artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Мальчики и запальчики

Один товарищ заявил мне, что я являю «кастовую солидарность», когда будто бы оправдываю канских фэбэсов, шьющих терроризмус четырнадцатилетним пацанам.

Что ж, отчасти он прав. При всё осознании того, какими упырями и беспредельщиками бывают фейсы, при всём «фейспалме» от такой «родни», меня действительно роднит с ними схожесть задач, которые приходится решать. В частности — противодействие нежелательным подрывам, которые, сами по себе, вполне такая объективная реальность.

Да, формально я тоже «чекист», ажно цельный генерал и начальник отдела на Лубянке — но на самом деле это просто друзья ксиву подарили. На самом деле — я немножко повыше летаю (смотря чем закинусь :-) ).

А кроме шуток, я не то чтобы оправдываю «коллег», которые шьют этим пацанам статью 205.5, «организация деятельности террористической организации» (оно реально вот до такой степени «бодунно» в УК называется).

Я вообще не одобряю все эти как бы террористические статьи, которые веером прицеплены к 205 через точку. Их туда понапихали — как помощь плохим танцорам, которые не умеют собирать доказуху по собственно терактам, поэтому вот создали эти бредовые составы, по которым можно кого угодно и за что угодно объявить террористом. Во всяком случае - закошмарить ломовыми сроками: авось испугается, поведётся на «деятельное раскаяние», начнёт сотрудничать и сам на себя выдаст нечто такое, на чём уже можно дело состряпать.

Но вместе с тем, даже если оставить лишь теракты как они есть (или даже не называть их «терактами», а называть «убийствами») - то вот остаётся дискуссионным вопрос, с какого момента правомерно говорить о «приготовлении к совершению преступления».

На самом деле, тонкий вопрос.

Тот товарищ мне говорит: «А что, если бы вашего Лёшку в четырнадцать лет вот так замели только за то, что он шутил в чате с друзьями о символическом подрыве ФСБ в Майнкрафте, да даже если бы ходил на сайты, где рассказывают, как делать взрывчатку, даже если бы обсуждал изготовление бомб с теми же друзьями?»

Честно, меня такие вопросы ставят в тупик — и порождают ещё больше вопросов.

За каким бы чёртом Лёшка в четырнадцать лет стал бы обсуждать с друзьями символический подрыв виртуального ФСБ? За каким бы чёртом он стал бы шариться по каким-то левым сайтам в поисках каких-то секретных рецептов из поваренной книги анархиста? Да и с какой бы он целью вообще стал использовать для столь «интимных» разговоров незащищённый канал связи?

Нет, если б Лёшка в четырнадцать лет захотел взорвать ФСБ — всё было бы скромнее и проще.

Утром он заехал бы на рынок «Садовод» на МКАДе, потом бы на заправке залил бы пару канистр дизтоплива — и только вечером ФСБ узнало бы о том, что у кого-то было намерение его взорвать. Ну, если б не было — то не взорвали бы, наверное.

Это-то — и Лёшка, и большинство его дружков запросто сделали бы даже не в четырнадцать, а в двенадцать.

Серьёзно, мы смирились с мыслью, что мальчишки по-любому будут играть с бомбочками, и никак ты не оградишь их ни от ингредиентов, ни от знаний (когда и мы при Совке безо всяких Тырнетов кое-что мостырили), а потому — себе дешевле самим рассказать-показать, поставив технику безопасности.

Но и постараться всё же объяснить, что это не шутки, и что нет ничего глупее и паскуднее, чем убить того, кого не хотел убить. Вроде случайных прохожих.

В таких вещах — единственным оправданием может быть лишь то, что реально принял все мыслимые меры предосторожности, но вот какой-то левый бедолага нарисовался там совершенно неожиданно. Что, конечно, трудно сказать, если ты просто занёс бомбу на проходную.

Но даже и менты или фэбэсы — не все уроды. И как бы ни цитировать анекдот «вот хорошие пусть в хороших и плавают», но на самом деле, вероятно, в России не настолько ещё обострились противоречия, чтобы тотально и без разбору мочить «мусоров», не чувствуя вообще никакого сожаления (вот в Беларуси, возможно, близко к тому).

Конечно, российские менты служат насквозь криминальному (и давно поехавшему кукухой) режиму — но на самом деле и в Гестапо далеко не все заслуживали смерти только за факт принадлежности (не говоря уж про какое-нибудь Крипо — криминальную полицию, имеющуюся в любом государстве).

В общем, своих детей — мы, конечно, учим убивать чисто, качественно, эффективно, но при этом учим и той мысли, что убивать людей — допустимо лишь в самых крайних случаях.

Ибо, как удачно сформулировал Элфред: «Помимо звёздного неба над нами и улыбки Джоконды, есть лишь две действительно важные вещи в этом мире: способность эффективно применять насилие — и такая репутация, что ты не станешь делать это по своей злой мимолётной прихоти, чтобы развеять хандру».

Но поскольку юности всё же свойственно увлечение пылкими прихотями — то вот как бы я, будучи отцом, реагировал, если б заподозрил, что сейчас Лёшка реально пойдёт и сделает какую-то роковую глупость?

Скажем, его друга замели менты, крепко прессанули, и...

И он очень легко это воспринял. «Шит хэппенз, но будет следствие, будет суд, все получат своё».

Что бы я счёл за «приготовление к теракту» с его стороны?

Поездку на рынок «Садовод»?

Не смешно. Ему сейчас семнадцать, а не четырнадцать. Ему не нужна никакая взрывчатка. Ему не нужно раздобывать оружие на чёрном рынке (если Вальтера я отберу от греха). Его чёрный рынок — первый встречный «дуэт» пепсов.

«Извините, а как пройти...» - через секунду у него будут АКС-74У и Макаров. С этим — он просто зайдёт в нужное ОВД и вынесет там всех, как кроликов в садке. Потому что они лохи, а он всё же очень неплохой боец (когда не видеоблогер).

Да собственно, он и без оружия их передушит. Узнает, кто конкретно ему нужен, из оперов, по-тихому отловит — да шеи посворачивает, как цыплятам.

Но это — в теории. Потому что на практике — Лёшка действительно очень добродушный, очень сдержанный парень (несмотря на юношескую горячность), а главное — он верит в силу предков. В смысле, нас с Женькой. Что мы и более-менее законными средствами сделаем так, что не поздоровится и начальству этих упырей, а им самим — вообще небо с овчинку покажется (и это будет паршивая овчинка).

С другой стороны, мне доводилось незаконно удерживать, а то даже и похищать человеков, в которых я не был так уверен, что они не полезут прямо здесь и сейчас мстить своим обидчикам.

В законном порядке — я бы не смог доказать, что у них там «приготовление к совершению преступления». Типа, пойти и замочить того козла, который жить мешает.

Даже если чел уличён в том, что собирает бомбу — он может сказать: «Да ладно, я просто попугать его хочу. Подложу, потом сам же сдам её, эсэмэской, и пусть проверит, что реальная, последнее предупреждение — и пусть идёт кается своим же».

И может, таков действительно его план. Но поскольку у меня есть подозрения, что на самом деле он сейчас пойдёт играть в Терминатора — я брал на себя смелость на время запереть его где-нибудь, чтобы не наломал дров (и ментовских костей).

Может, и у детишек, что мутят игданит и всякое подобное, тоже план такой, чтобы только попугать власти закладкой, без намерения взрывать.

Поскольку они ничего и не взрывали — то можно держаться этой версии, что и не собирались. И даже закладывать не собирались. Так, потроллить немножко хотели — своими разговорами, когда знали, конечно, что чекисты, получив доступ к мобильникам, всё это слушают.

Но, разумеется, в российских судах — ни нормы закона (даже вот такие кривые, как есть), ни здравый смысл давно уже ничего не значат, и правосудие даже не пытается изобразить видимость себя.

Конечно, подобное положение вещей — внушает многим горячим юношам стремление показать «всем этим блядям в погонах и мантиях», что возможны другие варианты торжества справедливости.

Своих — мы пока удерживаем от слишком жёстких «манифестаций демократии прямого действия».

Но, боюсь, это будет сложно, удерживать нашу молодёжь, когда, пусть бы даже и в Сибири, четырнадцатилеток реально сажали на большие срока (не больше пяти лет, но всё равно) по террористическим статьям, где всё же никак не доказана их реальная готовность совершать теракты.

С другой стороны, повторю, её и трудно доказать, покуда не была установлена и не взорвалась реальная бомба.

Да, «приготовление к совершению преступления» - это довольно зыбкая категория.

Куда надёжней - «покушение».

Именно так трактуются дела, где кто-то находит по объявлению парня, готового на «разовую рисковую работу», и даёт ему фотографию своего делового партнёра вместе с авансом, а получает — фотографию неживого этого партнёра, отстёгивает гонорар полностью, и - «Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера».

Это — конечно, провокация, какую рубопы и угро вовсю использовали ещё в девяностые, предлагая своих оперов как «киллеров».

Но провокация — бывает весьма эффективной штукой. Бывает и гуманной, даже моральной. Когда кто-то остался жив, а кто-то — всё же не пожизненное уехал за состоявшееся заказное убийство, но лет на семь за покушение.

Да, это приходилось оформлять как «покушение на убийство» - поскольку реально-то ведь никто не умер, поэтому, будто бы, нельзя квалифицировать как полноценное убийство (но я бы — квалифицировал, ведь в вине заказчика никакой разницы, то ли он за фейк расплатился, то ли за реально исполненную заказуху).

Но никому не приходило в голову пытаться натянуть «приготовление» только на том основании, что клиент подыскивает исполнителя.

То есть, здравым людям не приходило в голову, чтобы опер-киллер, приняв задаток, тут же потрясал бы ксивой и уличал в приготовлении к убийству.

Вот когда фотки показывают, где у заказанной жертвы дырка в башке, а заказчик расплачивается, подтверждая, мол, да, вот это именно то, чего я хотел — тут уже не отвертишься. Пусть не полноценное организаторство убийства (которое на самом деле не состоялось), но вот — организаторство в покушении на убийство.

Но чтобы довести до покушения — нужно некоторое мастерство. Нужно, для начала, уметь внушить доверие клиенту.

А если не удалось это внушить, если клиент вдруг идёт в отказ: «Ой, нет, на самом деле, «по второй мысле», я не хочу ничьей смерти, извините за беспокойство» - значит, опер по-любому в плюс сработал, когда предотвратил убийство и отбил у клиента охоту продвигать заказняк.

То же — можно делать и с малолетними «террористами». Предлагать свою помощь с «возмездием», потом фабриковать новости о том, как куча всякого непричастного народу полегла — и смотреть реакцию.

Но это, конечно, более сложная работа, чем просто подслушать малолеток и напихать им этих мутных статей за весьма смутные намерения. И такую работу — сложно оценивать в «палочной» системе, которая никуда не девается по-любому: начальство премирует за раскрытые дела, доведённые до суда, а не за воспитательную работу без юридически значимого результата.

С другой стороны, если поступила информация, что какие-то детишки интересуются рецептами бомб и обсуждают, что бы им подорвать — ментам и чекистам трудно не реагировать на это вовсе. Их потом живьём съедят, если жахнет, если будут жертвы, и станет известно, что им было известно.

Поэтому они стараются донести такую мысль, что «если тебя приглашают вступить в некое тайное общество, настроенное на решительные оппозиционные действия, - скорее всего это мусорская провокация, пропадёшь ни за грош».

И логика в этом есть. Я говорил уже, что подобную работу провокациями, как метод, они у нас, в общем-то, «спёрли».

Но, конечно, хотелось бы, чтобы такие провокации не оборачивались реальными сроками для четырнадцатилеток, которые даже никого не взорвали де факто. Иначе — парни в погонах (а также плащах и кинжалах) рискуют вызвать действительно слишком большую неприязнь, исключающую жалость.

Да, и по чесноку, я бы всё же разделял теракты как неизбирательное насилие против неограниченного круга "цивилитиков" (что есть мерзость) - и адресную работу против тех, кого считают врагами в состоянии войны.

Вот если б мою машину заминировал какой-то горячий парень, который считает меня врагом, поскольку "все фэбэсы вражину, а тут цельный генерал" - я бы не считал это "терактом". Он же просто хотел конкретного меня убить, а не кошмарить непричастных людей, гася их пачками. И это внушает некоторое уважение, что он не пошёл по лёгкому пути, ибо ставить мину на мой Туарег - это заведомо тернистый путь.

Но, разумеется, я бы не стал терпеть такие выходки вовсе понуро и безответно, преклоняя колено перед храбростью этого безумца.

Нет, конечно, я бы провёл воспитательную работу, попытался бы объяснить, что не надо впредь пугать мой датчик нагрузки, не надо смущать мои регистраторы.

Но - я бы постарался не сажать за это как за "теракт".
Он считал меня врагом, он пытался меня грохнуть - всё по чести, всё в рамках обычаев войны. Это - не есть "теракт".

Tags: педагогика, террористы, юрисперденция
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments