artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Протесты и перспективы: наивный родительский взгляд

Виконт Алексей Артёмович изволил вернуться с протестов. Говорит, особой жести не было.

Ну да, он прикидывал намедни, как они с друзьями будут росгвардяям конечности ломать — но только в том случае, если они первые начнут беспределить.

Но — фактически не начали. Паковали, конечно, кое-кого — но довольно вежливо. Поэтому и у нашей молодёжи — повода не было жестить.

Впрочем, я и просил их не делать кровожадных глупостей — да и сами они в действительности очень добрые ребята. На всякий случай — и стволы дома оставили.

Лёшкино впечатление: «Лохи и те, и эти, но в целом - очень милые люди».

Не поспоришь. Одни снежками в омоновцев кидаются, те — уносят вчетвером одного задержанного, будто вовсе не учили, как заломать, чтобы сам шёл и не дёргался. Чему, спрашивается, тогда вообще учили?

Лёшка говорит: вот на следующий митинг надо сумоистов нанять — чисто поржать, как их гоблины будут за руки, за ноги пытаться тащить. Для видосов.

Ко всему прочему, росгвардяи — они по физухе реально дохловатые. Это видно по тому, как двигаются.

Но, разумеется, «навальнята», которые во первых рядах — тоже не монстры стритфайтинга (хотя Лёшка-то с друзьями — именно монстры, при всём благодушии, но они особо не светились).

Те же, кто снежками кидался — вовсе дурачки. Ну, росгвардяи и так пуганые-перепуганные, без памперсов вообще из казарм не выходят, а тут — град снежков. И поди разбери, когда там просто снежок — а когда шарик от подшипника внутрь замесят (в лучшем случае).

Кроме шуток, вот почему я не люблю этот формат как бы понарошечного бодалова с полицией — потому что я старомоден и, если угодно, дихотомичен.

В моём мире всё просто.

Либо мы стоим и взаимоуважительно беседуем, подчёркивая нерасположенность к насилию и обсуждая наши противоречия, либо — а ля герр ком я ля гер (и уор из хелл).

Да, можно замахнуться, чтобы чего-то бросить в наших бойцов. Но только не обижайся, что у тебя в ту же секунду дырка во лбу будет. Ибо никто не будет разбираться, чего у тебя там в руке. Наши страховки — слишком дорого стоят.

Но при этом — я вовсе не ставлю во главу угла то, что собрание должно быть «мирным и без оружия».

То есть, «мирным» - желательно (до тех пор, покуда это возможно), но - пусть бы и с оружием. Пусть все будут с оружием, со смертельным оружием — со всех сторон. Как по мне, холодок убийственной стали подмышкой — он дисциплинирует, он заставляет более ответственно относиться к действиям, которые могут быть сочтены невежливыми. Особенно, когда знаешь, что у всех вокруг тоже есть это дело, и у сторонников, и у противников. Но - «мы будем спокойны, как слоны».

Что наши школьнички на это сборище стволы с собой не брали — ну так только потому, что велика была вероятность, что заметут в мусарню, и если при шмоне волыну найдут у школьника — придётся взрослым напрягаться, чтобы слишком многим ментам слишком многое объяснять.

А в целом же, собрание мирное и безоружное — имеет смысл только тогда, когда в воздухе витает намёк: «Если вы нас откажетесь услышать — то в другой раз придём вооружённые до зубов и вовсе не с миром».

Как не раз говорил, «Единственной гарантией прочного гражданского мира — является неиллюзорная угроза гражданской войны в том случае, если кто-то оборзеет и станет перетягивать на себя слишком много властной перины».

В России, к сожалению, по ряду исторических/географических/климатических причин, — практически отсутствует понимание необходимости разделения власти (не только институционального, но и кланового), отсутствует понимание политики как легализованной борьбы разных акторов за свои заведомо взаимопротиворечивые интересы.

Превалирует наивная убеждённость в пользе консолидации социума и власти ради «общего блага» (что, вообще-то, называется «фашизм» в лучшем случае и «социализм» в худшем).

«Длюзить — халясё, люгаца — пьёхо».

Но да что там Россия с её политической инфантильностью вследствие замедленного, в наших студёных условиях, социального метаболизма?

Сейчас — по всему миру, по всему Западу, по крайней мере, — детская болезнь левизны поражает и вроде бы взрослые мозги куда похлеще, чем пресловутый Ковид — лёгкие.

Чисто стратегически, я надеюсь, что этот гиперэтатистский крен — приведёт к исчерпанию, истощению идеи государственности как таковой, и в конечном итоге установится система частных «крышевых» корпораций, сотрудничающих друг с другом — но и конкурирующих.

И это очень важно, ценность конкуренции.

То есть, никакого, нафиг, сраного «Мирового Правительства», никакого единообразия, никакого «единого муравейника» под управлением самозабвенных альтруистов, думающих о благе всего человечества.

Напротив - борьба разумных эгоистов за лучшую долю для себя лично, за возможность удовлетворения своих персональных амбиций (будь то пошлое строительство дворцов или же более изысканные причуды вроде колонизации Марса), но с осознанием своего основополагающего эгоизма (даже если грудью на амбразуру ложишься, чтобы спасти кого-то — всё равно должен понимать, что делаешь это для себя, а не для кого-то, просто потому, что иначе тебе будет херово, если не сделаешь, и никто тебе по жизни не должен).

Ну и вот мне говорят: «Ты, вроде как, поддерживаешь здесь Навального, но уверен ли ты, что он будет лучшим правителем, чем Путин? Ты ведь знаешь, что он заигрывал с национализмом, что он вообще довольно авторитарен?»

Здесь есть глубокое непонимание того, что разумные эгоисты ожидают от правителя и правительства.

Вот инфантильные идеалисты — надеются, что правительство будет эффективно в своих затеях и сумеет потрафить их чаяниям, «сделать хорошо».

А разумные эгоисты — надеются, что правительство будет как можно менее эффективно в каких бы то ни было своих затеях, провалит всё, что можно, и таким образом — не будет ощутимым образом путаться под ногами у реальных людей, не будет «делать плохо».

То есть, государство, правительство — это неизбежное зло. Оно устанавливается автоматически в любом обществе, которое сделалось слишком обширно, чтобы там рулило общее собрание племени, где все друг друга знают.

Но, до перехода к пересекающимся юрисдикциям частных конкурирующих ТНК — пусть государство будет наименьшим неизбежным злом. Пусть будет таким «ночным сторожем», что даже не делает обходы территории, а просто сидит в своей будке, выставив ствол наружу, чтобы не пустить на своё место какого-то более рьяного сторожа, чья активность уже могла бы стать раздражающей.

Так вот если Навальный станет президентом — то совершенно не важно, чего он там когда декларировал. Важно, что у него не будет эффективных инструментов, чтобы творить произвол.

Он окажется примерно в положении Керенского — и ему придётся налаживать отношения с разными группами влияния.

Но в действительности, мы не смотрим так далеко, как становление Навального президентом.

Нет, нас вполне устраивает уже то, что он представляет собой хоть сколько-то действенную оппозицию.

Пусть не такую оппозицию, что угрожала бы скорейшим перехватом власти у правящей партии — но такую, что всё-таки образует некоторую политическую борьбу в публичном поле.

Это важно, в действительности, что именно в публичном поле борьба.

То есть, вот мы, Корпорация, которую я имею честь представлять — мы не очень публичные ребята. Мы - «кландестинистые» такие ребята.

Сам я — да, пишу заметки в ЖЖ, и про нас, и про политику, но это — просто мои нетрезвые фантазии, окей?

А так-то, если какой-нибудь генерал или министр или судья как-то нас огорчает, то самое большее, что мы можем себе позволить в его адрес — это упрёки. Ну и намёки.

Но, бывает, конечно, что когда он просыпается среди ночи, терзаемый сомнениями в собственной нравственной безупречности — работа мозга оказывается слишком усердной, после стольких-то лет застоя в данном органе, и лопаются какие-то сосудики, а то ли и сердце не справляется с тем давлением, кое само же, растревоженное, «накликало».

Так бывает, впрочем, когда совесть нечиста.

Хотя я лично не знаю, что такое «нечистая совесть», у меня-то она всегда чиста, поскольку её просто нету.

Но я знаю, что если у человека есть(!) совесть, и если она оказывается как-то замарана — то вот потом это пятнышко на совести преследует неумолимо, суля всё новые несчастья, что та «сущность» в фильме It Follows.

И я просто уверен, что у судей, которые будут решать вопрос о замене Навальному условного срока на реальный, когда он лечился в Шарите и преодолевал последствия пусть даже небесспорного недуга — я уверен, что у этих судей совесть есть.

То есть, они не хотят увидеть что-то вроде такого.

Tags: Навальный, Россия, гуманизм
Subscribe

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • О суде по Навальному

    Ну да, чуда не случилось. Таки заменили условный срок на реальный. Послушал постановление. Занятно, что судья вообще практически не касалась вопроса…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments