artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О мирном протесте

Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво. Посматриваю всяких Альмодоваров, это дело затягивает, на «публицистику» времени нет. Тем более, политическую. Ну, тут, ей-богу, давно уже не о чем говорить(!) Ни в мире, ни, тем более, в России.

Но всё же, когда я слышу в очередной раз суждения об успешных стратегиях мирного протеста, мне вспоминается эпизод из ныне малоизвестного, но неплохого фильма про то, как Царь Пётр Высоцкого Арапа женил.

Вот этот эпизод (я постарался дать ссылку с привязкой ко времени, но если что — с 1:20:15)

Коротенький эпизодик — но в нём вся суть «мирного протеста» и его «понимания».

Ибрагим распинается перед молодыми мажорами боярами, устроившими погром в его доме, просит их убраться, они сначала не слушают, а потом почему-то прислушиваются. Когда слуга на них мушкетоны да пистоли с чердака наставляет. Ну и Ибрагим, естественно, продолжает «пуржить»: «Я знал, что не насилие, а тихое благоразумное слово...» - покуда не оборачивается.

Очень иллюстративненько.

В действительности, конечно, всё это чушь собачья, будто бы можно как-то подвинуть мирными протестами людей, готовых к насилию.

Вернее, всякий раз, когда провозглашается, что вот, мирный протест таки сработал, там-то или там-то, выясняются «малозначительные» сопутствующие детали.

Которые сводятся, в целом, к двум вариантам (иногда — к их комбинации).

Первое — те, против кого был направлен протест, в действительности НЕ готовы к его подавлению. Они искренне хотели быть «белыми и пушистыми», по тем или иным причинам (ну, например, они недавно осудили Гитлера, а потому им зазорно применять теперь методы, похожие на гитлеровские).

Второе же — имелось чёткое понимание, что если не начать договариваться с теми, кто протестует мирно — то придут другие, которые не хотят мира, а возможно, и не хотят переговоров. И они не будут претендовать на пацифизм, а устроят такой террористический пиздец, что сохранение контроля над ситуацией обойдётся дороже любых доходов, которые может приносить данная область.

Поэтому, конечно, все разговоры о том, как бы «усовестить», «устыдить», «наказать холодным презрением» тирана и его приспешников — это очень мило, но это не работает само по себе. Это работает лишь тогда, когда тиран и его приспешники проникаются пониманием, что для них выгоднее выбрать мирную оппозицию, не дожидаясь, покуда немирная поотрывает им головы.

И конечно, положено журить «немирных критиков режима» с их эксцессами, да вот только в их отсутствие — у них, у тиранов и приспешников, вовсе нет абсолютно никаких предпосылок к тому, чтобы уделять внимание мирным протестантам. Ну, пнуть иногда, за недостаточно восторженную физиономию — но и то необязательно. Так-то, волкам глубоко пофиг, что про них думают зайчики.

При этом, сам я — не участвую в публичной политике и никого ни к чему не призываю. Не люблю «давить биомассой». У меня другие методы. Я вообще не мыслю искусственными категориями «классов», «сословий», «каст» и т. п. - я предпочитаю говорить как конкретный человек с конкретным человеком. Ибо всякая система — состоит из конкретных человеков.

И будучи дипломатом, я стараюсь вообще не давить на людей без крайней необходимости. Даже на ментов — не давить, не загонять в угол, не лишать их феодального ихнего достоинства, но оставлять «золотой мост», оставлять такую видимость, как будто бы мы, разумно подискутировав, обоюдно пришли к некоему взаимовыгодному решению, а не то, что я ему навязал нечто такое, чего бы он сам не захотел делать.

И у меня, в целом, довольно широкие рамки для оценки мусорской «приличности».

Вот смотрели фильм «Касабланка»?

Очень хороший фильм. Чего не скажешь про тамошнего шефа полиции, в этом городке во французской Северной Африке, через который шёл поток беженцев от Райха в Америку.

Этот комиссар — он был не очень хороший человек (с послевоенной точки зрения). Он подчинялся как бы законному правительству Виши, а значит, сотрудничал с Гестапо и прессовал всяких подпольщиков и сопротивленцев. Правда, к чести его, он всё-таки порой и нарушал закон: за взятки помогал выправить те или иные документы, на что-то закрывал глаза (тоже небезвозмездно, конечно).

А в конце фильма (спойлер) он даже закрыл глаза на то, как его американский приятель пристрелил гестаповца, и пустил своих архаровцев по ложному следу. Потом же — и вовсе решил свалить от вишистов к голлистам.

Так вот этот полицейский — он, конечно, не ангел. Он прислуживал силам зла и прессовал в своих застенках силы добра. Но в конце концов — оказался не такой сволочью, какой мог бы быть: вовремя всё же изменил присяге. И поэтому его приходится считать всё же приличным парнем.

Ну и среди современных полицейских — тоже встречаются приличные, а главное — разумные ребята.

Просто, не надо на них давить с позиции «морального превосходства». Это вообще раздражает людей, декларация собственной moral high ground. В современном мире, где все прежние моральные авторитеты давно вышли на поверку либо лицемерными мерзавцами, либо слабоумными лунатиками — это просто пошлость, претензии на моральное превосходство.

Но зато, в уважительном разговоре с разумным человеком (даже и полицейским) — можно добиться взаимопонимания, апеллируя к разуму, а не к эмоциям или «нравственному чувству».

Вот давеча Гарик, мой первый зам, поведал анекдот.

Это не связано с политикой, но вышло так, что в офис к одному нашему подкрышному коммерсу нагрянуло маски-шоу, кое-что повредили, секретарш напугали, и, естественно, мы не могли оставить это просто так — иначе за что мы берём «крышевые»?

Менту, который инициировал этот наезд, предложили добровольно компенсировать причинённое неудобство. Причём, изначально, там о копеечной сумме речь шла, что-то сотка грандов. То есть, джип продать — да расквитаться.

Но мусорок — упёрся рогом. А поскольку всё-таки майорчик, и не с района, а с управы — подключился сам Гарик (который тоже был когда-то опером, муровцем, и очень толковым, поэтому знает свою братву).

Ну и этому борзому парнишке объяснили, мол, чел, ничего личного, но кто-то за ущерб заплатит. Если не ты — значит, твой начальник. Ты под ним, он за тебя отвечает. И он заплатит(!), когда увидит, что стало с тобой. Но для этого — с тобой должно что-то «стать».

Вот только тело твоё — найти не должны. Ибо нахер не нужно в Москве убийство старшего офицера полиции. Это для всех головняк, это для всех дискомфорт.

Нет, ты пропадёшь без вести. Предположительно — дезертируешь. Свалишь в загранку. Ну, почуял, что под тебя копают — вот и слинял поближе к своим наворованным сокровищам.

При этом, мы не хотим причинять тебе страдания, но чуть-чуть потерпеть всё же придётся. Просто по причине физики.

Видишь ли, в ньютоновских жидкостях — тело тонет легко и быстро просто потому, что тяжелее. Вот хоть чуточку тяжелее — и тонет.

Но в бингамовских жидкостях — тело так просто не тонет. Они вязкие, нужно усилие, чтобы вытеснить жидкость из-под тела и погрузить его в неё.

В естественных условиях — такое усилие производит само тело, барахтаясь в бингамовской жидкости, как бы разгребая её и топя себя в ней.

Да, вот эта трясина, которая под этим мостком — это бингамовская жидкость. Мосток мы потом уберём, ничто и никто не потревожат твой покой, но, повторю, пару минут придётся потерпеть.

Впрочем, это не больно. Просто, болотная жижа подступит к твоим дыхательным отверстиям, проникнет в лёгкие, и очень скоро всё будет кончено. В действительности, как ты, должно быть, в курсе, при механической асфиксии люди часто испытывают эротическое возбуждение и даже оргазм...

Ну и вот этот мент — он только казался неврубным и туговатым. Однако ж, после такой вразумляющей (и притом уважительной) лекции — прекрасно всё понял.

И поскольку на самом деле никто не пострадал (форсированное приглашение в минивэн и на природу — не в счёт) — это тоже можно считать «мирным протестом». Однако ж, это такой мирный протест, который работает. Но чтобы его эффективно применять — нужно чётко знать, чего ты хочешь.

Наверное, если б все в этом мире почётче понимали, чего хотят именно они и именно для себя, и бывали бы поконкретнее, а не тратили время на борьбу с фантомами за химеры (или наоборот) — этот мир точно был бы лучше.

И, в общем-то, всегда и везде он стоял на том тезисе, что блестяще сформулировал Элфред, мой бывший куратор и навсегда наставник: «Помимо звёздного неба над нами и улыбки Джоконды, в этом мире есть две по-настоящему важные вещи: способность к эффективному насилию — и такая репутация, что ты не будешь творить его по беспределу».

Это истинно глубокая мысль, ибо, если хоть одно из означенных условий не выполняется — субъект теряет договороспособность.

Если он вовсе не способен к насилию — нет смысла разговаривать с ним тем, кто способен. Вернее, это будет не более, чем милостыня с их стороны, когда по факту они могли бы его просто принудить.

Но если кто-то творит насилие по беспределу, явно неадекватно и хаотично — с ним тоже нет смысла разговаривать, ибо любые договорённости с ним будут «не дороже своей бумаги», что называется.

Tags: кино, насилие, политика, философия, этика
Subscribe

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments