artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Кремль, защити либералов от нацистов!!! :-)

Вычитал намедни у одного писателя (и неглупого в целом человека) такой пассаж: «Как ни прискорбно, но путинский режим является единственной защитой для нас, либералов, от воинствующих националистов, которые иначе нас просто растопчут».
Повторю, мужик неглупый – но в данном случае это вызывает оскомину. Потому что я уже десять лет это слышу: «Кабы не жёсткое, даже авторитарное правительство, нас, нарождающуюся прослойку либерал-буржуазных цивилизованных людей, непременно сметёт тёмная стихия народной ярости, которая будет иметь самые жуткие формы, то ли «красные», а то ли даже «коричневые».
Ну и с другой стороны доносится: «Да-да, трепещите, гниды подпиндосные, суки прожыдовские, мрази либерастные! Уж как восстанет простой народ, уж как расправит плечи Расеюшка – всех вас на кол, всё вам попомним, как над народом-то вы измывались, как ограбили его, как унизили!»

Это тоже очень забавно.


Создаётся ощущение, что «либерал» в восприятии и тех, и других – это такой вот щуплый дядечка в пенсне и с козлиной бородкой, типичный этакий «кадет» из Временного Правительства, к которому в кабинет врываются революционные матросы, а он только и может, что потряхивать своей бородкой и жалобно блеять: «Но господа! Необходимо же блюсти законность. Если есть какое-то недоразумение – это всегда можно решить в правовом поле».

Не спорю, есть, конечно, и такие либералы. Люди совершенно мирные, «академические», нисколько не привычные к насилию. Да только ими не ограничивается круг лиц, которые де факто исповедуют либеральные (или даже либертарианские) ценности. Хотя сами могут даже и не подозревать об этом. Поскольку со временем возникла изрядная терминологическая путаница, когда по крайней мере в Штатах «либералами» повадились называть себя откровенные социалисты.

Поясню на собственном примере. Не буду каяться, но до определённого времени я был коммунистом, и довольно убеждённым. Я читал футуристическую фантастику Ивана Ефремова, ранние романы Стругацких – и мне нравился этот новый дивный мир, где люди избавлены от забот о материальном и могут себя посвятить каким-то высоким целям. Нравились сами эти люди, открытые, доброжелательные, отважные, бескорыстные, благородные, и всё такое.

Но годам к десяти я понял, что реальная жизнь – немножко другая. Она не может быть населена сплошь блистательными бескорыстными героями, - да это было бы и скучно, честно говоря. И уж точно – крайне сомнительным стало казаться, что именно обобществление средств производства под мудрым контролем Партии выведет нас на космические просторы и позволит заселить новые миры.

Хотя сама идея мне и сейчас симпатична. Да, когда-нибудь мы научимся летать на другие звёздные системы в разумные сроки и колонизировать их. Только вероятнее, что достигнуто это будет не при централизованном управлении всем и вся из некоего единого центра (который неизбежно имеет тенденцию хиреть и закосневть) – а при конкуренции частного предпринимательства.

И тогда, имея безграничные ресурсы вещества и энергии, мы действительно сумеем удовлетворять какие угодно материальные потребности. В этом смысле наступит «коммунизм» из советской фантастики. Но вот потребности на услуги других людей, на то, чтобы они тратили на тебя своё время – по-любому придётся оплачивать, отрывая что-то от себя. И это хорошо, на самом деле. А то ж совсем человечество раскиснет, впав в негу и окончательный гедонизм.

В общем, уже в двенадцать лет я был убеждённым либералом. Я не знал тогда Локка, Мизеса, Хайека, Айн Рэнд, но когда читывал впоследствии – ловил себя на мысли, что они банально «сплагиатили» у меня свои идеи.

Которые очень просты, в основе своей.
«А приори – никто никому ничего не должен, пока ты сам не возьмёшь на себя некое обязательство».
«Живи сам – и не мешай жить другим».
«Если всё-таки вздумал помешать/вмешаться – ты должен очень внятно обосновать, почему ты считаешь, что это как-то касалось тебя».
Ну и самый важный практический принцип «реального либерализма»:
«Безусловные права и свободы одного благородного дона заканчиваются там, где начинается клинок другого благородного дона».
А то, знаете ли, слишком много копий сломано вокруг этих самых «своих свобод и чужих границ», как пел Егор Летов.

Ну вот де факто это всегда определяется тем, имеет ли тебе смысл договариваться с кем-то, или можно просто игнорировать его волю, поскольку он всё равно нихера не может поделать.
Прогибать по беспределу человека, даже слабого, - может быть глупо и контрпродуктивно. Особенно, если у него есть мозги и какая-то воля. Допустим, он тщедушный ботан, программер какой-нибудь, но надавишь на него слишком сильно – он может просто покончить с собой и перестать быть тебе полезен. Это – ЕГО «клинок благородного дона». А так-то может быть и ещё клинок благородного дона шерифа, который, на договорных началах, подписался защищать от беспредела тех, кто сам по себе слаб, но с чьей руки, с чьих мозгов, с чьей деятельности он кормится.

Человеческое общество – оно сложное. Именно потому, что люди разумные существа (некоторые, по крайней мере), и между ними выстраиваются такие связи и взаимные гарантии, что разумная стратегия – не беспределить, уповая на «право сильного» в грубейшем его понимании. «Не ссы в компот, там повар ноги моет», короче.

И это именно прагматическое соображение. Рациональное. На какой-то нравственный свет свыше, пронизывающий и направляющий моё естество, – я не претендую. Опасно даже закладываться на такие штуки. Ибо сейчас тебе этот свет скажет «не убий», а потом скажет «мочи козлов», и ты не поймёшь, что это просто твоё настроение… лучше соображаться с рациональными мотивами, исходя из собственной выгоды или невыгоды.

При этом, для меня, при моей этике, совершенно абсурдна такая фигня, как «признание прав животных». Да я люблю животных (почти всех) – но какие у них, к чёрту, права? Они чем подтверждены? Какой реальной способностью отстаивать эти «права»? Они что, объединятся и нанесут нам, гомосапам, ответный удар за то, что мы их используем, как считаем нужным и полезным для себя, совершенно не считаясь с их интересами?

Что ж, если это вдруг станет реальностью, что какой-то животный вид поумнеет настолько, чтобы представлять для нас именно такую опасность – тогда это будет реальностью. Тогда будет иметь смысл вступить с ним в переговоры о взаимных гарантиях. До этого момента – никакого смысла в признании его «прав», никакой целесообразности. Разве лишь – по сентиментальным или исследовательским соображениям не отправлять какую-то особо умную свинку на шашлык, а наслаждаться общением с ней.

Ну да и хватит теории – я просто хотел дать представление о том, что собой представляет «реальный либерализм».
Если совсем кратко, то пусть главным теоретиком либерализма для меня был Локк, но главным практиком – Фрэнсис Дрейк. Поскольку он всегда мог обосновать, почему грабит «донов», почему это не беспредел (потому что они были тогда недоговороспособные, они всерьёз возомнили, что если им Папа Буллу подмахнул – то уж прямо все Америки сразу ихние стали).

И вот в школьные годы я активно тусил с фарцовщиками, в основном – помогая преодолеть языковой барьер, но иногда и перемещал валюту с точки на точку. Это было не только «адреналинно», не только прибыльно, не только полезно для личностного развития (замечу, советского формата опера – очень легко срисовывались, когда пасли), но я получал и моральное удовлетворение от этого.

Иные ребята-девчата в школе, правильные пионэры, пытались меня этим попрекнуть, мол, как тебе не стыдно – а я отвечал, что пусть мусорам будет стыдно, что такой хернёй занимаются. Мешают людям торговать, хоть шмотками, хоть бумажками, карами какими-то грозятся за это, шестерят на заведомо уёбищный режим, который такие запреты вводит. А моя совесть – чиста. Её, в принципе, вообще нет, только рассудок, но – мне нечего стыдится. Я хорошее дело делаю. Никого не граблю, не насилую, не убиваю. Просто – помогаю людям получить то, что им нужно. А если это не нравится Совку – ну вот пусть выбирает: то ли мирится со мной – то ли валит в тартарары. А я со своей земли – не уйду и на полшага и будут делать здесь то, что считаю правильным. Ну да года с 88-го – это уже и не надо было никому объяснять.

После школы, уже в девяностые – я сделал некоторый перерыв в «криминальной» активности, понта ради переехал в Москву и поступил на филфак.
Потом всё равно естество взяло верх, я затесался в одну «дурную» компанию, где работаю и по сию пору (сейчас – директором Дипломатического Департамента).

Так вот…
Националисты, значит. Русские националисты. От которых нас, либералов, один токма Путин и спасает.

Знаете, в девяностые не было ведь Путина. То есть, был, но в Питере.
Да вообще практически не было государственной власти в повседневной жизни. На внешнеполитическом уровне – она была, а вот «на земле» - нихера. Хвалёная эта советская милиция – как недоразумение природы воспринималась, совершенно не способное решать актуальные задачи. Это она потом уж, с течением времени, отрастила какие-то клыки-когти, научилась рамсить проблемы без оглядки на прокурорских-судейских. А тогда – ну практически анархия была.

И вот чего ж я, как либерал, тогда больше всего боялся, когда государство не способно было меня защитить ни от чего?

А! Русских националистов!
Это прямо до дрожи, до сумерек. Вот как скажут тебе: «Наша крыша – РНЕ!» - так просто сразу лапки кверху. Только и можешь выдохнуть благоговейно: «Ой, извини! Мы ж не знали, что так круто. Ведь круче – только Московский Цирк на Цветном Бульваре».

Серьёзно же, по девяностым мне эти националисты запомнились как сугубые клоуны. Даже при том, что у них там бывали какие-то боевитые офицеры – а всё едино клоуны. Они совершенно не способны были к сколько-нибудь внятной самоорганизации (парадокс для армейских, да?) и сколько-нибудь осмысленной стратегии.

Усреднённый образ русского националиста (боевитого) – это некий такой хмырь, опущенный по жизни, который всё докучает вопросами, почему, мол, в России русскому человеку житья нет, почему всем заправляют жыдовские олигархи, почему он бесправен против айзеровской или чеченской мафии.

На это я только одно мог ответить во все времена: да хер тебя знает, болезный, почему тебе житья нет в родной стране и все-то тебя угнетают да притесняют. Может, потому что ты… нытик? мазохист? чмо? Нахер ты вообще здесь родился, да ещё и русским, когда до такой степени не приспособлен к жизни в этой стране?

Ну вот у меня как-то всё ровно и с «жыдовскими» олигархами, и с этническими всякими вкраплёнными диаспорами. На самом деле, они даже удобны. Очень удобны. Помню, как-то молодёжь раздухарилась в одном нашем подкрышном кабаке, драку устроили, интерьер попортили, персонал немного покоцали. Там человек двадцать этих буйных было, и один из них – чеченец, студент. Так на разбор – только от него старшие подъехали, благообразные такие седые горцы, и сразу предложили: «Мы за своего башляем в полной мере, потому что… оступился. Дурак молодой».

Там денег-то немного было, всего штук на двадцать грина ущерба насчитали, плюс компенсация персоналу ещё на столько же, - и «чехи» сполна расплатились без вопросов. Ну потому что действительно копейки. И для нас, и для них. Важен принцип, однако. Взаимоуважение.

И если правильно себя перед этническими этими мафиями ставить – оно будет.
Но если начать им плакаться гневно, сопли пузырями, мол, вы чего сюда понаехали, никакого житья от вас русскому человеку, погодите ужо, мы против вас ещё восстанем, дайте только с силами собраться – какое тут может быть уважение к этому пидарскому скулежу?

Самое-то комичное, что как раз в отсутствие сильного государства – эти националистические нытики сидели тиши воды, ниже травы. На кухнях могли бухтеть, что чёрные понаехали и прессуют их (в смысле, на рынках торгуют и по-своему разговаривают, что очень страшно). Ну, листовочки раздавать с арийскими какими-то бреднями. Один раз попробовали прорваться к власти, примазавшись к Верховному Совету, когда у него был конфликт с Президентом. И добились того, что своими рожами скомпрометировали этот вполне легитимный орган так, что когда его танками Ельцин расхерачил – большая часть страны с облегчением вздохнула. Ибо Ельцин-то, может, и узурпатор, но вот представить во власти всех этих Макашовых-Баркашовых – гораздо неприятней. То есть, они и тогда сработали как жупел, оправдывающий ужесточение кремлёвского режима. И Путин, видимо, взял это на заметку.

На самом деле, воинствующий русский националист в России, кричащий, что русские нуждаются в защите как титульная нация, – это явление комическое и нелепое. Это по определению чмошник, который не понимает, что не может быть никакого русского единства в России и не нуждаются русские в защите своих общих этнических интересов здесь – потому что их нет, таких общих интересов. Именно потому, что мы – титульная нация на своей земле (для южан, честно говоря, эта земля привлекательна лишь до той поры, пока у русских есть деньги).

И будучи титульной нацией, а не диаспорой в чужом этносе, – мы не будем сплачиваться против какого-то угнетения, которого и нет, а будем дробиться на кланы и устраивать разборки между собой, привлекая к этому половцев, печенегов, чёрных клобуков и таким образом интегрируя их в русскую культуру. Почему? Потому что мы можем себе это позволить! Потому что на этой земле нам никто не угрожает как этносу. Немцы пробовали было, и тогда-то, конечно, ситуация потребовала объединения. Если китайцы попрут войной – тоже придётся объединиться (хотя они, в действительности, не хотят жить в Сибири). Но пока нет очевидного общего врага, угрожающего русскому этносу в целом – нормальным русским совершенно нет никакой надобности консолидироваться по этническому признаку.

И только конченые обсосы, выродки русской нации, всё скулят и скулят про то, как их нагибают айзеровские торговцы или как отбирают у них работу среднеазиатские мигранты.
Для них ответ один: «Извини, чел, если ты, выросший на этой земле и в этой культуре, не можешь переторговать айзера или обскакать на рынке труда какого-то мальчика из кишлака, едва знающего русский язык, - то не пошёл бы ты нахуй? Это не национальная проблема, что ты такое чмо. Это твоя личная проблема. Попробуешь решать её по беспределу – умрёшь. Решишь спиться и сдохнуть – в счастливый путь. Нация чище будет. Но лучше – возьмись за ум, поработай как-то над собой. Научись улыбаться людям, а не грузить их тоскливыми байками про то, как тебя нагибают и притесняют заезжие инородцы. И, глядишь, жизнь улыбнётся тебе в ответ».

И в девяностые, когда государство было слабым и не пыталось подыгрывать чмошникам, используя их комплексы мнимого национального угнетения, русский национализм был тем, чем он и может быть у титульной нации – уделом обиженных маргиналов, которых не было никаких оснований воспринимать всерьёз.

При этом, когда речь идёт о людях, называющих «националистами», следует всё-таки разделять «обиженных отморозков» и «рефлексирующих интеллигентов». Более того, если присмотреться к националистической интеллигенции – у них тоже разные установки. Кто-то, конечно, хнычет на то, что русских людей обижают и государство должно защитить их как титульный этнос (то есть, вся эта пидарская пурга). А у кого-то «национализм» сводится к тому, что «мы на своей земле, поэтому не надо указывать нам, как жить, не надо навязывать нам такие идиотские моды, как доведённая до абсурда политкорректность, слепой мультикультурализм, чтобы мы почитали любую дикарскую культуру за равную цивилизованной, и всякую прочую «ювенальную юстицию», когда некие мутные чиновники могут отобрать у родителей ребёнка по своему произволу, по совершенно нелепым основаниями».

Последние – они, скорее, либертарианцы по убеждениям, и отстаивают не столько «русскость» против «европейскости», сколько – свободу и здравый смысл против действительно тошнотворных, насквозь социалистических идиотизмов, поразивших современный Запад (на официальном, по крайней мере, уровне) и на самом деле извращающих ценности европейской цивилизации.
То есть, такие «русские националисты» - они в большей степени европейцы, чем какие-нибудь скандинавские бараны, мирящиеся с разгулом социализма как государственного диктата над частной жизнью в своих странах (но при этом – я не могу выразить безусловную поддержку Брейвику, поскольку стрелять в подростков всё-таки нехорошо).
Эти – очень близко смыкаются с тем, что постулируют украинские националисты из «Свободы» и «Правого Сектора». У них не столько националистические (тем более – нацистские) ценности, сколько просто правые, либеральные в хорошем смысле, а националистичность выражена лишь в том, что это наша земля, здесь живём мы, и не учите нас, как жить.

Ну и всегда есть ещё оппортунисты, которые вообще никакой собственной идеологии не имеют, кроме стремления к персональному успеху, а потому готовы поддержать всё, что кажется «модным». Таких бывает большинство в любом политическом движении, а в русском национализме они вообще превалируют абсолютно. Порой кажется, что искренне идейных нациков там вообще нет, в отличие от Германии тридцатых, поэтому они никак и не могут объединиться, поскольку никогда не смогут выяснить, кто из них в большей мере «запродался жидам» (все, вообще-то).

Но самое главное, в девяностые, когда не было государственной поддержки национализма – как-то вот и национализма русского не было в сколько-нибудь значимых масштабах. И чем меньше рядом дяденек милиционеров – тем скромнее бывали «воинствующие русские националисты».

«Ты недоволен тем, что на моей стройке работают гастеры? Они украли у тебя рабочие места? Ты грозишься меня покарать за это как национал-предателя? То есть, ты хочешь, чтобы я отказался от своей прибыли, чтобы облагодетельствовать тебя, а в ином случае угрожаешь мне наездом? Ты у меня бабки хочешь отжать? Ты хорошо подумал? Завещание хоть составил? А, тебя уже нет. Ну, померещилось, значит».

Такой разговор тогда бывал с выразителями «народного гнева». Они чмо скулёжное – и воспринимались как таковое. Похер, какое у них боевитое прошлое – но сами они никто, когда действуют по своей инициативе. Вон, самый крутой из них, мегадиверс полковник Квачков попробовал было подорвать Чубайса – и не только что облажался, но дал зацепки, чтобы выйти на него.

Когда мне говорят, что ужасные русские националисты плетут заговор с целью захвата власти и установления своих порядков – это смешно слушать. Они маргиналы – и не могут быть никем иным. Никакой реальной силы – у них попросту нет. Да и руки из жопы растут. Вернее, даже если когда-то были не из жопы, то, поддавшись настолько упадническим настроениям, они быстро деградируют во всех смыслах.

Тем не менее, Путин и его друзья, усвоив, как легко Ельцин подавил оппозицию, когда к ней примкнули нацики, решили, что нацики – звери полезные. Их нужно выпестывать, подкармливать из сосочки, всячески превозносить их грозность – чтобы пугать ими «мягкотелую» либеральную общественность.

Путин – он же не злодей, но он шпион. Соответствующую подготовку проходил. Его главный политический метод – разводка. Он умеет очень душевно общаться с людьми, выражать им симпатию, говорить то, что от него хотят услышать – и на простодушных натурах это работает.

Так он и пытался развести либералов, уверяя, что защищает их от нацистов, и развести нациков, уверяя, что в душе он, конечно, националист.

А потом была Кондопога, была Манежка – и Путин, как представляется, реально зассал. Он самого себя убедил, что породил некоего монстра «русского народного гнева», который может всех порвать, и поэтому надо сначала прогнуться под него, а потом слить. То есть, он развёл самого себя. Вот только не вижу причин, чтобы здравые люди поддавались тем же паническим настроениям.

Знаете, мы, реальные либералы, проходили в девяностые в России (и всю дорогу за пределами) через такие передряги, по сравнению с которыми эти всплески уличного национализма в погромном виде – просто очень мелкая дробь. И что мы вынесли из этого: никогда не надо бояться толпы. Она – дура, даже если состоит из неглупых людей, но сейчас движимых каким-то примитивным импульсом. А уж если и составляющие толпы – обиженные тупые обсосы, то она вообще ничего не стоит как боевая сила.

Чувствуется, Вована очень здорово подломила и напугала Манежка. Это когда в декабре десятого года сцепились на улице две подвыпившие компании, русских и «чехов», и в ходе драки один кавказец подстрелил из травмата одного русского, вхожего в футбольную фанатскую тусовку и связанного с националистическими кругами.

Кавказцев задержали менты по горячим следам, но выпустили под давлением понаехавшей родни (вероятно, и под финансовым давлением тоже).
Это вызвало большое возмущение, собралось там тысяч десять футбольных фанатов и сочувствующих, громко кричали «ебать Кавказ!» и даже отпиздили каких-то подвернувшихся под руку и точно ни в чём не виноватых смуглых юношей.

Это очень страшно должно показаться? По мне – это смешно.
Если ты серьёзный человек и твоего близкого подстрелил какой-то зверёк в уличной драке – ты сам поедешь в эту ментовку и сам отвалишь ментам бабла, чтобы отпустили задержанного зверька. И сам с ним разберёшься, выяснив, как и что было.

Причём, я допускаю, что если бы моего близкого при таких обстоятельствах грохнул «чех» из травмата – я бы отпустил этого чеченского парня после уточнения деталей, которые бы указывали, что это не было убийством безо всякой необходимости. Ну, драка есть драка. Начал махать кулаками – будь готов к тому, что к тебе применят и нож, и ствол. Это не дружеский спарринг, люди были друг с другом не знакомые, поэтому любое физическое насилие взаимно могли рассматривать как смертельно опасное и реагировать соответственно. Тут сложно установить или опровергнуть необходимую оборону – но в драке она подразумевается для обеих сторон.

Поэтому, собственно, мои близкие обучены не поддаваться на провокации, не лезть в драку на ровном месте, и при этом – сами носят смертельное боевое оружие и умеют им пользоваться (но только в случае крайней необходимости).

И уж что точно последнее дело – рамсить такие коллизии через ментовку и суд. Это вообще недостойно серьёзных людей, когда прекрасно они знают о крайне паскудных воззрениях российской судебной системы на применение оружия хоть кем-то хоть при каких-то обстоятельствах.

Что, впрочем, ещё гнилее – закатывать эту площадную истерику, сопровождающуюся погромами и избиениями совершенно непричастных людей под лозунгами: «Ай, милиция нас не защищает! Но мы то уж заставим её, показав, какие мы грозные отморозки!»

Мы смотрели на это – как на «пидор-шоу». «Зацени, Москва, какая мы сила, мы ебём Кавказ!» Если так – то и решайте конкретно с теми кавказцами, которых считаете виновными. Но вы, ребята, извините, в Москве подрочили друг дружке, а не Кавказ выебали. Педики безвольные и бессильные потому что (я не гомофоб, мне вообще плевать на гомосеков, и слова «педик», «пидор» использую в данном контексте исключительно в уничижительном и ругательном смысле).

Но вот на Путина, чувствуется, эта скулёжная беспомощная биомасса произвела впечатление. Потому что он сам робок и малодушен.

И, значит, запущен был проект подкладывания Кремля под грозный русский национализм. Что в конечном счёте привело к засылке особо буйных националистических обсосов на Донбасс.

Некоторые считают, что они там проявили себя как очень страшные люди. Да возможно. Чикатилло – он уж точно страшный человек был. Чмо по жизни, правда.

Как по мне, вся эта донбасская авантюра – стала окончательной дискредитацией русского нацизма-фашизма. Туда, в этот край непуганых пролетарских идиотов, из России выплеснуло реально конченых личностей, которые ни на что не могли претендовать здесь, несмотря на свои боевые навыки, и даже там не сумели образовать сколько-нибудь внятную политическую силу.

Вот я не поклонник Фиделя Кастро (хотя переводил песенку про Че Гевару), я вообще не люблю левых, но должен признать: те 82 барбудос, высадившихся с Гранмы – сумели закрепиться в стране, поднять общенародное восстание, разгромить или «растлить» армию Батисты (которая численно вполне сопоставима с силами АТО на Украине) и захватить власть в стране. При этом, кубинские повстанцы – всё-таки вели классическую партизанскую войну, в лесах и горах, а не размещали свои базы в городах, прикрываясь мирными жителями.

Что эти «русские националисты» сумели сделать? Тупо – ввергнуть «подконтрольную» им территорию в полнейшую анархию, тупо разграбить её, грызясь между собой за добычу и прикрывая свой бандитизм какими-то пафосными лозунгами, в которые уже сейчас никто не верит.

Они продемонстрировали кое-какие военные навыки, поскольку некоторые прошли не одну войну, но ни малейших – политических и дипломатических.

Когда мы наблюдали интервью Гиркина – у нас было стойкое ощущение, что это на самом деле человек Коломойского, поскольку он делал всё, чтобы, превоспевая собственную полководческую гениальность, выставить всех соратников по борьбе полными дебилами (какими они и являлись, по сути) и опустить, дискредитируя сепаратистское движение на Донбассе как таковое. И Гиркин – это ещё самый вменяемый был клоун из того шапито.

Но и чисто в военном отношении – где бы они были, если б не прямое вмешательство Российской Армии в августе?
Они, матёрые псы войны, противостояли Украинской Армии, из которой считанные какие-то полковники имеют афганский боевой опыт, а все прочие не имели никакого и не собирались его обретать.
Это в апреле была такая армия, которая, во-первых, совершенно не заточена была под решение реальных боевых задач, а во-вторых – вовсе не симпатизировала новым властям, пришедшим в результате победы Майдана.
Это была армия, которая сдавала свою технику за домашние огурчики. Казалось бы, распропагандировать её и повернуть на свою сторону – совершенно плёвая задача.
Но сейчас ВСУ – это пусть не всем обеспеченная, но довольно мотивированная военная машина, привыкшая драться и готовая драться.

Тот же Фидель Кастро, когда партизанил – использовал любую возможность, чтобы донести до кубинского народа и кубинской армии ту мысль, что он вовсе им не враг, что враг – это Батиста (который и был изрядной сволочью, не будем греха таить), а повстанцы – они хотят как лучше для всех (другое дело, что социализм всегда говно, и никогда не получается сделать лучше для всех, если пытаться сделать лучше для всех). Но он был красноречив, умён, убедителен.

Вот эти, защитники «русского мира» на Донбассе – что они вообще пытаются донести своей пропагандой? «Мы только защищаемся, это ВСУ пришло к нам и бомбит наши мирные города, где мы только-то и сделали, что захватили ментовки, но мы дойдём до Киева и Львова и заземлим укропов, и расскажем им, как правильно жить».

Да если б хоть этот мессадж был представлен в сколько-нибудь внятном виде, если б вообще хоть какое-то было там единое руководство, способное объяснить свои цели и задачи!

Но реально – просто полностью неидееспособный сброд, коллекция самых разношёрстных высерков «русского мира», только и способных, что бредить и грызться между собой. Такая вот «витрина» русского национализма. Который и не может быть ничем иным, поскольку внутри России национализму могут быть привержены лишь конченые обсосы. Им нет места на родной земле – вот они и выплёскиваются в более уязвимые места, где их готовы терпеть.

Вот серьёзно, где бы оказался Мозговой, если б в Москве вздумал толкать свои «домостроевские» идеи про арест и наказание женщин, посещающих клубы и кабаки?
Да его бы завалили просто. И чем меньше рядом ментов – тем быстрее завалили бы. Не ради абстрактной свободы – а потому, что он портит жизнь владельцам клубов, а это большие бабки.

И Москва – это либеральный город. Поэтому здесь столько бабла, поэтому здесь неуютно себя чувствуют какие-то патриархальные обскурантисты, помышляющие переделать общество по своим лекалам. Понимают, что их просто завалят, когда они всерьёз попытаются это делать, лишая Людей прибыли.

И только заигрывания властей, изображение их сочувственности патриархальным ценностям – позволяют этим клоунам хоть как-то дышать здесь.
Иначе вот таких националистов – просто размажет русский народ, который в основе своей имеет вполне себе «купеческий» менталитет. Вернее же, плевать на исторически сформированные менталитеты, но в современной России просто достаточно умных людей, достаточно деятельных, чтобы дать укорот любым шизофреникам, которые ставят свои мании выше выгоды от коммерческого сотрудничества с миром и свободного рынка внутри страны.

Правда жизни в том, что не либералов защищает власть от пещерных националистов, а наоборот, сих последних – власти, «Кремлёвские», в своих целях, защищают от либералов, которых в России пусть не численное большинство, но наиболее влиятельное, и при естественных условиях, когда бы власть не защищала этих отмороков дремучих, этих никчёмных пидаров ссыкливых, – они бы едва попискивали, как и было в девяностые.

Все эти страшилки, мол, а что, если к твоему дому нагрянет толпа в тысячу человек, что ты будешь делать тогда? – они разбиваются очень просто. В ленте ПКМ – 250 патронов. Стреляю я довольно хорошо, поэтому шесть-семь лент – и их нет. Хотя в реале – пары строчек поверх голов достаточно, чтоб от этой сволочи и запаха не осталось, чтоб она разбежалась. Ведь эти пидары, на самом деле, хотят хрючила на халяву, а вовсе никакой не справедливости. А потому – ссыкливые рабы, как бы грозно щёки ни надували.

Если при этом рядом нет ментов, которые бы меня как-то напрягли на предмет расстрела толпы, напавшей на мой дом, - то вообще шоколадно. Есть они и я – меня это устраивает. Перемочу всех ублюдков до единого, чтобы нацию не позорили своим чмошничеством.

Ну и вот по этой причине, пидары, называющие себя «русскими националистами», так обожают дёргать власть за рукав, требуя каких-то законодательных себе преференций. Потому что понимают: без поддержки властей – либералы, реальные либералы, их тупо перемочат, этих убогих, которые сами не живут и людям не дают.

Потому что русский народ – он на самом деле либеральный. У нас, как и у англичан, «воля» означает и свободу, и способность к концентрации своих усилий для достижения своих целей. Это одно и то же: ты не можешь иметь свободы, не имея внутренней силы для того, чтобы её отстаивать.

И есть среди нас увечные натуры, готовые как угодно предать свою личную волю ради каких-то «возвышенных» соображений, которые они толком и сформулировать не могут, но считают благими.
Но они и есть увечные – инвалиды Русского Мира.
Из этих инвалидов – и состоит русский национализм. Они ни на что всерьёз не способны (разве лишь – гадить по мелочи), они никогда не объединятся для какого-то масштабного проекта (как это было с немцами, тоже тогда порядком охуевшими), они никогда не будут представлять собой сколько-нибудь влиятельную силу.
И бояться их – совершенно не надо. Они – чмо.

Tags: Россия, идеология, политика
Subscribe

  • Афган и Талибан

    Как бы плохо я ни относился к ишакам (Демократам) в целом и к Байдену в частности, должен признать, что для выхода из Афгана и сдачи его талибам…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments