artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Капитализм и прогресс

Помню, в восьмом классе учительница истории рассказывала нам, как капитализм становится тормозом прогресса по версии господина Маркса.
Канонический пример. Некий фабрикант занимается выпуском лимонада в бутылках. Его оборудование имеет производительность в сто бутылок за час. Но тут приходит некий изобретатель и предлагает усовершенствованное оборудование, способное, при прочих равных, производить тысячу бутылок за час.
Что делает фабрикант (по версии господина Маркса)?
Он, конечно же, выкупает патент, но не с тем, чтобы запустить новинку в дело, а лишь с тем, чтобы положить под сукно. Потому что ему не нужно столько бутылок. Это будет кризис перепроизводства. Но и допустить, чтобы изобретение попало в руки конкурентов, он тоже не может. И вот он, значит, выкупив патент, сидит на нём, как собака на сене. Ни себе, ни людям. Таким образом, капитализм – естественный враг прогресса.

Ну что сказать? Она была хорошая тётка. И человек очень порядочный, и учитель толковый, могла увлекательно и со знанием дела рассказывать. Про историю. Но вот с экономикой? Что ж, она была дамой старой закалки, искренней коммунисткой, и потому повторяла то, чему её учили. Но она не была упёртой фанатичкой, была открыта для диалога, так скажем. Мы относились к её этой марксистской пропаганде (то был уже самый конец восьмидесятых и то была очень «мажорская» школа) несколько иронично, но с пониманием. Ну, не была она никогда хозяйкой фабрики по производству лимонада (Маркс тоже). И в глаза никогда не видела живого фабриканта (Маркс видел, но то был Энгельс).

Я тогда, помнится, подтвердил:
«Да, совершенно верно, Ксения Владимировна. Я вот тоже припоминаю, как в конце восемнадцатого века в Англии прогрессивные рабочие создали вязальный станок, чтобы облегчить свой труд. А что капиталисты сделали, владельцы мануфактур? Присвоили изобретение себе да и положили под сукно! И на фабриках их - до сих пор, говорят, крючком носки вяжут».

Ксения Владимировна задумалась на секунду, но быстро нашлась:
«Что ж, к вашему сарказму, Железнов, я давно привыкла. Но в данном случае вы правы, как ни парадоксально. Да, действительно, в поступках капиталистов и луддитов как наиболее тёмной части тогдашнего британского пролетариата – есть много общего. Прежде всего, мотивы и самосознание. И у тех, и у других, оно эгоистическое, если угодно – жлобское. Они пеклись не о благе всего мира, а лишь о какой-то частной, узкогрупповой корысти, и плевать им на всех остальных. Поэтому и направленность действий – схожая».



Говорю же, она была не дура. И ответила довольно изящно. Но какое-то зерно сомнения, возможно, в её рассудке мне всё-таки удалось посеять. Нет, не во всесильности учения Маркса, боже упаси! А в том – стоит ли так уж неосторожно его цитировать, доказывая его верность. Как-то без цитирования и конкретных примеров «мира, который придумал Маркс» - его учение смотрится гораздо солиднее, вернее и всесильнее (ну, «Капитал» - довольно толстая книга).

Проблема ведь в том, что реальные исторические примеры «маршей трубочистов против электрокаминов», всю эту борьбу рабочих (и их друзей-политиков) против опасных инноваций, увеличивающих производительность труда или вовсе устраняющих потребность в каком-то специфическом труде – можно перечислять до бесконечности. И примеров того, как херились на корню довольно перспективные инновации в ориентированной на «всеобщее благо, а не частные узкогрупповые интересы» советской системе народного хозяйства – тоже несть числа. Причём, херились не по злому вредительскому умыслу – а просто потому, что любая экономия издержек, любое повышение производительности объективно противоречат интересам тех, кто не может распоряжаться прибылью, а может лишь «выбивать фонды».

Но вот с примером частного хозяйчика, который тратит свои деньги на покупку патента лишь с тем, чтобы положить его под сукно и не дать ему хода, - как-то напряжёнка. Если не из пальца их высасывать и не выдумывать, а пользоваться реальными фактами.

Они же таковы, что любой отдельно взятый капиталист, может, конечно, не оценить предлагаемое ему усовершенствование. Классический пример – когда в офис «Феррари» написал один мелкий производитель тракторов и поделился своим соображением о том, что сцепление на спорткарах и тракторах используется одно и то же, и он видит пути для его улучшения. На что ему довольно холодно ответили, что если он так хорошо разбирается в тракторных сцеплениях – то, может, он сам займётся производством спорткаров? Он последовал совету – и с тех пор марка «Ламборгини» стала ассоциироваться не только с тракторами.

Но если капиталист верит в реальную перспективность инновации – он зубами за неё уцепится и вовсе не для того, чтобы «положить под сукно и спрятать от людей». А для того, чтобы пустить в оборот как можно быстрее. Ибо он понимает: если что-то изобрёл один человек – значит, очень скоро нечто подобное будет изобретено другим. А может, и этот самый, увидев, что его рацуха не задействуется и ему не идут роялти – сольёт своё открытие конкуренту. И никакие патенты, никакие суды и законы – не сумеют «запечатать» эту инновацию навечно, если она действительно повышает эффективность бизнеса. Мытьём и катаньем, Малайзией и Китаем – но это будет производиться по новой технологии. А он – останется в пролёте. Хотя мог бы захватить рынок, если бы воспользовался перспективной новинкой первым.

Кризис перепроизводства? Да, это будет проблемой. Для конкурентов. Для их рабочих, которые останутся не у дел после разорения их производств, утративших эффективность. Для их семей. Можно, конечно, высосать из «кризиса перепроизводства» и общесоциальную проблему – но для этого нужно быть Франклином Рузвельтом, который умудрился сделать из банального биржевого кризиса «Великую Депрессию». А так-то, когда правительство не мается дурью и не пытается бороться с социально-экономическими проблемами, вызванными кризисом перепроизводства – их и не бывает. Ну, кто-то разорился, кто-то поднялся – это жизнь. Это игра, в которой должна быть некая расплата за качество принимаемых решений. Но в целом, чем больше производится товаров – тем лучше для общества. Поэтому пресловутый «кризис перепроизводства» - это вообще одна из самых нелепых левацких страшилок.

И уж тем более плевать будет на этот «кризис» тому, кто его спровоцировал, резко повысив собственную производительность. Ведь он – по-любому снимает самую густую пенку, он захватывает рынок, он перетягивает одеяло на себя, и потому в шоколаде.

Можно не сомневаться: когда Генри Форд реализовал конвейерную сборку своей «тэшки» - наступил жутчайший кризис перепроизводства автомобилей в США. Разорилась не одна сотня «кроватных мастерских», любовно и бережно делавших «тёплые, ламповые» драндулеты. Всех их убил этот бездуховный, безжалостный, собираемый на потоке Форд. Но что безусловно: если бы до конвейерной сборки не додумался Генри, или, додумавшись, решил бы заныкать своё ноу-хау от мира, - додумался бы кто-то другой, и тогда бы разорился он. Причём, как полный мудак. Который и знал, как повысить эффективность производства – и намеренно не воспользовался своим знанием.

К счастью, среди капиталистов – мало таких мудаков, которые бы намеренно отказывались от плодов прогресса, рассчитывая на перманентное торжество своей древней технологии производства кремниевых топоров на коленке. Во всяком случае, они долго не живут, когда акулы бизнеса кусаются друг с другом в естественной среде обитания.

Но вот когда в народе и в политических кругах начинается вся эта байда, типа, «этот бизнес слишком большой, чтобы позволить ему падать» или «бизнес должен быть социально ответственным» или «бизнес должен создавать новые рабочие места» - тогда, конечно, наступает жопа. Которая усаживается на перспективные инновации – и душит их, абы чего не вышло. Ведь всякая действенная инновация – это сокращение рабочих мест. Что очень хорошо, на самом деле, - но когда начинают против этого бороться политическими средствами, получается порнография вместо капитализма как свободного предпринимательства.

В этой связи меня забавляет ещё один популярный левацкий миф касательно капитализма и прогресса.
«Мы бы давно уже перешли на экологически чистые и дешёвые источники энергии, если бы не лобби нефтяных компаний, которые блокируют все перспективные разработки».

Хотелось бы задать два вопроса.
1. Ребят, вы представляете себе, каков удельный вес нефтяных гигантов в экономике В ЦЕЛОМ?
Ну, то есть, да, они ворочают многими миллиардами и выглядят внушительно, но, надеюсь, понятно, что это считанные проценты, если не доли процентов от прочих бизнесов вкупе? Причём, востребованность нефтянки теоретически выгодна только нефтехлюпам, а удешевление энергии – выгодно ВСЕМ. И вы серьёзно считаете, что при таком раскладе нефтяники сумели создать лобби, перевешивающее все остальные?

2. Как вы вообще себе представляете процесс принятия решений даже в нефтяной как бы корпорации? То есть, по-вашему, в её директорате сидят такие алдовые бывшие мастера буровых, которые умеют бурить скважины, а больше не умеют нихрена, и они такие: «О, нет! Если кто-то раздобудет способ получения дешёвой энергии из солнца и воздуха – мы все останемся не у дел! Поэтому костьми ляжем – но не позволим!»
Так, что ли?

Господи, какая чушь! Да эти ребята, которые принимают стратегические решения об инвестициях, это – ФИНАНСИСТЫ. Они не прикованы к каким-то конкретным частностям. Они просто делают деньги на том, на чём можно делать деньги. Ну и когда выгодно делать деньги на нефтянке – они вкладываются в нефтянку. Появится действительно эффективный способ получать энергию из воздуха – они тут же двинут свои капиталы на освоение этого рынка. А на судьбу мастеров буровых, оставшихся без работы, и арабских шейхов, лишившихся источника доходов, им будет посрать ровно в той мере, в какой их не будут принуждать правительства к заботе о «тех, кого приручили».

И что сейчас финансисты не спешат уходить из нефтянки и газа куда-то в сторону более прогрессивных источников энергии – обусловлено двумя моментами.
Первое: все эти ветряки и солнечные панели пока что ещё не выигрывают у нефтянки по норме прибыли. Они, конечно, активно лоббируются политическими силами и субсидируются правительствами, но вот пока – это всё больше тема скандалов, как с пресловутой «Солындрой», урвавшей у американского бюджета изрядное бабло для развития зелёных энерготехнологий – и оказавшейся полной пустышкой.
Второе: те альтернативные источники энергии, которые реально могли бы составить эффективную конкуренцию нефтянки – ограничиваются правительственными регуляциями, порождёнными вовсе не нефтяным лобби, а паранойей народных масс (подогреваемой профессиональными активистами).
Яркий пример – атомные миниреакторы, разрабатываемые и в Штатах (Гиперион), и в Японии (Тошиба 4S). Их выпуск – уже сейчас можно ставить на поток, и они способны энергетическую революцию произвести. При этом, абсолютно безопасная штука, там нечему взрываться, там в любом случае недостаточно радиоактивного вещества, чтобы просочиться через бетонный «колодец».

Но вот когда я хотел у себя на Калужской плантации одну такую Тошибу воткнуть – думаете, меня Сечин отговорил? Нет. Глава района. Которого я честно уведомил о своём намерении, расписал, как оно работает, и предложил его объекты запитывать впредь от нас.

Он вздохнул и сказал: «Тём, ты понимаешь, что заведётся, если узнают, что здесь есть такая штука? Митинги и Гринпис от рассвета до заката. Чернобыль, Фукусима – всё припомнят. И плевать, что это принципиально другое устройство».

Поэтому мы решили не ставить. Власти - в известность о монтаже агрегата. Не хотят дешёвой энергии от нас для себя – сами схаваем. Но автономный источник, и достаточно мощный – всё-таки необходим.

А друзья мои сейчас такие же агрегаты ставят в Западной Сахаре, мутят там программу опреснения морской воды и восстановления плодородного слоя. Благо, там-то территория как бы «ничейная», а с местным населением можно договориться, показав в одной руке гранату, в другой сникерс.

Однако ж, думается, насколько бы это всё быстрее происходило, диверсификация источников энергии и её удешевление, не будь с одной стороны народной паранойи, а с другой – подыгрывающего ей популизма властей с их дебильными регуляциями.

Возможно, за Африкой и Латиной будущее – поскольку там меньше всего «государства» и бизнес имеет возможность развернуться с целью максимизации прибыли и эффективности, а не с целью ублажения идиотов и халявщиков.

С другой стороны, я верю и в перспективы России, когда мы пройдём этот неизбежный «пост-имперский» синдром, когда вата утрётся по полной и засунет обратно язык в жопу (слизав им последние крошки со вчерашнего пиршественного стола), когда эта пародия на «авторитаризм» в исполнении нынешних «галерных» и «ковёрных» кончится оглушительным бэмсом, и установится разумная и свободная вполне капиталистическая конкуренция корпоративных кланов без какой-либо возможности для кого-то из них консолидировать политическую власть в своих руках.
И вот тогда – Россия действительно двинет вперёд. Но не на чужие границы – а к солнцу, к свету устремится. И каждому из выживших в том катаклизме, что нам предстоит пережить, - найдётся достойное место. Поскольку найти его каждый будет вынужден сам.

Tags: будущее, политика, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments