artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Охота на ведьм как благонамеренный психоз: тогда и сейчас и вовеки, покуда есть человеки

Не могу сказать, что в детстве Malleus Maleficarum было у меня «настольной книгой», но ознакомился с интересом. Чувствовалось, что товарищ Крамер искренне увлечён предметом своих изысканий, искренне желает сделать мир лучше, очистив от скверны (как и большинство маньяков), и против ведьм у него, что называется, накипело (что-то там, невостребованное).

Но при этом, несмотря на основательность подхода, написано довольно живо, вполне человеческим языком, без той псевдоглубокомысленной наукообразности, какой частенько грешат германские философские (и теософские) труды.

Что ж, «Молот ведьм» - это конец пятнадцатого века, 1485 год.

Но, естественно, практика преследования за колдовство — началась раньше. Книга — в действительности, не скрывает, что пытается систематизировать эту практику, сделать из неё выводы, создать научную основу для изобличения опасных ведьм.

По хорошему счёту, за злонамеренное, вредоносное колдовство — карали и в языческой античности.

Христианство же, воцарившись в Европе, долгое время, напротив, старалось игнорировать такие народные суеверия, как само по себе наличие вредоносного колдовства, ибо это подразумевало нарушение «монополии на чудо», которая принадлежит известно кому.

Тем не менее, вот по какой-то причине где-то веку к пятнадцатому христианское духовенство, сначала нехотя, а потом со всё нарастающим энтузиазмом — присоединилось, а потом и возглавило охоту на ведьм.

Причём, что бы плохого ни думать про испанскую инквизицию, но в Испании и Италии число казнённых ведьм было минимальным. А вот в северных странах, от Шотландии до Германии — ведьмы горели, что свечки в саду у Нерона.

Это связывают с властью католической церкви, которая сохранялась в южных странах и кое-как всё же держала процесс под контролем, не допуская чрезмерного тёткоцида. В то время как в северных странах, где побеждала Реформация, церковная иерархия распалась, всякий «епискнутый» духовный лидер на местах творил, что хотел, науськивая толпу на несчастных тёток (как правило, одиноких и безответных).

Но я думаю, вернее было бы сказать, что не следствием, а причиной Реформации (одной из) стало стремление народных общин в северных странах самим карать ненавистных ведьм, без оглядки на папские буллы и инквизиторов с их неповоротливым регламентом.

Некоторые увязывают с этим эпидемию спорыньи на злаках, ввергавшей народные массы в галлюциногенное псилоцибиновое безумие — но я думаю, это всё звенья одной цепи.

И цепь эта называется — Малый Ледниковый Период.

Да, как раз к пятнадцатому веку — он вышел на свой пик, около которого, немножко покачиваясь туда-сюда (и усугубляясь при крупных извержениях вулканов) — продержался до конца девятнадцатого века, после чего началось возвращение к Средневековому Оптимуму (возможно, и не без помощи антропогенного фактора — чем мы должны гордиться).

Само по себе наличие этого Средневекового Оптимума и последующего Малого Ледникового Периода — до такой степени огорчает нынешнюю секту алармистов-потеплистов, что Манн, автор этой пресловутой «клюшки», вынужден был фальсифицировать данные, на чём благополучно попался, но, к сожалению, по законам нельзя отправлять на каторгу за научную недобросовестность (даже если она влияет на решения, стоящие сотен миллиардов).

Тем не менее, это просто неоспоримый факт, что в десятом-одиннадцатом веках в Европе было существенно теплее, чем сейчас. Вот просто — по распространению растений, по прохождению границ леса в Приполярье это видно.

А к пятнадцатому веку — сделалось существенно холоднее.

И какая бы лютая дичь ни творилась в головах алармистов Глобалворминга, но в реальном мире нормальных людей тепло — это хорошо, а холод — это плохо.

Тепло — это жизнь. Это более ровный, более благодатный климат. Зимы не столь суровы, лета не столько засушливы (поскольку больше испаряется и разносится ветром воды с морей-океанов).

А холод — это смерть. Особенно — в зонах рискового земледелия. Где вот пошли тяжёлые дожди на пару недель раньше уборочной страды, да градом хлеба побило — и всё, пиши-пропало. Не говоря уж, там, про снег в июне.

И вот, думается, понятно, почему в разгар Малого Ледникового Периода — именно в северных странах начался и «разгар» костров с несчастными ведьмами.

Конечно, их обвиняли много в чём, включая насылание полового бессилия, но прежде всего — в погублении урожаев.

Половое бессилие — могло бы быть индивидуальной проблемой какого-то конкретного Юхана, а прочая деревня ещё бы поржала над ним, чем жечь местную знахарку, которая многим помогает.

Но вот когда град кладёт хлеба — в отчаяние приходит вся крестьянская округа. Отчаяние, ужас, злость — стремление найти и покарать виновных. «Сделать хоть что-то».

И вот тут-то — начинается оно самое, охота на ведьм.

При этом, однако, не нужно думать, что и все поголовно ведьмы («персоны, впоследствии изобличённые как ведьмы») были такими уж невинными няшками-ягняшками, как та же Катлина в «Тиле Уленшпигеле».

Ну, вы посмотрите на современных колдуний в десятом поколении, которыми кишит любая рекламная газета.

Да, официально они не предлагают какие-то вредоносные ритуалы чёрной магии. Только - «созидательные», «восстановительные». Приворот на возврат угулявшего муженька, всякое такое.

Но неофициально да за хорошую плату — естественно, и порчу наведут, и сглаз организуют. А уж если попробовать их на бабло кинуть — так и тебе пригрозят сглазом да порчей, очень прозрачно намекая на свои конкретные деловые завязки в инфернальных кругах.

Думаете, в пятнадцатом веке они другие были?

Да уж будьте покойны, были тогда персоны, весьма даже подчёркивавшие свои связи с Диаволом — и пугавшие простодушных селян, буквально рэкетируя их.

И до поры — церковь могла снисходительно отмахиваться от этих суеверий.

Но вот ситуация усугубляется, хреновая погода губит урожаи, крестьяне звереют, они рассказывают, что всё это вина их Горбатой Эльзы, которая по весне грозилась, мол, положу я вам пшеницу, приморю я вам ячмень — и точно, так и вышло.

Её и совестили, и карой Божьей пугали — а она прямым текстом сказала, на каком персте этого вашего Бога вертела, и отца, и сына, и святаго духа.

Ну и что делать церкви? По-прежнему успокаивать народ, что всё это глупости?

Но вот всё больше людей платят грошики Горбатой Эльзе, а не в церковь несут. Того гляди — и церковную десятину платить откажутся, с оскудевших-то урожаев.

В такой ситуации — вопрос времени, когда церковь начнёт расправляться с ведьмами. Ведь это именно то, чего от неё и требует народ.

И чем более рисковое земледелие — тем настойчивее требует народ. Вплоть до бунта и реформы духовной «полиции».

Ну а спорынья на колосьях — это «вишенка на тортике» (ненавижу эту сверхзатасканную метафору, «вишенка на тортике», но тут оно стилистически адекватно звучит, «замполитно-портянисто»: спорынья как вишенка).

Злаки сыреют, поражаются всякими грибками — а народ, употребляя в пищу такую дрянь, ещё больше охуевает.

Хотя, с холода, с неурожая, с дикого роста цен — он в любом случае будет охуевать и жаждать крови (и погреться у костра с назначенными виновными).

Но на самом деле, как бы ни отвратительна была охота на ведьм и прочие эксцессы Позднего Средневековья, в действительности это был первый кризис похолодания, который Цивилизация всё-таки пережила практически без потерь — и даже усилилась, получила «буст» к развитию в результате освоения Нового Света и потребности в совершенствовании трансатлантической логистики.

До этого — малые ледниковые периоды гробили Цивилизацию. Во всяком случае, вели к очень сильной деградации.

И крушение Pax Romana, и, полутора тысячелетиями ранее, Коллапс Бронзового Века — это результат именно похолоданий.

Конкретные механизмы катастрофических процессов — бывали разнообразны и многолики, но причина — именно в похолодании, затяжном и неумолимом.

И вот где-то земли теряют плодородие, когда их снегами придавливает в самый такой вегетативный период. Где-то степи становятся тесны для кочевников и те снимаются с места, накатывают лавиной (вот гунны в пятом веке, монголы в тринадцатом — всё при наступлении холодов).

Где-то леса сводятся на отопление, не остаётся на кораблики, хиреет логистика. Где-то — логистика хиреет в результате запустынивания подходов к стратегически важным ресурсам (например, к центральноазиатскому олову для Средиземноморья).

Но ни разу не было такого, чтобы человеческая Цивилизация (или вообще жизнь на нашей планете, её биоразнообразие) столкнулось с кризисом в результате потепления.

Нет, понятно, что всё хорошо в меру, что «венерические» температуры нам без надобности — но у нас просто и нет ресурсов, чтобы устроить хоть немного сравнимый с венерианским парниковый эффект.

К тому же, видится совершенно естественная защита Земли от чрезмерного перегрева. Ведь Земля — это планета с огромными водными массами.

Повышается температура — растёт испаряемость водоёмов, густеет облачность, растёт альбедо. Всё больше солнечных лучей просто отбиваются в космос. Автоматический компенсаторный механизм (точно такой же, как и образование озона, блокирующего средний ультрафиолет, при воздействии на кислород дальнего ультрафиолета — почему, собственно, абсолютно невозможно истончение озонового слоя, покуда в атмосфере есть кислород и покуда светит Солнце).

Как его, облачный щит, можно хотя бы теоретически преодолеть?

Любой учёный, мало-мальски дорожащий репутацией, как бы он ни поддерживал борьбу с «карбоном» и с Глобалвормингом — не ответит вам напрямую на этот вопрос. Он пустится в пространные рассуждения о том, что многое ещё предстоит уточнить в моделях. Но в действительности — ни у IPСС, ни у кого другого нет моделей, позволявших бы игнорировать этот «облачный щит».

Ну а всякая школота, примазывающаяся к проблематике Глобалворминга — она, естественно, высокомерно выпятит губу и сошлётся абстрактно на «в Гугле всё есть».

Сама она, разумеется, не читала отчётов IPСС (и сломала бы мозг, если б попробовала).

Но вот на такой школоте (разного возраста) — и держится пропаганда алармистики.

Во многом — это очень созвучно средневековым (и около того) религиозным движухам, будь то крестовые походы (особенно, крестовый поход детей), будь то процесс Салемских ведьм, где девочки тыкали пальчиками — и взрослые дяденьки вязали «подозрительных» тётенек.

Явление Греты Тунберг — это, конечно, был апофеоз идиотизма и пошлости потеплистской истерики, и только ленивый не прошёлся по этому маразму, не припомнил средневековые религиозные замуты с эксплуатацией эксцентричных малолеток.

Люди, которые не понимают, насколько это «днище», использование юной прогульщицы-психопатки (расчётливой карьеристки, как хочется надеяться) в рекламе климатической «адженды» - ну, вероятно, это уже не совсем люди. Деграданты слишком конченые, чтобы называться «людьми».

Но при этом, я не говорю, что потеплистская алармистика - «заговор».

Да это хуже, чем «заговор».

Это — тренд. Это — мода. Это — поветрие.

Вот ровно как в пятнадцатом веке боролись с ведьмами — так сейчас борются с «карбоновым загрязнением». То есть, с ростом СО2 в атмосфере.

И когда некая движуха становится модой — естественно, к ней примыкают самые разные люди, со своими интересами.

В пятнадцатом-семнадцатом веках сделалось модно ловить ведьм, на этом можно было сделать себе пиар, исполниться сознанием собственной важности, ну а в наши дни — чем бы ещё могла прославиться на всю планету девочка с психическими проблемами, которая только и умеет, что прогуливать школу?

Конечно, тем, что у неё жопу печёт от углекислоты в воздухе, поэтому не может сидеть, не может молчать.

Нет, умей она рисовать или играть на гитаре — могла бы прославиться этим. Но тому ж — учиться нужно.

А в том-то и прелесть параноидальных мод, что, примазавшись к ним, можно сделать карьеру лишь на одном своём истовом кликушестве, не утруждаясь ни учением, ни умением.

Ну а главная пикантность — она в том, что прежние припадки кликушества, иррациональной паранойи, будь то «воцарение» христианства в Pax Romana или же охота на ведьм в «перезрелом» Средневековье — спровоцированы бывали действительно отчаянными климатическими обстоятельствами.

Похолоданием, которое гробило урожаи, лишало людей полноценного лета и ввергало в грусть.

Но сейчас — продуктивность сельхоза только растёт благодаря и смягчению климата, и восстановлению благоприятного для жизни СО2.

И это, конечно, феноменально, что при такой благоприятной (и всё улучшающейся) конъюнктуре стольким опездолам, самых разных рангов и статусов, удаётся поддерживать климатическую паранойю и паразитировать на «борьбе с изменением климата».

Это не заговор означенных опездолов — но, скажем так, свидетельство приспособляемости экзистенциальных паразитов, от Генсека ООН до школоты, кривляющейся в своих extinction rebellions.

Сейчас, конечно, карбоновую страшилку немного потеснила ковидная — но, думается, ненадолго.

Причём, что особенно пикантно, многие люди, поддерживающие «борьбу с климатом» - в действительности не идиоты и не мерзавцы. Но они искренне считают, что человечеству нужна объединительная идея, и раз у нас нет на повестке астероида, угрожающего ёбнуть по планете — то пусть будет углекислота. Которую в любом случае не понизишь — но вот давайте все возьмёмся за руки, будем раскачиваться, петь песенки и гордиться нашим единением в борьбе.

В принципе, то же самое было и с борьбой против озоновых дыр. Да, учёным было ясно и тогда, что это полная чушь, будто бы испускаемый человечеством фреон может хоть как-то повлиять на озоновый слой — но ведь классная идея, чтобы Запад и Советы, вчерашние враги, сплотились в борьбе за планетарную экологию. Ажно слёзы из глаз.

И ведь что характерно, в школе, когда на пике была эта озоновая проблема, я считал, что, наверное, так и есть, ведь не будут же учёные врать.

С тех пор — убедился: ещё как будут. И не ради грантов даже, не ради бабла (фу-фу-фу!) Но вот ради «объединительной для человечества миссии» - запросто. Если не врать совсем уж в лоб, фальсифицируя данные — то вот использовать умолчания и преувеличения, кривые зеркала в комнате страха.

Tags: глобальное потепление, история, оптимизм, философия
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments