artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Фарцовка и моральность

Когда я упоминаю, что в детстве, во второй половине восьмидесятых, тусовал с фарцовщиками (из числа студентов-филологов моего Олдмана) и помогал им в их делах — некоторые странные люди выражают недоумение: «А тебе, Тёма, не стыдно признаваться в таких вещах?»

Я же в ответ — никакого недоумения не испытываю. Я уж давно привык, что у многих людей голова устроена очень причудливо.

Однако ж, смею заверить, я бы не испытывал стыда, даже если б был комсомольским лидером. И я бы, возможно, им был, родись лет на пять раньше.

Да, мне бы хватило цинизма и лицемерия, чтобы прибегнуть к подобному приспособленчеству. Наверное. Было бы противно — но я бы воспринимал это как роль. И как утончённое издевательство над Совдепом.

Однако ж, четырнадцать мне стукнуло в девяностом — когда финал Советской Власти был «немного предсказуем» (хотя некоторые уникумы и сейчас уверяют, что «всё рухнуло в одночасье, как гром среди ясного неба»).

Из нашего класса в комсомол вступили лишь две девчушки-евреечки, яростные антисоветчицы — мотивируя стремлением «разрушать систему изнутри» (ну и предки заставили немножко подстраховаться — а то вдруг опять будут проблемы с поступлением у «беспартийных»?)

Этих девчонок никто не осуждал — ибо никто, естественно, не воспринимал их «комсомольство» всерьёз. Да собственно, уже всем всё пофиг было. Государство подвинулось — все занялись обустройством личных дел.

Но в том, что оно подвинуло свою тушу, что позволило наконец людям заниматься своими делами — без лишнего «солипсизма», но и без напускной скромности, я видел и свою персональную заслугу.

И именно в том, что содействовал фарцовщикам. Помогал приобретать у иностранцев всякие интересные штучки, перемещал валюту, находил и клиентуру для сбыта.

Тут вспоминаются слова одного небезызвестного человека: «Не думай, что твоя страна может сделать для тебя — думай, что ты(!) можешь сделать со своей страной».

И вот я — хотел видеть свою страну свободной.

Я вообще ценю свободу — для меня это не пустой звук. И никогда не был.

Но любая прочая свобода в обществе — начинается со свободы торговли. С возможности людей вступать в добровольные частные сделки, чтобы обмениваться товарами и услугами, как они посчитают для себя выгодным.

Без этого, без экономической «суверенности» личности — все прочие свободы, писанные и декларированные, будут сугубой фикцией и профанацией.

И вот я тогда, как бы иронично ни относился к совковому официозу, в действительности не испытывал какой-то удушливой ненависти к этому государству.

Оно тогда находилось на пути исправления, стремясь обрести «человеческое лицо» - и я просто хотел помочь ему в этом.

Ну вот, например, чтобы снова, как в нормальном мире у нормальных людей, воцарилась свобода частных добровольных сделок между людьми.

Советский речекряк обзывал, конечно, такую деятельность грязными словами вроде «фарцовка» или, более широко, «спекуляция» - но это не меняет сути.

Свобода торговли — моральна, а запрет её — аморален.

И как возражать против аморального запрета?

Выходить с плакатиками? Писать письма в Политбюро?

Что ж, я воздаю должное мужеству всякого рода правозащитников — но не нахожу их методы эффективными.

Эффективная борьба с запретом — просто нарушать его.

Действовать так, как будто его нет — но получать выгоды от того, что он есть, включая «ренту за риск».

Два в одном: и на душе тепло от того, что делаешь доброе дело, обеспечивая людей нужными им товарами — и в кармане хрустит.

Вот как и сейчас — я не дожидаюсь, пока общество созреет для возвышения до нравственных идеалов Античности и реабилитации частного рабовладения.

Я просто — держу рабов на своей Плантации.

И мне плевать не только что на «его величество закон», но и на мнение самозванных светочей нравственности. Обычно они просто прохвосты, но в лучшем случае — импотенты.

«Что мы принимали за оргазм оказалось бронхиальной астмой, что мы принимали за нравственность — оказалось дефицитом гормонального фона».

Нет, в этом мире есть люди, чьё мнение по моральным вопросам мне небезразлично. Но это очень скромные люди, которые не лезут на трибуны, не поучают, не стыдят.

И уж точно — нормальный, нравственно не увечный человек ничего плохого не видит в том, чтобы приобретать товар у продавца и предоставлять его покупателю. Когда всё — по согласию и без обмана.

Но государство(!) видит в этом нечто плохое, поскольку понимает, что реальный обмен товарами обвалит к чертовой матери дутый курс его фуфельной валюты, которую оно безальтернативно впаривает своим узникам гражданам?

Правильно видит.

Конечно, обвалит.

И обвалилось.

И кое-кто заплакал. Особенно, из числа тех, для кого «всё рухнуло в одночасье, как гром среди ясного неба».

Но, блин — в этом мире всегда так. Кто-то теряет, кто-то находит.

Не думаю, что смогу утешить плакальщиков по крушению Совдепа, если скажу: «Извините, пожалуйста, что обвалил ваш Совочек, реализуя своё право покупать и продавать всякие там аудиокассеты. Но вот такой он был непрочный, как оказалось. Я нечаянно».

Нет, на самом деле — я всё-таки и в четырнадцать лет был не философ Александр Зиновьев, который в девяностые сетовал: «Мы целили в большевизм, а попали в Россию».

Да, я не философ. И не географ — но всё-таки был в курсе, что большевизм обосновался именно в России, а это значит, что если выбивать опору у большевизма, отжимая его от экономических рычагов своими частными сделками — то кое-кто в России окажется недоволен и будет плакать.

На всех не угодишь — да и надо ли?

Делай то, что считаешь правильным лично для себя — и не забывай про свой шкурный интерес, дабы не показаться самому себе слишком святым.

Don’t look too good, nor talk too wise.

Tags: Совдеп, ностальгия, обо_мне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment