те пидарасы, которые находятся вне России и поддерживают курс Путина просто потому, что им нравится «имперское величие», что улыбается им мысль, как «Путин придёт, порядок наведёт», и эти пидарасы, бывшие никем, станут всем, ляйтерами нового российского имперства - у меня к ним никакого сочувствия, никакого оправдания.

Понятно, что языком молоть можно что угодно, но если попробуют выебнуться в вооружённой борьбе и их загасят аборигены, как одесситы загасили свой шлак в Доме Профсоюзов 2 мая (хотя там больше несчастный случай был, нежели расправа) – никто не заплачет.

России сейчас – уж точно не до того, чтобы оплакивать каких-то забугорных пидарасов, думавших выгодно ей жопу продать, и обломившихся.

Ну а нормальные русские люди, живущие среди «аборигенов» - они вполне способны налаживать отношения с местными, являя уважение и внушая мысль, что именно они – не несут никакой имперской угрозы.

Tags: Россия, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment