artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О стрельбе в Пермском универе

Очередной скулшутинг в России. Определённо, входит в моду.

Да, наверное, можно назвать и пальбу в вузах - «скулшутингом». По-любому — школа.

Как обычно в таких случаях, озабоченные люди квохчут: «А ведь давно уже были звоночки, давно уже этот парень проявлял свою неадекватность. Ещё в школе грозился всех убить. И в блоге тоже. Почему ничего не делали, почему никак не реагировали?»

И я вот подумал: а вот если бы в Кошке, нашей Корпоративной Школе, где учится мой сын, объявился юноша с такими же замашками? Что бы я стал делать, как бы стал реагировать?

Замечу, у меня возможности — ну, существенно выше, чем у государственной ментовки. Особенно — в этой школе, где я состою сопредседателем попечительского совета. Да и по жизни — тоже, я могу очень многое такое, о чём никакая полиция не может и мечтать.

В конце концов, если уж реально зайдёт речь о жизни моего сына — я могу сделать так, что источник угрозы потеряется — и вообще никогда никем не найдётся. Благо, в этом случае — и с мотивацией у меня будет полный порядок.

Но тем не менее, вот, допустим, есть мутноватый пацанчик, который обожает тему Колумбайна, чуть ли не дрочит на видео скулшутингов (или без «чуть ли») - и не скрывает, что сам мечтает устроить нечто подобное.

И — чего с ним делать?

Ну, если он открыто хамит и угрожает, особенно учителям — я с ним, наверное, лично поговорю, объясню, что это невежливо. И что если с первого раза не поймёт — просто вылетит из школы. Ибо - «нам хамов не надо, мы сами хамы».

Однако ж, обычно скулшутеры — не совсем идиоты. Социопаты, психопаты — но не идиоты.

Поэтому, с большой вероятностью, парень заверит, что просто вот такая у него манера ворчания, вот так он пар спускает, но, конечно, это всё понарошку, конечно, он постарается больше так не шутить, если его шутки так шокируют людей. И — ещё глубже занырнёт в тихий омут своих инфернальных фантазий. А когда вынырнет с шотганом в зубах — хрен знает.

И чего дальше?

Натравить на него психологов?

Ну, можно склонить к беседе-другой.

Ну, опять же, заверит он, что это всё понарошку, это всё эпатаж, что на самом деле он очень добрый и правильный.

Даже если ему не поверят, даже если и психиатр диагностирует психопатию — то и что с того? Она же явно компенсированная — а таких у нас четверть населения, психопатов С-типа (то есть, с устойчивой компенсацией). А уж среди сколько-нибудь творческих личностей — так каждый первый. Тем более — во тинейджерстве, когда ещё эмпатия толком не отросла на почве заботы о ком-то, когда силы направлены на самоутверждение.

В общем, даже если этот парень явно тревожные звоночки даёте — то хрен я чего с ним сделаю. Вот даже я — хрен чего сделаю.

Ну не в зиндан же его сажать, профилактически, и не конвой же к нему приставлять?

И даже если как-то ограничить его легальное право на оружие — ну, когда не полный дебил, запросто раздобудет по-любому.

Тут, извините, менты с АКСУ по улицам разгуливают. Подошёл, ножик под ключицу загнал, «ксюшу» снял — в школу пошёл. И это не рецепт для маньяка — это просто самоочевидное соображение.

Поэтому, при всей заботе о безопасности наших детишек, мы прекрасно понимаем, что если у кого-то капитально протечёт крыша и он удумает устроить скулшутинг — то прекрасно он войдёт с оружием и откроет огонь.

И это притом, что в Кошке постоянно находятся шестеро наших матёрых спецназовцев (на входе — двое, из них один — за бронёй).

Но что немножко больше обнадёживает — так то, что боевое оружие, пистолеты, есть у учителей, прошедших курсы, и у старшеклассников от пятнадцати лет.

Причём, чтобы дети получили право носить пестик — нужно согласие одноклассников. Оно — способствует тому, чтобы дети старались быть взаимно вежливы, чтобы не грозились попусту, чтобы даже на драки приглашали друг друга хладнокровно и интеллигентно — и чтобы не дай бог не сочли за психа.

Хотя, конечно, обильная наша вооружённость — не панацея от скулшутинга. Ничто не панацея. Но — всё-таки позволяет детишкам чувствовать себя уверенней, когда вокруг полно дружественных стволов в довольно умелых руках.

Однако ж, точечно и превентивно обезвредить будущего злодея — это просто нереально.

Ибо он — Будущий.

Пока что — он ничего не сделал такого, за что бы его можно было как-то ограничивать, изолировать, брать под надзор.

Он даже табачный киоск по пьяни не грабил — чтобы на учёт в ментовку поставить.

Он — только интересуется стрёмными всякими темами, мочиловом всяким — да говорит слова.

Иногда — ожесточённые слова, страшноватые, но — это всего лишь слова.

Если сажать в яму каждого подростка, который грозится кого-то убить — землю до ядра разроем.

И ещё один момент: это обычно после происшествия знакомые вспоминают: «А он всегда был какой-то странный. Вроде, и тихий — а странный. И вещи говорил иногда страшные — а мы внимания не обращали».

Ну да.

Сейчас обратили — поскольку вот оно, свершилось. Не то б — и хрен бы вспомнили.

Как не вспоминаете про других своих знакомцев-тинейджеров, которые тоже могут наговорить чёрте чего, и порой ведут себя странновато — но просто пока никого не подстрелили (и, скорее всего, не подстрелят).

На самом деле, это очень сложная задача, превентивное «профилирование» маньяка-скулшутера.

В попсовой псевдопсихологической традиции обычно дело представляют так, что вот была жертва всеобщей травли (а дети, как известно, бывают очень жестоки… почти как взрослые), и её чморили, гнобили, но вот не выдержала и сорвалась.

Примерно как в эстонском фильме «Класс». Очень неплохой, кстати, фильм, достоверный примерно процентов на восемьдесят. Но вот конкретно финальная эскалация глумления и последующая месть — нет, это высосано из пальца, чего и не скрывают создатели.

На самом деле типичный (насколько можно тут типизировать) скулшутер — это вовсе не жертва издевательств, доведённая до крайности.

Обычно «издевательства» со стороны одноклассников в адрес такой персоны — сводятся лишь к тому, что никто не хочет особо так сближаться с ним, чураются.

Но, собственно, и сам этот крендель — тоже довольно нелюдим. Социопат, в общем-то.

Это чувствуют другие дети — вот и чураются.

Но отношения будущего «героя новостей» с однокашниками — бывают пусть холодноватые, отстранённые, но в целом ровные. Никакой такой жести, что вот его запрессовали — и он не выдержал, пошёл всех мочить.

Да нет. Кто позволяет себя регулярно прессовать и чморить — он не будет хвататься за ствол и всех валить.

Он или сломается окончательно, возможно, покончит с собой — или вырастет психологом, который будет расписывать отношения внутри школьного класса с позиции закоренелой омеги. А когда ещё школьник — он будет это осознавать, что сейчас хулиганы-альфачи его «буллят» - зато лет через двадцать он отыграется, гадостей про них напишет в своей диссертации.

Ну или не психологом — а киносценаристом вырастет такая омега.

Поэтому, собственно, все фильмы про школу последних лет тридцати, и российские, и забугорные — это непременно фильмы про «омег» (которых гнусно и незаслуженно буллят).

И в фильмах омеги, доведённые до крайности измывательствами одноклассников, порой хватаются за оружие и устраивают пиф-паф.

В жизни — никогда.

Если кто-то на самом деле схватил ствол и пошёл валить всех направо и налево — его точно не притесняли. Не был он никаких «изгоем». Скорее - «Каин и Манфред» он был, а не «изгой». То есть, сам обособился и возвысился — а не гоним был и опущен.

Он — не мстит, он куражится.

Ему просто скучно было жить — а тут стало совсем скучно. И он слишком буквально понял слова поэта: «Всего два выхода для честных ребят — схватить автомат и убивать всех подряд».

Но, повторю, заранее спрогнозировать, что вот этот подросток на грани того, чтобы взять ствол и устроить стрельбу — практически нереально.

Конечно, потом-то станет известно, что он расписывал свой план массового побоища на своей страничке в соцсети.

Это станет известно — поскольку побоище состоялось.

А про тысячи других подростков, которые в минуты тоски душевной тоже делились с миром своими кровожадными планами — ничего не станет известно, потому что они этого не воплощали.

Ну и какие лекарства могут быть против возможных психов-шутеров?

Вооружённость и подготовленность возможных жертв — само собой.

Ещё, наверное, всё-таки нужно возрождать в школьных классах здоровый буллинг, отменять «нулевую терпимость».

Социопата — да, могут загнобить, поскольку дети чувствуют гниль, могут опустить слишком сильно, так, что он, возможно, наложит на себя руки, но — он один лишь сгинет (даже в этом крайнем печальном случае).

Буллинг — его сломает, не даст этому ничтожеству почувствовать себя вершителем судеб и вообще «Терминатором».

Вообще же, буллинг — хорошая школа жизни, которая учит главному про ту жизнь. А именно, что она - «сука та ещё».

И нет никакой «справедливости», и нет у тебя никакого «безопасного пространства», и никто не обязан с тобой считаться — покуда ты сам не докажешь, что с тобой ВЫГОДНО считаться.

Если маленькому человечку приходится самоутверждаться изо дня в день, доказывая, что с ним надо считаться — он учится это делать, и сравнительно безобидно, культурно. С такой практикой - он вряд ли поприветствует мысль о том, чтобы сначала всех перестрелять, а потом самому сесть на пожизненное.

Вообще же, что говорить о подростках, устраивающих стрельбу?

Мы живём в таком мире, где и мне уж порой грезится Армагеддон как наилучший выход из ловушки «вселенского доброхотства».

Типа, «пусть сильнее грянет буря».

Вот как ни комично, как ни «подростково».

Тем не менее, что бы я на самом деле сотворил с кренделем из Лёшкиной школы, который внушает реально серьёзные опасения как потенциальный маньяк?

Пожалуй, подослал бы к нему человечков, которые бы предложили вступить в наикрутейшую организацию, боевую дружину, которая карает всех, кто ей не нравится. И, парень, нам нужны такие молодцы, как ты, без страха и упрёка.

Ну а потом бы, набрав достаточно материала — сдал бы с потрохами в ФСБ, и пусть ему вешают все статьи 205 с циферками через точку.

И кое-какие правозащитники сказали бы, что это лютый произвол и очередная циничная гэбэшная провокация, судить мальчишку за то, что грезил о революционной борьбе, и никто из них не понимал бы, что плевать мне на «революционную борьбу», а просто я не хочу, чтобы этот маньяк находился рядом с моим сыном. Ибо Лёшка, конечно, очень быстро умеет извлекать и поражать — но это тоже не панацея, не абсолютный оберег.

Впрочем, именно потому, что мы не запрещаем в Кошке буллинг и не мешаем детям драться (хотя культурно) — там, пожалуй, и невелика угроза, что кто-то сорвётся и решится на суицид с массовым жертвоприношением.

Понятно, зарекаться ни от чего нельзя — но мы говорим о вероятностях.

Tags: оружие, психология, школа, шутинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal