artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Разделяй и власти

Классики анархизма жизнь положили на то, чтобы доказать ненужность и даже вредность такого явления, как государства.
Уважая их труд, я не стану оспаривать эту мысль. Да, весьма возможно, что государство не является необходимостью. Но – оно является НЕИЗБЕЖНОСТЬЮ.

Едва только некая популяция переходит от кочевого охотничье-собирательского образа жизни к осёдлому производящему – государство появляется автоматически. И не важно, каким образом из двух.
Первый: к этим начинающим аграриям заявляется ближайшая банда бродячих охотников и объявляет, что она теперь – их государство (это если не вырезает вчистую). Которое будет их нагибать и стрясать дань.
Второй: аграриям удаётся противодействовать подобным поползновениям, создать достаточно профессиональную дружину самообороны, и тогда их государством становится она. Рано или поздно – она будет их нагибать и стрясать дань.

Возможно ли, чтобы люди просто что-то производили и ни у кого бы не возникло желания их нагнуть и обложить данью? Возможно. Но – не на этой планете. Здесь если объявляется кто-то с сошкой – находятся и те, которые с ложкой. А если ещё и с копьём, да притом профессионалы в обращении с ним, да притом не привязаны к земле так жёстко, как аграрий – им не составляет труда подчинить его своей воле. Где есть производство, где есть бизнес – там есть и крыша.

Соответственно, главный вопрос, который всегда стоял и стоит перед человечеством с Неолитической революции – это налаживание таких гармоничных отношений между налогоплательщиками и их крышей, чтобы она не слишком борзела, не зарывалась и не давила развитие на корню.



Некоторые считают, что главная функция государства – защита от внешней угрозы, иные – что обеспечение прав и выполнения контрактов внутри своей юрисдикции, но я бы сказал, что главная задача государства – это местоблюстительство. То есть, оно должно не позволять занять своё место какой-то более отмороженной крыше и должно защищать прежде всего от самого себя.

А для этого, конечно, оно должно иметь некий механизм сдержек и противовесов и быть разделённым в самом себе, поскольку его консолидация, давая кратковременный всплеск эффективности, в долгой гонке ведёт к появлению крайне ригидных патерналистских конструкций (что мы наблюдали на протяжении всей истории от Древнего Египта до Советского Союза), где все ресурсы подконтрольны единому центру, всякая частная инициатива подавлена, а управленческие ошибки накладываются одна на другую без возможности их поправить.

Необходимость разделения государственной власти, чтобы она ограничивала сама себя, умные люди понимали давно. А господин Монтескье даже сформулировал стройную теорию институционального разделения властей сообразно их функциям, и эта концепция нынче положена в основу всякой цивилизованной конституции.

Но я бы сказал, в концепции господина Монтескье имеется один маленький изъян. Его доктрина будет работать лишь там, где работает право вообще, где осознана необходимость уважать его и считаться с ним. Но эта необходимость не осознаётся просто так. Для начала – она должна существовать. В духе Реального Либерализма, главный принцип коего основоположник его, выдающийся мыслитель Артём Ф. определил следующим образом: «Право благородного дона кончается там, где начинается клинок другого благородного дона».

И вот можно написать на бумажке сколько угодно благих пожеланий о сакральности и неприкосновенности тех или иных прав, но если за этими пожеланиями не посвёркивает чей-то клинок, стоящий на страже этих прав – значит, всегда найдётся желающий их нарушить, начхав на любые и всякие бумажки. И он это сделает – потому что ничем не рискует. В общем, юридические декларации – это замечательно, но по-настоящему важным является вопрос «У кого ружьё?»

Соответственно, можно расчудесно расписать в Конституции, как независимы и свободны законодательная и судебная ветви власти, но реальность всегда будет упираться в вопрос, заданный однажды товарищем Сталиным товарищу Черчиллю: «И сколько у Папы дивизий?»

Когда в парламенте заседают феодалы, имеющие собственные дружины, или коммерсанты, сколотившие состояние на пиратстве, а теперь имеющие флоты больше королевского – это одна реальность. В которой король понимает, что ему просто отвинтят корону вместе с головой, если он начнёт борзеть не в меру и явно нарушать конституционные договорённости. Благо, прецеденты бывали.

Когда там заседают какие-то суслики степные, сумевшие набрать электоральные очки демагогией перед умственно отсталыми или тупо проплатившие себе кресло – им приходится во всех практических делах уповать на благорасположение тех, кто реально имеет силовой ресурс.
То же и с судьями. Да, ты очень величественно смотришься в своей мантии и с молоточком – но к кому ты обратишься, если какой-нибудь отморозок пригрозит взорвать тебя к чёртовой матери в связи с твоей должностной деятельностью? Ты обратишься к тем, кто может эффективно укопать его раньше, чем он это сделает. И тебе похер будет, насколько в рамках закона они его нейтрализуют. А когда придёт время судить кого-то из них за подобные вольности против закона – ты запросто закроешь на них глаза, не желая ссориться с этими милыми и полезными ребятами.

Поэтому, как ни жаль разочаровывать господина Монтескье, но жёсткое и последовательное разделение властей по институциональному признаку, их взаимная независимость и сбалансированная подконтрольность – это утопия. Это не реализовывалось никогда и нигде. А всегда есть две ситуации. Либо чёткий диктат исполнительной власти, располагающей ресурсами реального насилия, когда прочие имеют чисто декоративные функции при ней (как в современной России). Либо – всё же разделённость власти, но не институциональная, а клановая, когда противоборствующие кланы имеют своих людей во всех ветвях власти, и тот ресурс насилия, который закреплён за властью исполнительной – тоже разделён между ними.

Последнюю ситуацию мы можем наблюдать, скажем, в США. И поскольку эти кланы (имеющие вид политических партий, но и внутри них есть разные течения) не заинтересованы во взаимоистребительной войне (благо, опыт имеется) – они ВЫНУЖДЕНЫ соперничать более-менее в рамках закона и не нарушать в явном виде конституционные принципы (поскольку, будучи уличён в этом, клан утратит часть легитимности).
И они вынуждены заботиться об имидже, о своей легитимности – именно потому, что имеют убеждённость: беспредел – выльется во взаимоистребительную войну. Поскольку ресурс насилия, на самом-то деле, распределён не только между официальными кланами, но и в явном виде присутствует в обществе. Которое с одной стороны готово к гражданской войне (что демонстрировало не раз и с самого своего основания), но с другой – всё же не хочет её, покуда есть возможность договариваться в правовом поле.

Собственно, именно фактическое разделение силового ресурса, именно противоборство равноопасных друг для друга группировок (но достаточно вызревших для переговоров) – и является conditia sine qua non либеральной демократии. А вовсе не декларации благих намерений на бумажках и не абстрактные схемы разделения властей. Когда самое потребность и возможность такого разделения не подкреплены реальностью – власть имеет тенденцию консолидироваться вне правового поля, превращаться в чистой воды фашистскую мафию, и в лучшем случае имеют место подковёрные разборки вплоть до краха такой увечной конструкции. Можно сказать, именно угроза гражданской войны – это то, что позволяет сохранять гражданский мир.

Какое это имеет значение для будущего политического устройства России?

Ну, сейчас, думаю, даже дебилам понятно, что мы находимся на пороге грандиозного шухера (хотя имбецилы, что являет собой следующую стадию слабоумия, до сих пор пускают слюни на имперское величие и уверены, что Россия всем утрёт нос, и всё будет зашибись).

Наши же аналитики ещё в начале нулевых предупреждали, что чрезмерная увлечённость идеей политического единства после неизбежного краха порождённого ею корпоративного фашистского режима приведёт к глубочайшему разочарованию российской государственностью как таковой. Ведь это был вопрос времени, когда Кремль, опьянев от иллюзии своего контроля над всем и вся, в отсутствии реальной оппозиции, совершит какую-то роковую глупость. Ну а в этом году он её совершил.

С одной стороны, разочарование в идее политического единства – это хорошо. Поскольку притча про старика и прутика порознь и в охапочке – она для самых маленьких слушателей. Более зрелые должны понимать: общество стабильно, а государство ответственно лишь в том случае, если в нём присутствуют разные центры силы, борющиеся друг с другом за власть, но не способные обрести её в полной мере и потому осаживающие друг друга. Иначе – сначала консолидация, потом единомыслие, потом шизофрения, потом – пиздец. Кто этого не понял на примере СССР и его краха – ну вот сейчас на бис тот же «спектакль» посмотрит. Может, хоть тогда дойдёт, что фашизм – это всё-таки плохо (а политическая сплочённость как идея – это и есть сущность фашизма).

С другой стороны, нам бы не хотелось, чтобы разочарование в единой государственности зашло в России так далеко, чтобы привело к её распаду на несколько новых государств. По ряду причин нам это видится нежелательным. И едва ли будет таким же безболезненным делом, как вышел распад Союза.

Тем не менее, дезинтеграция политического пространства в России, образование различных центров силы – будет насущным и необходимым требованием. Поскольку лишь отсутствие консолидированной в одних руках власти может служить гарантией того, что наша дивная страна не отколет в будущем ещё какой фортель, сродни аннексии Крыма, подставив серьёзных людей и создав им нехилые проблемы.

Однако же, поскольку территориальное расчленение всё-таки нежелательно (хотя углубление федерализации до примерно американского уровня может быть вариантом), следует стремиться к тому, чтобы практически официально было закреплено клановое разделение политических сил, пронизывающих все ветви власти и ведущих между собой достаточно жёсткую борьбу (но без фанатизма, соблюдая приличия).

Разумеется, в каком-то роде подобное разделение имеет место и сейчас. В каждом силовом ведомстве существуют кланы, грызущиеся под ковром, причём эти кланы могут не ограничиваться одним только ведомством.

Допустим, начальник отдела МВД в одной упряжке с заместителем прокурора района, но им противостоит его первый зам, начальник по оперативной работе (бывшая СКМ), который завязан с прокурором области. И у всех, конечно, есть свои друзья в СК, в ФСБ, в администрации, в Единой России, в прессе, в тех или иных коммерческих структурах.

Тем, кто знает расклады, оперировать в этой системе просто, когда имеешь информацию, кто с кем дружит и к кому с чем имеет смысл подходить.

Но у простых граждан-налогоплательщиков возникают понятные трудности, когда они пытаются найти некое подобие государственной защиты своих прав.

Скажем, вашу дочь изнасиловали патрульные менты. К кому обращаться?
Разумеется, только полный идиот обратится в дежурную часть того же ОМВД. Дежурный – скорее всего не станет ссориться с замначальника по общественной безопасности (бывшее МОБ), чьи орлы отличились, подставив его, и поступит так, чтобы тот получил сигнал и мог вмешаться. А уж начальника ОМВД – в любом случае известит, а тот тоже не заинтересован в скандале, поскольку это всё его подчинённые. Весьма вероятно, вы не только что заявление назад заберёте, но и потратитесь на лечение разбитой головы.

Резоннее было бы обращаться в СК, поскольку оно и ведёт дела об износе, но вы, опять же, не знаете, кто там дружит с каким из ментов (не с патрульными, конечно, с их начальством).

Но вот если знать, что начальник СКМ копает под своего шефа, метя в его кресло, то вы имеете шанс прийти к нему не как докучный терпила-проситель со своими жалкими ничтожными проблемами, а как обладатель ценного компромата. Он в любом случае не причастен к действиям пепсов, он операми рулит, а их косяки – ему на руку. Поэтому он может поспособствовать, чтобы делу дали ход или чтобы вам, по крайней мере, выплатили компенсацию.

С другой стороны, может быть и другая ситуация. Начальник ОМВД в отличных отношениях со своим замом по угрозыску, который метит на повышение в округ (область), а у начальника ОМВД там завязки, и позарез нужна его рекомендация. В этом случае подставлять его, высвечивая скандал с патрульными – последнее дело для начальника СКМ. Тех пепсов, может, и отмудохают, и уволят, но и вам с вашей дочкой, если будете настаивать на официальном расследовании, его опера проблем создадут. Вплоть до фабрикации уголовного дела уже на вас. А за какие ниточки кого дёргать – вы не знаете. Вы даже в прессе не можете быть уверены, кто с кем дружит и кто на кого компромат возьмётся раздувать.

Поэтому наша идея, в целях укрепления законности и внятности правопорядка – легализовать именно официальное разделение на кланы. Которые были бы сродни политическим партиям, но в действительности могут вообще не иметь никакой идеологии, а просто нескрываемо бороться за усиление своей власти (а вовсе не за счастье трудящихся или ещё каких лишенцев). Парадоксально, но именно такое положение вещей – вернейшим образом будет побуждать их к тому, чтобы блюсти законность (кое-где порой, по крайней мере) и приличия, придерживаться некоего «феерплея».

В некоторых своих художественных шнягах я описывал подобную систему, в которой кланы носят название драгоценных камней, «Рубиновый», «Топазный», «Сапфировый» (для себя мы резервируем «Изумрудный»), а идейных различий между ними не больше, чем между футбольными клубами или коммерческими корпорациями. It’s all about money, it’s all about power, it’s all about victory. Но вот как футбольный клуб не заинтересован в том, чтобы остаться единственным на поле на все времена – так и кланы эти будут заинтересованы в том, чтобы игра никогда не могла закончиться убедительной и абсолютной их победой. Потому что тогда станет скучно жить. К тому же, полнота власти подразумевает и полноту ответственности, а этого могут желать только самоуверенные инфантилы, не понимающие, как трудно и как уныло быть богом.

Помню, ознакомившись с возможностями той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать, многие люди удивлялись: «Да вы же в любой момент можете произвести переворот и завладеть полной властью в стране! Так что мешает?»
Ну, мешает то, что если мы это сделаем – то и за всё дерьмо на захваченной территории отвечать будем мы. Поэтому на нашем гербе начертан девиз: «Предпочитаем господству влияние», а не «Кабы я была царицей». Не, мы не хотим быть «царицей» и «владычицей морской». И – «золотой рыбкой» тем более быть не хотим (больно уж хлопотно это, капризы всяких старушек исполнять). Вполне довольствуемся ролью акулы, одной из, в акватории. И веселее – когда другие акулы рядом плещутся.

Конечно, для осознания превосходства конкуренции дружественно-враждебных силовых кланов перед консолидацией власти – потребна изрядная гражданская зрелость. Так-то многие люди в любезном Отечестве по-прежнему считают, что стоит изжить крамолу всякую нехорошую да полную власть доброму царю обеспечить – и он будет о них заботиться, холить да лелеять. Вопрос «На хер ему это будет надо, на хер они ему сплющились, о них заботиться, когда ничто уже не угрожает его власти?» - в эти простодушные головы не забредает. Вот в силу имманентной своей доброты он их будет благодетельствовать… наверное.

Грядущие события, впрочем, обещают окончательно развеять этот сладостный туман-дурман и показать ещё раз, что бывает со страной и людьми, если уповать на некую «объединительную национальную идею» и консолидацию политической власти в одних ласковых и заботливых руках. Ну, кто и после этого не поймёт, что нужно реальное, фактическое разделение силового ресурса на грызущиеся за власть фракции, - безнадёжные, наверное, кретины, они обнищают, продадутся за долги в рабство и не будут уже участниками политического процесса даже в качестве «лохтората».

Но для остальных – думаю, удастся создать систему, где сочетаются и институциональное (по Монтескье) разделение властей, и клановое. Причём, официально. Фактически – сочетание государственной и корпоративной юрисдикции, где эти силовые корпорации, имеющие своих ставленников в госструктурах, являются чем-то вроде страховых компаний, «конкурентных крыш».

И вот ты не тупо налоги платишь единому государству (кроме, там, общегражданского, минимального), а смотришь рекламные проспекты разных кланов, слушаешь отзывы приятелей и решаешь, что тебе наиболее подходит, скажем, «топазный» клан. Заключаешь с ними договор, платишь взносы. Если тебя кто-то обидел – связываешься с ними, а они уж там выясняют, какие у них есть люди в ментовке, в СК, в криминале у тебя на районе – и запускают процесс защиты твоих прав. Причём, действуют добросовестно, поскольку если не будут защищать своих клиентов – те разбегутся от них к другим кланами, а топазники останутся у разбитого корыта.

Ну или сам приходишь в ментовку – и ищешь сотрудников с символикой твоего клана. Они – имеют дополнительный стимул тебе помочь. Ибо если не сделают этого – ты можешь предъявить претензию не только ментовскому начальству, но и «по партийной линии». И их взгреют за дискредитацию клана.

На самом деле, что в советские времена всё-таки держало систему хоть в каком-то тонусе и позволяло хоть как-то воздействовать на госструктуры – так это как раз возможность давления по партийной линии. Вот только партия была одна, без конкуренции, а потому кривовато работало. Но если их будет несколько, да неэффективные отмирать будут, а новые нарождаться, расширяя поле деятельности? И у всех, при этом, собственный силовой ресурс, как государственный, так и частный? От войны «по Гоббсу» всех против всех – здравые люди быстро отходят (а нездравые – отходят навсегда и ещё быстрее, как показал опыт девяностых). Остаются – те, кто именно в рамках приличий (а порою и законности) готов действовать, с почтением к клиенту, за которого борются.

В общем, думаю, будущее России именно в этом. В государственности, разделённой состязанием конкурирующих крыш, имеющих легальные силовые ресурсы и не стесняющихся признавать, что они борются за власть и деньги, а вовсе не за идеалистические какие-то права человека, но вынуждены при этом воздерживаться от беспредела и даже чтить права человеков, которые их клиенты. Ключевое слово – «вынуждены».
Надеюсь, что такое будущее. А не распад, всё же, на сотню удельных княжеств, в каждом из которых заправлять будет хер знает кто и твориться будет чёрт знает что (друзьям украинцам, желающим северному соседу именно такой судьбы, и непременно в светлой обуви, - рекомендую подумать, всё же, как вы себя будете чувствовать, когда рядом образуется сотня невменяемых государств, во главе каждого из которых стоит какое-то своё хуйло и у каждого из них есть по ядерной ракете или хотя бы по химзаводу, способному отравить пол-Европы; не говоря уж о беженцах, которые ринутся прежде всего в русскоязычные страны, включая Украину).

Tags: Россия, грядущее, политика
Subscribe

  • О рабах и пирамидах

    Не раз и не два доводилось встречать в околоисторических публикациях примерно следующую сентенцию: «Вот раньше считалось, что египетские…

  • Памятка воину

    Отрадно идти в бой, зная, что се есть решительная битва в великой войне, от исхода коей зависят судьбы мира и героев коей потомки будут помнить и…

  • О будущем солнечных батареек

    Многие достойные люди, в целом презирая левацкий тоталитарный дискурс (особенно, в «гретинических» его проявлениях) — весьма…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments