artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Наивселеннейшее ободрение

В фильме Вуди Аллена «Энни Холл» (кстати, неплохой фильм) есть такой эпизод.

В детстве главный герой узнаёт, что Вселенная расширяется — и впадает в уныние. Ведь если так, рано или поздно она «разбежится» совсем, и всё распадётся, а значит, ничто не имеет смысла, и можно не ходить в школу.

Я же тогда подумал: «А почему, собственно? Почему люди такие странные существа, что во всём видят мрачнуху — где, казалось бы, наоборот нужно видеть луч надежды?»

Ладно, это был сильно замороченный, умненький, но грустный еврейский мальчик. Еврейские отроки бывают очень грустны — пока не становятся комедиантами (а становясь — прячут тоску в глубинах).

Но на самом деле, не такая уж плохая это новость, что Вселенная расширяется и обречена на кирдык, рано или поздно, плюс-минус десять миллиардов лет.

Нет, я не готов спорить о достоверности Теории Большого Взрыва.

Сам больше склонен думать, что наблюдаемая нами Вселенная, которая действительно расширяется — это просто одна из супермегаметагалактик, песчинка в пустыне мироздания, или пузырик — один из бесчётных гуголов пузыриков, которые попеременно надуваются, разбегаются, лопаются, схлопываются, и весь отдельно взятый цикл от одного большого взрыва до другого — миг в летописи Мироздания.

Но, разумеется, у меня нет никаких доказательств в подтверждение своей версии. Просто — интуитивная тяга к идее бесконечности пространства и времени.

Поэтому, я не буду настаивать: возможно, через какие-то двадцать-тридцать миллиардов лет сгинет весь мир, а не только наша супермегаметагалактика.

Более того, вполне возможно, что мы-то, земляне, сгинем и раньше. Миллиарда через четыре годиков, когда наше солнышко покраснеет, разбухнет, и сначала всё вскипятит на планете, а потом — потухнет.

Конечно, первую фазу угасания светила — мы могли бы перекантоваться где-нибудь на Нептуне.

Но смерть Солнца — будет и нашей смертью, наверное.

И кто-то скажет, что у нас есть в запасе те четыре-пять миллиардов лет, чтобы вырваться за пределы Солнечной системы и колонизировать иные миры, но, даже если мы сделаем это, возможно, мы никогда не сможем перемещаться между этими колониями с разумной скоростью. Некоторые — именно так трактуют теорию Эйнштейна.

То есть, и у моего пра(пра...пра)внука — не будет десятка планет, чтобы на одной давать балы, на другой купаться в море, на третьей охотиться, на четвёртой — работать Богом у отсталых туземцев.

И, возможно, параллельные миры мы тоже не сумеем открывать. Возможно, их и нет.

И что тогда останется нам делать, сидя на орбите агонизирующего светила или же бороздя стылые просторы чёрного космоса?

Вот даже если мы добьёмся бессмертия — на что мы будем его тратить?

На созерцание того, как очередная Грета Тунберг раздаёт лицензии на вдох и выдох?

Я так не думаю.

Мы, человечество, всегда находили менее унылые выходы из подобных ситуаций с ресурсным кризисом. Когда бы светлое будущее светило нам одной аскезой — впору было бы начинать решать «проблему лишнего человека» уже сейчас.

Нет, мы всё равно сгинем вместе с Солнцем, самое крайнее — с тепловой гибелью Вселенной, но до того — по крайней мере отожжём на славу.

И вот многих печалит эта мысль, что мы по-любому обречены, что ничто не имеет смысла, что бы мы ни делали — но я нахожу в этой мысли утешение и ободрение.

Да, вполне возможно, что и обречены. И вполне возможно, что никакие наши действия не повлияют на конечный результат.

Добавлю ещё, что если и есть в той Вселенной некто Бог — у нас нет и быть не может никаких способов подтвердить или опровергнуть его существование, не говоря уж «постичь его истинную волю».

Поэтому вопрос бытия божьего — хотя может быть лакомой жвачкой для абстрактных дискуссий, но не имеет никакого практического значения, не может оказывать никакого влияния на человеческую этику.

Таким образом, приняв эти нехитрые соображения, можно признать, что нет никакого «долга» - ни перед Господом, ни перед Будущим.

А когда так, то, словами Алёши Карамазова, «Если Бога нет — то всё можно». А если Будущего нет — так тем более.

Можно, например, увиливать от обязанности сжигать на кострах всяких народных целительниц, что предписывалось делать набожным людям.

Можно не рубить головы «инфиделям» только за то, что они не веруют в твоего Бога.

Можно даже не возлагать на жертвенный алтарь своего единственного сына, когда тебя проглючило, будто бы так повелел Господь.

Можно вообще не делать очень много вещей, которые обычно людям не нравятся (ну, если иметь в виду психически здоровых людей).

И делать — то, что нравится.

Без оглядки и на Бога, и на Будущее.

Нет, конечно, жизнь — это путь компромиссов. И чтобы делать то, что тебе нравится — порою приходится делать и то, что НЕ нравится.

Но тут важен баланс. Важно «сальдо» позитива и негатива.

Вот, скажем, мне — в принципе не нравится убивать живых существ.

Особенно — безобидных. Про которых нельзя сказать, что ты одержал над ними «впечатляющую победу».

Так, я даже в детстве не получал удовольствие, отрубая голову курице.

Но если это нужно будет сделать, чтобы сварить бульон — конечно, я это сделаю.

Потому что это будет хороший бульон. Роскошный даже.

Позитив от него — перевесит тот негатив, который получен был от акта убийства этой наивной птицы, доверившей свою судьбу человеку.

С другой стороны, вот предложат мне отрубить голову младенцу.

И даже мотивируют весьма убедительно.

Расскажут, что, хотя сам он невинное дитя, но выпало ему несчастье родиться наследником свергнутого монарха. Того гляди вокруг сплотятся недобитые сторонники реставрации — и будет война.

Возможно, бойня на десятилетия, в которой сгинут миллионы людей, в том числе — многие тысячи невинных младенцев, ибо так всегда бывает.

Я бы ответил, что в этом есть свой резон — и я не осуждаю Августа, когда он прикончил Цезариона, ребёнка Цезаря и Клеопатры, по тем же причинам.

Но у Августа были свои приоритеты, а у меня свои.

Хотя, упаси Юпитер считать себя нравственней Августа — скорее наоборот.

Если начистоту, мне в принципе похер, разразится ли гражданская война и сколько в ней сгинет народу.

По-любому все нынешние младенцы — будут мертвы уже века через полтора.

Ибо род приходит, род уходит.

Но дальше в Экклезиасте говорится, что «земля пребывает вовеки»?

Да, если не учитывать перспективу угасания Солнца и, далее, тепловой смерти Вселенной.

А если учитывать — так мне тем более похер, устоит ли сейчас эта держава, уцелеет ли эта нация.

Когда нет — не первый случай, когда не устояла, когда не уцелела.

Как сказано в песенке, All we are is dust in the wind.

И там же сказано: Nothing lasts forever but the earth and sun.

Но и это неточно. Всё-таки, и Земля с Солнцем - не forever. А всего-то ещё на четыре миллиарда лет.

Так тем более — нет мне резона марать руки младенческой кровью и делать то, что действительно сильно не нравится.

Чтобы спасти миллионы других жизней?

Брюс Уиллис спасёт — а мне плевать. Этих людей — убью не я. И смерть миллионов — статистика. Я слышал много историй про массовую гибель незнакомых людей — и давно перестал слезиться по данному поводу. Если вовсе слезился.

Но конкретно этого младенчика мне предлагают зарезать самолично — а у меня сильное эстетическое предубеждение на сей счёт. И я могу себе позволить подобный сентиментальный каприз — ибо нет надо мной никакого Долга.
Да, мне приятно думать, будто я способствую прогрессу Цивилизации - но это лишь игра. И я не собираюсь резать младенцев, брезгую, идите к чёрту.

Но что скажут про тебя потомки, как отзовётся твоё имя в веках, когда ты пренебрежёшь Долгом?

Практика показывает, что как ты забашляешь летописцам — так и отзовётся твоё имя в веках.

Вот, скажем, князь Ярослав Владимирович, прозванный впоследствии «Мудрым».

Он и был не дурак: заказал варяжским киллерам двух своих братьев, Бориса и Глеба, а стрелки перевёл на третьего, Святополка. Тот был старшим из наследников, а те двое — первыми на Руси родились в христианском браке. Поэтому все были конкурентами Ярослава, где ему по закону не светило ничего.

Но он разделался с ними, а потом ублажил церковников, чтобы запечатлели его версию этой милой семейной размолвки.

Сейчас-то абсолютно доказано, что именно Ярослав был злодеем. И интриганом. И запредельным циником.

Но, в общем-то, всем пофиг. Похоже, он вышел действительно толковым государственным деятелем, многое сделал для развития культуры, а потому — молодец, что занял своё место. Кого он там при этом грохнул на пути к престолу, и насколько коварно — сейчас уж всем плевать.

К слову, пример Ярослава, почерпнутый от Олеся Бузины, весьма вдохновляет и нынешнего российского правителя.

Он старается подражать.

Проблема, правда, в том, что Ярослав — он был реально мудрый, а не только отмороженный.

Ну вот так примерно относятся потомки к добродетелям и злодействам предков. В целом — пофиг моральные оценки, а важно лишь, чтобы в целом сюжет был интересненький.

Возможно, лет через пятьсот — в Германии поставят памятник Гитлеру.

А что? В Монголии и Казахстане — уже чтят Чингисхана как национального героя. Ибо — масштаб личности налицо. А что он был маньяк, сгубивший кучу народу — так они бы в любом случае не дожили до наших дней.

Поэтому, глупо брать в расчёт и «память потомков», когда ищешь себе модель поведения здесь и сейчас.

Нет, разумно — брать в расчёт лишь то, кем тебе нравится или не нравится быть самому. От чего ты получаешь кайф, а от чего омерзение — это единственное, что важно. Остальное — тень на плетень, туман на дурман.

И если вдуматься, это действительно очень обнадёживающая мысль. Что можно не париться, как твои дела аукнутся в вечности, а просто быть самим собой. Таким, как ты сам себе нравишься.

And nothing else matters.

Tags: грядущее, философия, этика
Subscribe

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments