artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Дети. Оружие. Кицунэ.

В американской прессе широко обсуждается очередная недавняя бойня в школе. Некий мудак обиделся на подружку, что она его бросила, пришёл в школу с волыном и завалил сколько-то человек народу, всё больше – совершенно непричастного к его амурному кризису.

Собственно, в каждом таком случае конкретный «триггер», - это всего лишь предлог. А суть – с одной стороны в том, что есть больной ублюдок, обиженный на весь белый свет и считающий, что это очень круто, убивать совершенно непричастных людей, выпуская пар, а с другой стороны – его сложно остановить, когда школы считаются в большинстве штатов gunfree zones. То есть, легальными охотничьими угодьями для психопатов. Большой привет хоплофобам и сторонникам ужесточения контроля над оружием. Понятное дело, табличка с перечёркнутым стволом очень мало мешает психопатам (он и ножом порезать может довольно много народу, что не раз бывало в Китае), но делает законопослушных людей беззащитной добычей.

В России такие случаи пока редки, хотя уже бывали. Но я всё же очень доволен, что мы создали свою, корпоративную школу для наших исчадий, где не только хорошая, профессиональная охрана, но и приветствуется вооружённость. Учителя могут носить боевые пистолеты по прохождении курсов, старшеклассники – по достижении пятнадцати лет, после не менее года занятий по огневой (это факультатив, но ходят почти все). Ну и существуют некоторые тесты на адекватность и самообладание, включая состояние изменённого сознания (алкоголь и наркота в школе запрещены, но когда это кому мешало нажраться или упыхаться?) Да, ещё требуется согласие не менее трёх четвертей одноклассников.



И вот когда мы вводили эту практику, вооружения старшеклассников, некоторые мамаши, особенно, из тех, кто недавно с нами, протестовали: «Да вы что, они же друг друга перестреляют! Это же смертельное оружие!»

Им объясняли: «Среднестатистический старшеклассник в нашей школе – это в любом случае смертельное оружие. Если он не фелонил физподготовку – он способен в считанные секунды наделать кучу трупов или инвалидов голыми руками или любыми подручными средствами. Если, конечно, у него сорвёт башню. Но мы стараемся учить детишек так, чтобы они себя контролировали. И довольно успешно. Драки бывают каждый день, но культурно, на заднем дворе, в присутствии «секундантов». И без фанатизма. Ни одного сколько-нибудь серьёзного увечья за все годы».

Естественно, когда мы продавили вооружённость – ситуация нисколько не изменилась. Не то что стрельбы друг по другу не было, но даже ни единого случая, когда бы кто-то достал волын «всуе» и наставил на одноклассника, угрожая или валяя дурака. Потому что каждый понимает, даже по пьяни: сделай он это – на него тут же уставятся двадцать волынов и кто-то может шмальнуть просто «на всякий случай». Не говоря уж о том, что из школы исключат гарантированно, если будешь махать стволом направо-налево. И вообще, если оружие рискуют доверять ментам и солдатикам – с какого бы перепугу отказывать в праве на него хорошо обученным, умственно развитым и психологически тренированным детишкам в элитной школе?

Тем не менее, кое-кто продолжает кудахтать: «Вы делаете из детей убийц!»
Особенно – много было претензий к нашей программе «Кицунэ», о которой я писал уже здесь, когда мы распространили её и на школу (для желающих). Если вкратце: подготовка агентов, способных действовать в тылу противника (условно говоря), не вызывая подозрений, не внушая опасений, располагая к себе оппонента – и, в случае надобности, эффективно его ликвидировать без оружия и каких-то специальных средств, которые бы могли их «спалить» при обыске.

Ну что же, про «Кицунэ» - можно сказать, что это тренировка именно убийц, ликвидаторов (в числе прочего). Однако ж, повторю, она касается далеко не всех, а лишь тех, кто реально хочет заниматься такой работой и расположен к ней. Не по маньячеству – а в силу понимания: это всё равно придётся делать в России, и уже довольно скоро, потому что гражданская война неизбежна, и будут «наши» и «враги», а потому следует стремиться к тому, чтобы минимизировать общие потери как у «наших», так и «врагов» (мы не стремимся воспроизвести картину Верещагина «Апофеоз войны»). А для этого – наносить точечные, выверенные удары, уничтожая только тех, кого надо, а не всех, кто оказался рядом и попал под раздачу. И малолеток мы всё-таки не задействуем в таких делах. Только тренируем, чтобы готовы были, когда время придёт.

И львиная доля этой подготовки – психологическая. В каком-то роде и «философская». Где ребятам объясняется, что в любой войне на обеих сторонах большинство составляют хорошие, добрые люди. «Все люди добрые, игемон». Реальных ублюдков и отморозков – их всё же мало. В принципе мало в человеческой популяции. Их и в «ополчении ДНР» сравнительно мало, хотя имеющиеся – воняют, конечно, на весь мир. И даже высшие чины СС – по-своему бывали неплохими людьми. Не говоря уж про солдат того же Вермахта. И это нужно очень хорошо понимать, когда кого-то убиваешь: он вряд ли является каким-то каноническим негодяем, средоточием зла. У него, наверное, можно найти много положительных черт, симпатичных. Но если он подписался участвовать в этой игре, войне, - значит, подписался и принял её правила.

При этом – нужно очень чётко понимать, что твой противник – это, как правило, человек, а не монстр, не порождение Ада, не кровожадное какое-то животное. Войдя с ним в общение – ты можешь найти его даже приятным. И уж точно, у него есть родители, братья-сёстры, дети, которые его любят, а он их. Поэтому, прежде чем идти в ликвидаторы, напряги воображение и постарайся представить как можно реалистичней, что ты будешь чувствовать, глядя в глаза его родным и близким. Если это чувство тебе слишком неприятно – не иди в ликвидаторы (а если, напротив, ты находишь его безумно радостным – то мы и не возьмём).

Но это что касается именно «Кицунэ», то есть, программы подготовки агентов, способных подкрасться к противнику «на мягких лапках», намеренно замочить его и воспринимать это как доктор, произведший эвтаназию по просьбе пациента (ведь тот, кто всерьёз идёт против таких хороших ребят, как мы, – по сути сам просит об эвтаназии, тяготясь бренной своей жизнью, вне зависимости от того, знает он об этом или нет).

Общая же программа боевой подготовки юношества (и девичества) – вовсе не призвана делать из них убийц. Скорее, наоборот. Воспитать их так, чтобы они НЕ стали убийцами по глупости, по мимолётной злости, по неуклюжести.

Собственно, в этом, на самом деле, и заключается первейшая функция любой разумной боевой системы. Ведь если вдуматься, убить человека совершенно несложно даже для неподготовленного индивида. Жена обнаруживает в кармане у мужа скомканный лифчик – и тычет его кухонным ножом в печень. Кто-то, подвыпив, делает некое неосторожное высказывание – и собутыльник разбивает ему голову пепельницей. Девять из десяти убийств в России – именно таковы. Бытовуха. Ну или – просто несчастные случаи, когда кто-то кого-то легонько стукнул или толкнул, а тот возьми да и упади виском на кирпич. Что, конечно, вряд ли можно считать преступлением – но всё равно неприятно.

Поэтому первым делом мы учим своих детишек чёткому пониманию: эмоции можно испытывать при словесных перепалках или битье тарелок. Но когда применяешь насилие – ты должен быть спокоен, как удав. Как только ты поднимаешь на кого-то руку - у тебя должен срабатывать триггер, включающий боевую программу. Где ты – тот самый «хороший самурай», который «мёртвый самурай», причём мёртвый ещё до боя. Ты не чувствуешь страха, ты не чувствуешь боли – ты не чувствуешь злости. Ты просто действуешь сообразно тому, что ты хочешь. И осмысливаешь свои действия применительно к ситуации.

Знаю, в иных системах подготовки бойцов существуют прямо противоположная концепция. Что ты должен рассвирепеть, хорошенько разозлиться на врага, стать берсерком. Это очень мило, конечно, вот только если научить человека злиться, чтобы убивать – кончится это тем, что он будет убивать, когда злится. И рано или поздно загремит на нары по совершенной глупости. Где будет хвататься за голову: «Ё-моё, что же я наделал! Ну, сказал он плохое про мою маму – да какая разница? Мы ведь даже знакомы не были, просто сцепились в кабаке! Нахер мне оно надо было, кадык ему вырывать!»

Нет, воля ваша, но мы стараемся выработать «снайперский» подход к насилию, даже в ближнем бою. Снайперу ведь не нужно впадать в берсеркерский раж, чтобы поражать цели? Вернее, он и хрен куда попадёт, если его будет колотить от ярости благородной. Он должен быть очень спокоен и сосредоточен – но при этом действовать быстро и чётко. Ну вот и в ближнем бою нужно добиваться такого же подхода. Адреналин может подбодрить дилетанта, но без надобности профессионалу.

Помимо же разграничения ненасилие-насилие – мы вводим, для удобства, ещё три «зоны насилия». Сродни уровням тревожности с цветовыми кодами.

Зелёная зона – приятельский спарринг. Главная задача – не травмировать оппонента. Думать, куда бить и как бросать.

Жёлтая зона – отражение физического наезда в исполнении какого-то незнакомого жлоба, потенциально опасного, но не до крайности. Действовать по ситуации, но стараться избегать тяжких, тем паче смертельных увечий. Можно вывихнуть запястье, выбить челюсть, сломать голень, но нежелательно – травмировать глаза, кадык, проламывать голову, поражать область сердца.

К слову, иные «гуру» уличной самообороны дают порой потрясающие советы. «Если к вам подошли и попросили закурить в грубой форме – нужно перехватывать инициативу, тыкать пальцем в глаз, или оторвать ухо – это сразу деморализует агрессоров».
Один только вопрос: «Как вы собираетесь объяснять на суде, что парень, который попросил у вас закурить, пусть и в непочтительной форме, и которому вы оторвали ухо или выбили глаз, был именно агрессором?»
Боюсь, даже в странах, где отношение к необходимой обороне более «либеральное», нежели в России, в вашем случае судья вряд ли углядит её. И если у вас не все менты и судьи куплены – с этим приходится считаться. Да и просто глупо искалечить человека, который, возможно, и не собирался делать вам ничего особо плохого. Который просто дурно воспитан.

Синяя зона – реально опасный конфликт, где миндальничать уже не приходится, где все средства хороши, а к степени урона здоровью противника приходится относиться безразлично. Главное – нейтрализовать.
Ну, когда, допустим, он достаёт нож. Большинство людей в этот момент думают: «Мне пиздец» - своих мы учим думать: «Ему пиздец». Потому что теперь можно не мелочиться и не заботиться о целостности его организма. Бить, как придётся, ломать – что подставит. А это – большое облегчение, на самом деле, избавление от заботы о том, как бы так его вырубить, чтобы не замочить.

И наконец, чёрная зона. Это когда ты намеренно ставишь себе целью физическое уничтожение противника. Но это уже профессиональная фишка, где нужно быть очень вдумчивым и очень хорошо понимать, что ты делаешь и зачем. И не дай бог испытывать при этом какую-либо ненависть к объекту (повторю, вообще при использовании любого насилия – не стоит иметь в душе сильные эмоции, это лишнее).

Как это возможно, убивать человека, не испытывая к нему ненависти? Да так же, как убиваешь кролика. Он такой миленький, пушистенький (хотя и тупой). Его приятно гладить. Но когда тебе нужно сварганить из него жаркое – он берётся за задние лапки, вывешивается, и ему наносится резкий, акцентированный удар палкой или ребром ладони по затылку, под уши, на мгновенный разрыв шейных позвонков. Чтоб не мучить эту милую зверушку (да, в отличие от всяких маньяков, запечатлевающих на видео свои сомнительные садистские развлечения с собачками, а потом мнящих себя спецназом и сражающихся с «укрофашизмом» в рядах бойцов ДНР – мы исповедуем принцип «убивая – убивай»; быстро, безболезненно; и уж точно – никто из наших никогда не вляпается в такое дерьмо, как ДНР, поскольку нам претит война ради войны и беспредел ради самоутверждения).

Ну и в программе «Кицунэ», открою зловещую тайну, ребята тренируются на кроликах. Только на тех, которые реально в жаркое определены, а потому их по-любому пришлось бы забить. Допускаются – когда удар уже наработан. Может, это цинично по отношению к «банни» (хотя они всё равно нихера не соображают и не успевают ничего почувствовать), но это полезное психологическое упражнение, переключение регистров. Вот ты его гладишь – а вот ты его убиваешь. В конце концов, ликвидатору приходится делать то же самое и с людьми, когда они противники. Притупить бдительность, изобразить искреннюю доброжелательность и симпатию – и замочить так, чтобы понять ничего не успели. Это гуманнее, чем пугать человека напоследок своей перекошенной от ярости физиономией.

Помню, меня спрашивали как-то (и не один раз) о конкретных техниках, использующихся в боевой подготовке нашего юношества (и девичества). Типа, какая школа, какой стиль.
Тут – не буду оригинален. Как обычно в таких случаях – сборная солянка, с миру по нитке.
Бокс – хорош прежде всего тем, что учит огребать по морде и не тушеваться, не раскисать, но и не злобиться. Держать удар, в общем.
Но плоховат тем, что на ринге есть перчатки, а в жизни их обычно нет. Соответственно, боксёрские удары оказываются весьма опасными. Для бьющего. Ибо голова – это кость, и если угодить со всей силы в лоб – запросто выбьешь себе костяшки или даже поломаешь фаланги к чёртовой матери.
Поэтому в реальной драке предпочтительней удары основанием кулака, ребром ладони или раскрытой ладонью, тем местом, которое хироманты называют «холм Марса».
Здесь (как и для ударов ногами) – база, конечно, карате. Это, пожалуй, самая жёсткая система, исторически созданная окинавскими пейзанами для уверенного и быстрого поражения голыми руками и ногами смертельно опасного противника, самурая, имеющего холодное оружие (поэтому в классическом карате нет специфических приёмов по отбору ножа и прочая ересь). Если удары действительно хорошо поставлены, а ударные поверхности хорошо набиты – в принципе это техника мгновенного убийства. Череп раскалывается и рёбра проламываются – только в путь. Но понятно, что «балет» за ипоны на тотами – это уже немножко другое. Отчего и происходят многочисленные недоразумения, когда карате воспринимается исключительно как «непрактичное понтоватое ногомашество» для самоутверждения перед девками. Нет, оно и для этих целей годится – но задумывалось для убийства.

При этом, разучиваются какие-то элементы, скажем, винчуна (особенно для девчонок) и даже такой экзотики, как капоэйра (для длинноногих). В принципе, арсенал средств подбирается индивидуально, сообразно конституции и повадкам студента, но главное – общефизическая подготовка (туда и паркур ещё входит, поэтому она довольно приличная), наработанность ударов, и сама по себе способность входить в «боевой режим», где учишься не терять голову и мочить оппонента в зависимости от ситуации.

Борцовская и заломная техника – в целом растёт из самбо (самбоуда, унибоса), а соответственно – восходит к дзюдо и джиу-джитсу, но на самом деле она довольно схожая у разных культур на протяжении всей истории. Опять же, конкретные приёмы подбираются исходя из персональных данных «студента», что ему лучше даётся.

Впрочем, привязку к конкретным приёмам, «доведённым до автоматизма» – мы не практикуем. Учим соображать, не теряя хладнокровия, импровизировать на местности.

«Если противник атакует ножом снизу, то делаем раз, делаем два… и вы труп».
Нет, никакого подобного идиотизма. Мы рвём дистанцию и смотрим, нет ли где палки или камня. Или – срываем травинку и хлещем ему по глазам. Или – стягиваем куртку и «связываем» ею ножевую его руку, одновременно нанося лоукик. Или – не разрываем дистанцию, а наоборот идём на него и вышибаем ему колено, если он намекает, что не очень хорошо с пёрышком своим управляется. Но при этом – достаём из кармана горсть мелочи и швыряем ему в лицо.

В общем, мы даём некоторый базовый арсенал средств, удары, броски, заломы, но главное – учим оценивать ситуацию и действовать адекватно. Иногда «адекватно» означает «сто первый приём карате – бег». Ничего позорного нет в том, чтобы сбежать от человека, когда ты не хочешь его убивать или калечить, когда в этом объективной нужды нет. И если гопника на улице желательно всё же проучить, чтобы он опасность для других людей больше не представлял, то, скажем, от разгневанных ревнивых мужей я предпочитал сбегать, нежели унижать их ещё и мордобоем. Пусть думает, что победил, что очень страшный :-)

Ещё меня спрашивали, практикуется ли у нас «бесконтактный» бой и работа по точкам.
Сразу скажу, т.н. «бесконтактный» бой – это просто фуфло. Работает исключительно на внушаемости аудитории, ценящей авторитет «гуру». Это мне всегда напоминало анекдот.
«Изобрёл один профессор прибор, способный читать мысли, типа миелофон. Решил испытать на студентах разных вузов.
Подходит к физику. Говорит: «Молодой человек, вы не могли бы меня ударить?»
И читает на экране: «Ударить? Профессора? Светило науки? Да как можно?»
Подходит к юристу. Та же просьба.
Читает: «Нанести телесное повреждение лицу пожилого возраста? В лучшем случае будет квалифицироваться как мелкое хулиганство или побои, но может быть и злостное хулиганство. Дурак я, что ли?»
Подходит к парню из института физкультуры. Обращается.
Заглядывает в экран, и вдруг – бамс, лежит в нокауте. Очухивается, поднимается, смотрит на прибор – вообще никакой записи. Просит: «А можно ещё раз?»
Бамс – в нокауте. Поднимается, отряхивается, смотрит. Опять – чистый экран.
«Можно, ещё разок?»
На экране, мелким-мелким шрифтом, едва мерцает мысль: «С ноги, что ли, въебать?»

Ну вот вся эта байда с «бесконтактным», «энергетическим» боем – ровно из той серии. Либо чел внушаем и благоговеет перед авторитетом – либо не очень внушаем. И тогда – «а не въебать ли с ноги этому сморчку, шоб тута не зазнавался?»

С точками – и то же самое, и не совсем то же. По сути, это нервные окончания, все эти точки акупунктуры. И есть очевидные крупные нервные узлы, которые, при воздействии, приводят к временному параличу «трафика». Солнышко, прежде всего. Подушные узлы, подчелюстной узел. Если хорошо врезать туда – чел действительно на какое-то время теряет ориентацию вплоть до обморока.

А вот по яйцам бить не рекомендую, вопреки тому, что показывается в фильмах и чему учат на курсах девичьей самообороны. Да, это может быть больно – но мало-мальски тренированный боец способен перетерпеть любую боль. А от самого по себе посягательства – он будет в ярости. Он, может, не изнасилует вас после этого – но, возможно, вы бы предпочли, чтобы всего лишь изнасиловал. А паралич – только у неподготовленных людей удар в пах вызывает, всё больше от страха.

Более же мелкие точки – они не только что меньше влияют на боеготовность организма, но их найти ещё надо, чтобы воздействовать. А расположение бывает довольно индивидуальным. В драке – сложновато поражать их «точечно».

Зато – они годятся для «форсированного интервьюирования». Где используется смесь физического воздействия и «игры на мнительности».

«Сейчас я нажму тебе кое на какие волшебные кнопочки. Больно не будет. Вернее, будет. Правда, ведь, больно? Но это я легонько очень нажал. На секундочку. Если нажму сильнее и подержу – ты станешь импотентом на всю жизнь. Обвиснет намертво – и никакая медицина не поправит такую беду. Понять даже не сумеет, отчего оно у тебя. А теперь подумай: оно стоит того, секреты этой жирной свиньи, которые ты хранишь столь самоотверженно, и которая тебя на самом деле подставила, утаив, во что втравила»,

Это, конечно, грубая работа, но прокатывает обычно, когда нужно получить информацию здесь и сейчас и нет времени, чтобы заходить как-то более тонко. Но что характерно, отрезать себе пару мизинцев – этот чел позволит. Когда мужественный парень. А вот довольно мифическая угроза импотенции на всю жизнь – на него действует. Он ею проникается. У него реально на пару дней обвиснуть может, если хорошо внушить удалось. От этого – он в ужасе. И чем мужественней – тем в большем ужасе.

В этом отношении – знание акупунктуры очень помогает (и для оздоровления – тоже).
Но вот все эти россказни, типа, есть спецы, которые способны сходу ткнуть в нужную точку, и человек сразу отрубается – для пивных. Сами посудите: если бы таким искусством они владели – кто бы мешал им заниматься борьбой, скажем, и когда их пальцы могут невозбранно шарить по всему телу оппонента, одерживать гарантированную победу? Правда жизни в том, что любой молодой спорстмен – заломает этих спивающихся старпёров на раз-два и фамилии не спросит. Но если спросит и если проникнется пиететом – тогда, конечно, будет и от энергетических пасов на коврик валиться, и от «точечных» ударов млеть.

Поэтому, нет никакой магии в прикладных боевых искусствах. Есть, с одной стороны, физическая подготовка, с другой – психология.
Физическая подготовка позволяет, при должном упорстве, за год поставить удар так, чтобы ломать основанием кулака доску-сороковку (или даже пятидесятку). Черепная коробка – уступает по прочности, не говоря уж о шейных позвонках и основании черепа (это где тыльная сторона шеи переходит в затылок, очень уязвимое место, о чём мы призываем помнить в дружественных потасовках, прежде всего). Этого – вполне достаточно, чтобы гарантированно вырубить или убить любого противника, если он пропустит удар в голову.
Психологическая – позволяет осознавать, кто ты, где ты, и зачем что-то делаешь. Даже если пьяный, укуренный, удолбанный. Воздерживаться от опасного насилия, насколько это возможно – но не скорбеть и не раскаиваться, если тебя вынудили его применить.

Вот этому мы учим наш молодняк, прежде всего. С тем, чтобы они как раз имели поменьше шансов стать «убийцами по дурости». Чтобы контролировали себя, отдавали себе отчёт в своих действиях.

И с огнестрелом – ровно та же фигня. Никаких дурацких «максим» вроде: «Если достал ствол – то стреляй!» Нет. В большинстве случаев – ствол достаётся именно для того, чтобы не стрелять, а лишь обозначить уровень угрозы. Но перед тем, как достать ствол, – полезно задуматься: на кого ты его направляешь, кому и чем угрожаешь?

Повторю, у нас не было случаев, когда бы школьнички наставляли друг на друга стволы «в запале» или «по дурости». Несмотря на все обидки и темперамент «пубертата».

Зато если маньяк вдруг всё же просочится в школу и стрельбу откроет – я совершенно уверен, что там нашпигуют его из всех стволов очень быстро. И никто не будет особливо раскаиваться.

Tags: оружие, педагогика, психология
Subscribe

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Афган и Ишаки (не афганские)

    Понятно было, что амеры рано или поздно уйдут из Афгана, но от того, как(!) это делается сейчас — ей-богу, хочется напиться, чтобы не видеть…

  • Лука и Люка

    На днях в киевском парке обнаружили повешенным главу Белорусского Дома в Украине. Естественно, подозревают белорусские спецслужбы — благо, СБУ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment