artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Донбасс и пенсии

В последние дни много обсуждается решение Киева прекратить социальные выплаты тем гражданам Украины, кто оказался на донбасской территории, контролируемой(?) мятежниками (далее – «Новороссия»; я, разумеется, не признаю её как отдельное государство, но буду пользоваться этим словом для краткости).

То есть, банковская и социальная система там прекратила свою работу раньше. Что было неизбежно просто в силу управленческих качеств тех персон, которые захватили там реальную власть. Показательный пример – выступление некоего Дрёмова, казачка, который, типа, рулит Стахановым. И вот он объясняет, что сначала пообещал пенсионерам аж по 500 гривен, но он просто не знал, что их так много. А как принесли списки – выяснилось, что нужно аж 15 миллионов. То есть, товарищ, захватывая город, не сподобился посмотреть, сколько там населения вообще, и прикинуть, сколько может быть пенсионеров (где-то треть от общего населения, то есть тысяч тридцать). И считает, что подобная неспособность – хорошее оправдание.



Ну ясно, что когда территорией заправляют подобные «гении» - в меру бессмысленно засылать в их владения какие-то деньги. Или сами всё растащат на продолжение «революционной борьбы», или позволят растащить тем не очень многочисленным чиновникам, которые остались там работать. За руку поймать – точно не сумеют, и пенсионерам в любом случае хрен чего достанется.

Но оставалась возможность для «пенсионного туризма». То есть, пенсионеры с оккупированных территорий могли приехать на подконтрольные Киеву, получить деньги, и вернуться.

Сейчас, насколько понимаю, эту возможность Порошенко перекрыл. Поставил вопрос ребром: или вы остаётесь на оккупированных территориях, и тогда Киев придерживает выплаты до лучших времён, или переезжаете на «украинскую Украину», оформляетесь там, по новому месту жительства, и тогда получаете причитающиеся вам выплаты.

Кто-то называет это «геноцидом», кто-то говорит, что так этим бабкам донбасским и надо, нехер было чужими флагами махать и украинским войскам дорогу перегораживать, - об этом я судить не буду.

Скажу просто: социальная политика как материальная поддержка ограниченно или вовсе нетрудоспособных граждан – это роскошь, а не святая и незыблемая обязанность государства. Это роскошь, возможная в тех условиях, когда общество располагает лишними ресурсами, которые политики могут использовать для завладения симпатиями граждан, которые не вовлечены в рынок труда, но имеют электоральные права. Это, конечно, очень мило и душевно, это гуманно – но это работает только в «тучные годы» и в мирное время.

Более того, эта гарантированная государством система соцзащиты – она в принципе сложилась буквально в последние век-полтора. Именно потому, что производительность экономики при капитализме и техническом прогрессе в принципе позволяет содержать от трети до половины неработающих членов общества. Ну, были, конечно, алиментарные выплаты и прочие пособия и в Древнем Риме – но благодаря им он, в общем-то, и загнулся.

При этом, даже при современной производительности – в суровые времена кризисов государство (любое) предпочтёт пожертвовать всякими там малоимущими и нетрудоспособными, а скудные свои средства направить на содержание ментов и солдат. Это логика выживания. Можно говорить, что это жестоко – но вот как есть.

В лучшем случае – меры социальной поддержки со стороны государства (это если оно сохранит управляемость, а не позволит тупо разворовывать всё и вся) ограничатся концентрацией «подопечных» в специальных поселениях (лагеря беженцев, детские приюты, дома престарелых), которые будет снабжать необходимым для жизни (но не более того) централизованно и потому с наименьшими издержками (хотя бы – за счёт оптовых закупок). И, естественно, оно больше будет заинтересовано в обеспечении детей, чем пенсионеров.

А может государство – и тупо болт забить на выполнение ранее взятых на себя социальных обязательств. Многими способами. От сокращения или аннулирования пособий до разгона инфляции так, чтобы они, номинально сохраняясь, практически ничего не «весили» (как это было в России в девяностые, да и на Украине тоже). Практика показывает, что как бы ни были при этом недовольны пенсионеры и многодетные мамы – ни к какой революции это не приводит. Потому что пенсионеры и многодетные мамы – не очень ценные бойцы. Тем более – в военное время. Ибо на войне – солдаты в цене. А не абстрактные избиратели.

В принципе же, последнее дело и большая глупость доверять заботу о своём материальном благополучии государству. Оно может маяться такой фигнёй, когда имеет лишние ресурсы. Но когда поджимает – оно очень быстро вспоминает, что является прежде всего силовой машиной, а не благотворительным фондом. В лучшем случае – оно сконцентрируется на поддержании порядка и защиты от внешней агрессии, а вовсе не на раздаче ништяков тем, кто не представляет физической опасности для его существования.

И бог с ним с Донбассом, но, думаю, понятно, что и на территории остальной Украины, в принципе довольно благополучной, «социально незащищённые» слои населения сделались ещё менее защищёнными, что фактические размеры их доходов от бюджета упали. А дальше упадут ещё больше, пока Украина (при оптимистическом прогнозе) не выйдет на экономический рост, пока бюджет не обрастёт жирком и не сумеет себе позволять такую роскошь, как траты на «дармоедов».

А уж что в России будет с пенсионерами и прочими зависимыми от бюджета категориями граждан – это я сейчас даже рассказывать в деталях не буду. Останется Путин ещё на годик, или уберут его уже зимой и «перезагрузят» систему – в любом случае будет период очень суровой «турбулентности» в несколько лет, по крайней мере, когда всем снова посрать будет на пенсионеров, врачей, учителей.

Кто-то, конечно, возмутится, мол, пенсионеры – никакие не «дармоеды», они отдали лучшие годы в копилку национальной экономики, а потому имеют право на свою долю, на достойную старость.

Право, может, и имеют. А фактическую возможность потребовать своё у государства, у силовой машины? Нет, такой возможности они не имеют. Поэтому их будут посылать в том или ином виде. В любом государстве, которое испытывает серьёзный кризис, когда уже не до игры в социальную заботу.

Это несправедливо? Ну вот так.
Да и вообще говоря, вся эта пенсионная система (любая её разновидность в современных государствах) – это одно большое наебалово. Социальная пенсия по нетрудоспособности будет выплачиваться ровно до той поры, пока государству не жалко лишних денег на такие цели, а что до накопительной…

Ну, начать с того, что она образуется фактически из налога, который выдирается принудительно из любых официально произведённых трудовых выплат. И не важно, кто платит формально, вы или работодатель – это в любом случае налог на ваш доход. В довольно значительном размере. Двадцать-тридцать процентов.

И вот эти деньги, выдираемые принудительно, поступают в фонд, где лежат (вернее, крутятся) десять, двадцать, тридцать лет. Всё это время вы не можете никак прикоснуться к этим деньгам, они в полном распоряжении этого фонда.
А теперь представьте, что было бы, если б ту же сумму вы бы откладывали со своего дохода в надёжный банк, имеющий низкий процент, но хорошую репутацию. Лучше, конечно, в несколько таких банков.
Произведите нехитрые арифметические манипуляции, прикиньте, сколько бы там накапало за время трудового стажа. Даже при скромной зарплате - вы миллионером станете, когда снимите эти деньги. Или, не снимая, сможете жить на проценты.
Но редко кто так планирует своё финансовое будущее на двадцать-тридцать лет вперёд, это морально тяжко откладывать деньги в банк, чтобы обеспечить себе далёкую старость – поэтому «доброе» государство берёт на себя такую «заботу».
Принудительно их изымает, всячески крутит, а по достижении пенсионного возраста – ни в коем случае не выдаёт накопленную сумму на руки. И даже не выплачивает того, что могли бы составлять текущие проценты с неё, за такой-то срок. Даже близко нет. А выплачивает, реально, жалкие крохи. Причём, это не наследуемая рента, а пожизненная. Умрёте через год после выхода на пенсию – и вся эта сумма, которую у вас изымали на протяжении сорока лет, целиком отойдёт фонду.

Very good business! А главное – всё под лозунгами заботы о людях. «Они, видите ли, такие дураки, что сами никак не могут обеспечить своё финансовое будущее. Это их проблемы? Нет. Мы исправим эту проблему. Мы обяжем их обеспечивать собственное финансовое будущее – но и наше тоже. Причём, на таких шоколадных для нас условиях, на каких ни один коммерческий банк не сумел бы привлечь вкладчиков. Но нам и не надо привлекать. Достаточно принять закон. Мы ж государство, хули!»

И вот государство – это именно силовая структура, которая органическим образом норовит строить отношения с гражданами по принципу: «Обяжем по закону – и хули кто нам чего сделает!»

Так оно поступает, выдирая пенсионные взносы – и ровно так же поступит, когда придёт время расплачиваться, а казна и фонды по какой-то причине проёбаны («эффективный менеджмент»).

Особенно это касается государств постсоветского пространства. Хотя и Запад скоро доиграется со своей безумно раздутой социальной политикой, и новое поколение лидеров вынуждено будет заявить: «Да нам похер, чего там прежние обитатели кабинетов понаобещали старикам! Мы не банк, чтобы заботиться о коммерческой репутации. И это был не договор вклада. Это был закон. Который теперь отменяется. И никаких обязательств с нашей стороны не порождает».

Ну а в России и вообще в Пост-Союзе – это вовсе рутинное дело для государства, прокинуть на бабки собственных граждан, особенно тех, кто вряд ли возьмётся за автоматы.

Имея дело с государством – всегда нужно очень чётко это осознавать (и лучше – вовсе иметь с ним таких дел, где бы оно обещало тебе некие смутные выгоды спустя десятилетия).

Но, к сожалению, несмотря на весь опыт кидалова граждан и в советские, и в пост-советские времена – многие люди как-то наотрез отказываются это понимать. Причём, не тупые люди – но их просто клинит, когда доходит до анализа выгод и опасносте финансового сотрудничества с государством. «Мыши кололись, плакали, но продолжали грызть кактус».

Помню, вскоре после того, как я устроился на работу в Корпорацию, где-то черед полгода – съездил к родным в Питер, в общих чертах рассказал (типа, детективное агентство), и матушка поинтересовалась: «Но ты там официально, в штате? Трудовую-то книжку хоть завели?»
Я поперхнулся: «Чего? Зачем?»
«Ну как же? Чтобы пенсионный стаж шёл».
Попробовал объяснить:
«Мам, у меня зарплата – пять тысяч долларов в месяц. Есть ещё премии. И вот за эти полгода я заработал раз так в сто больше, чем среднероссийская пенсия за полвека (это были девяностые, и тогда пенсии реально баксов десять составляли, в пересчёте по курсу)».
Матушка возразила: «Но это сейчас. Когда вот такой «ералаш». Но потом-то пенсии поднимутся – а у тебя стажа нет. И это сейчас у тебя работа есть – а распадётся эта ваша шаражка?»
Говорю:
«Да всякое может быть. Но я скорее в Хопёр-Инвест свои деньги отнесу, чем в российский Пенсионный Фонд. Потому что в отношении Хопёр-Инвеста есть хотя бы один процент вероятности, что они не мошенники. Или что успеешь вовремя соскочить. А в отношении российского государства – такого процента нет. И кинут гарантированно, и соскочить не успеешь».

Ну и конечно, при Путине пенсии действительно поднялись, до какого-то мало-мальски осмысленного уровня (хотя я всё равно не понимаю, как можно жить на пятьсот баксов в месяц – и не в голодном беспечном студенчестве, а на старости лет) – но, чувствуется, недолго музыка играла. Сейчас Кремль так щедро раздаёт денежные обязательства всем и вся, что у них просто выхода не будет, как разгонять инфляцию и превращать свои обязательства в пыль. Да собственно, она в любом случае будет разгоняться, по причинам, которые я сто раз озвучивал и первая из которых – утрата веры во вменяемость и ответственность политического руководства.

Замечу, моя матушка – она умный человек. Доктор, кандидат наук. Нисколько не «совковая» по своим ценностям и убеждениям. И умом – всё она прекрасно понимает, чего следует ждать от этого государства (да и от любого другого). Но всё равно вот это где-то в костный мозг въелось, что «порядок есть порядок». Работаешь – надо иметь трудовую книжку. А то в старости пенсия будет меньше.

Помню, когда уже в конце нулевых отправил родаков в Калифорнию на своём Гольфе (похвастаться, вообще-то, хотел новой игрушкой, из пижонства – ну и комфортнее всё же, чем на Трансаэром каком-нибудь), матушка, поднимаясь по трапу, обернулась и спросила: «Ты так и не оформил трудовую? Смотри, тебе уже за тридцать».
Ну, там-то она всё-таки шутила. Похоже, свыклась с мыслью, что нашей семье вряд ли когда понадобится думать о размере пенсии.

А недавно Лёха Зимин рассказывал. Был у своей матушки в гостях, сидели на кухне, работал телевизор. РБК (ну хоть не ОРТ). Там чего-то трындели про поднятие лимита госстрахования банковских вкладов. И Лёха чего-то рассказывал, а тётя Зина вдруг прерывает: «Погоди-погоди, это интересно! О, до полутора миллионов, кажется, повышают!»

Лёха фырнкул: «Мам! Очнись! Чего там ТЕБЕ может быть интересного?»
Она: «Ну, у меня вклад около миллиона – так теперь покроет».
Лёха: «У тебя – карточка, на которой просто есть деньги. Сколько надо».
Она: «Это твои деньги. А там – мои. Которые я сама заработала. Поэтому я хочу знать, что с ними будет, если банк обвалится».
Замечу, его матушка – тоже доктор, как и моя (в России – много докторов, чьи дети становятся бандитами :-) ). И тоже очень здравая дама, но тоже – родом всё-таки из Советского Союза, с этими костно-мозговыми рефлексами, побуждающими вскидываться и вслушиваться, когда правительство рассказывает, что оно собирается сделать с их деньгами. При полнейшем понимании, что оно никогда не расскажет, что НА САМОМ ДЕЛЕ намерено сделать с их деньгами, а всегда способно устроить дружеский сюрприз.

При этом Зинаида – очень скромный такой человек. Лёха ей напокупал и квартир элитных, и виллу в Греции – она предпочитает жить в Марьиной Роще и, в общем-то, на зарплату. Только что дачу позволила перестроить на современный лад, да и то – когда её перед фактом поставили. И не то что гнушается «бандитскими» деньгами от сына (мы реально-то не бандиты, если уж на то пошло – мы благородные пираты) – а просто хочет быть самодостаточна. Типа, всю жизнь своими силами обходилась (когда муж, капитан ВВС, в Афгане погиб), двоих пацанов подняла – и дальше обойдётся.

С этим – Лёха смирился. Но всё-таки решил прояснить ситуацию. Говорит: «Мам, у тебя вклад – в Сбере. Это главный банк России по работе с физиками. Монополист, фактически. И ты сейчас рассуждаешь, в какой мере бюджет тебе компенсирует твой вклад, если обанкротится Сбербанк. Ты что, не понимаешь, что если обанкротится Сбербанк, это будет означать, что в бюджете вообще мышь повесилась? Им не из чего будет тебе компенсировать, когда рухнул уже и Сбербанк. Это будет означать, что по улицам уже ходят толпы мародёров, и последних бродячих кошек догладывают. А тебя – парит этот твой несчастный лям. Окей, честно заработанный, потому родной и близкий – но ты же понимаешь, что он вот за полгода подешевел на треть, а как дойдёт до компенсации – они за неделю обвалят его так, что зубочистки на него не купишь».

Ну и вот умом – она всё это понимает. Но всё равно – интересно послушать знакомые с детства сказки про то, как правительство позаботится о материальном благополучии граждан.

Она, впрочем, может себе это позволить, побывать «в гостях у сказки». Как и мои родители. Они в любом случае и при любых раскладах – ни в чём не будут нуждаться. А когда станет совсем жарко здесь – мы их эвакуируем, если надо, под наркозом.

Но прочим людям, которые реально зависят от государства – лучше понять, что такую зависимость надо сокращать до минимума. Потому что государства никогда никому нихера не гарантируют, де факто, по части исполнения своих финансовых обязательств. И когда им это слишком обременительно становятся – с лёгкой душой отказываются от своих анекдотических гарантий. И бывает, в иных случаях, когда взрыв социального протеста сметает конкретно ту власть, которая оказалась банкротом – но не бывает, чтобы новая оплатила счета старой и кто-то вернул свои денюжки. Об этом можно забыть. На это лучше и не надеяться, а принимать как данность, что любые деньги, отданные государству – были безвозмездным безвозвратным пожертвованием.

Ну а что бывает, когда люди чересчур доверялись социальным гарантиям государства, то того, то иного, вместо того, чтобы создать некую личную, автономную «подушку безопасности», – показывает печальный пример пенсионеров Донбасса. Их жалко. Даже несмотря на то, что в какой-то мере они действительно накликали себе на голову «освободителей» (но не все же, впрочем, пенсионеры тамошние участвовали в сепаратистских митингах и блокировали путь ВСУ, когда та ещё могла задушить эту движуху в зародыше).

Но главное – в такие моменты становится особенно ясно, что никто, кроме тебя самого да родных и близких, не будет о тебе заботиться, когда это ему становится невыгодно. Тем более не будет этого делать государство, оказавшееся в трудном положении. Оно – будет заботиться только о тех, кто ему полезен, а «балласт» - легко скинет. Можно считать это аморальным, бесчеловечным, варварским явлением - но лучше понимать, что оно объективно и неизбежно.

Tags: Россия, Украина, социальная политика
Subscribe

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments