artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Ковид и Колумб. Этика и прогресс и психопатия.

Когда мне было восемь лет, все мои дачные друзья и подружки переболели ветрянкой.

Я знал, что в детстве — это неопасно. Просто будет немножко чесаться, но главное — иметь терпение, не сковыривать, а то останутся оспинки на всю жизнь.

И я знал, что предпочтительно — переболеть именно в детстве. Потому что взрослые — переносят гораздо хуже. Вплоть до леталки.

Я добросовестно пытался тогда заразиться. Даже — целовался с заражённой девчонкой-ровесницей (не сказать, что тогда это было неприятным упражнением само по себе, скорее наоборот).

Но — бесполезно. Так и не удалось подцепить.

Из всех детских инфекций — я перенёс только свинку в три года. Помню, что ныли уши — но в целом прошло гладко. А остальные, включая сверхзаразную ветрянку, - нет, не переносил. Приобретённого специфического иммунитета нет. Хотя, видать, довольно сильный общий иммунитет.

Но если вдруг этот общий иммунитет ослабнет, по каким-то причинам — я могу подхватить ветрянку и это может быть довольно печально, в сорок с лихом. Суровые осложнения на все органы — и не расслышишь, как доктор скажет jam moritur.

А подхватить — можно не только от зелёнопятнистого ребятёнка в период первичной инфекции, но и от любого взрослого, который переносил ветрянку в детстве, а потом — возбудитель никуда не девается из организма, проявляется вторично в виде опоясывающего герпеса.

Так, от переболевших взрослых, подхватывали ветрянку индейцы (ну, среди конкистадоров — не было зелёно-пятнистых карапузов). И — с грустными для индейцев результатами.

Они были совершенно незнакомы со многими нашими старосветскими инфекциями (которые мы на протяжении тысячелетий «укрощали» в плодотворном симбиозе со всякими скотинками, обмениваясь бациллами и вирусами) — и во много раз больше индейцев перемёрло от европейских хворей, нежели от европейского оружия.

Так вот я, если всё-таки заражусь ветрянкой — вполне рискую разделить судьбу тех горемычных индейцев. С довольно большой вероятностью она меня убьёт или сделает инвалидом.

Но придёт ли мне в голову, чтобы люди, переболевшие ветрянкой (а потому потенциально опасные для меня «разносчики») носили химзу и надевали противогазы, чтобы, не дай бог, не заразить таких, как я?

Думаю, ответ очевиден.

Да, потенциально — они со своим варицелла-зостером, представляют для меня смертельную опасность.

Но я бы возненавидел собственную жизнь, когда бы до такой степени трясся за неё.

Безусловно, я дорожу своей жизнью и признаю за собой право на жизнь.

Но это значит лишь, что в меня нельзя, скажем, невозбранно стрелять ради развлечения. То есть, можно попробовать — но это не будет «невозбранно» (в скобках замечу: и недолго... и небольно).

Однако ж, моё право на мою жизнь — вовсе не означает, что другие люди должны идти на какие-то превеликие жертвы, терпеть какие-то неудобства, как-то радикально ухудшать собственную жизнь, чтобы не дай бог не повредить моей.

Нет, это просто неприлично — требовать такое от других людей.

Чтобы они носили неудобные для них облачения. Чтобы они отказывались от культмассовых мероприятий и всякого рода тусовок. Чтобы не могли свозить своих детей летом на море.

Как бы я сам ни ценил собственную жизнь — но для них, для других людей, она не является и не должна являться такой охеренной ценностью.

Я не могу от них требовать(!), чтобы они её оберегали такой ценой. Я могу лишь ценить жесты доброй воли с их стороны, но, вообще-то, не настаиваю, чтобы они хоть как-то парились над тем, как бы не заразить меня.

Это — моя забота. Вернее, это было бы моей заботой, если б я всерьёз парился, как бы не подхватить ветрянку, корь, скарлатину.

Но — предпочитаю вовсе не париться, ибо иначе можно угаснуть от невроза раньше, чем столкнёшься с инфекцией. Да и в моём случае — риск подхватить свинцово-тампачное отравление всё-таки выше, чем инфекцию.

Но если б парился — то принял бы как данность, что это моя(!) забота и моя(!) ответственность, оградить себя от контактов с носителями. Вот как-то запереться в ивуаровой башенке на одиноком острове — и радоваться стерильности своей среды обитания... покуда по этому острову не ебанёт метеорит.

Требовать же чего-то от других людей, чтобы они всеми способами оберегали мою ненаглядную жизнь — что ж, я довольно высокомерен, бываю и бесцеремонен, я в натуре аристократ, но всё-таки — не до такой степени я высокомерен и бесцеремонен. Вернее, моё высокомерие в том и заключается, в убеждённости, что я сам о себе позабочусь — без сопливых всяких помощников вроде государства, с его принуждением других людей ради моей безопасности. И я б уважать себя перестал, если б уповал на государственные карантинные меры, чтобы не заразиться ветрянкой.

Но вот проводят всякие исследования, и делают вывод, что сознательные люди охотно кооперируют с карантинными мерами по Ковиду, носят масочки-перчаточки, социально дистанцируются, а которые несознательные, которые держатся убеждения «по-любому все переболеем, и кто умрёт — тот умрёт, но лучше б поскорее через это пройти» - это «психопаты».

Что ж, возможно.

Кроме шуток, всегда считал, что я немножко психопат. Всегда лелеял в себе частичку подросткового максимализма.

И в случае с Ковидом — да, я с самого начала пытался им заразиться, добросовестно, чтобы переболеть пораньше и дать свою кровушку с антителами для исследований и, возможно, лечения. Это в случае благоприятного исхода. А в случае неблагоприятного — что ж, я не тешу себя иллюзиями на предмет собственного бессмертия. Но и в печальном варианте — лучше держать ситуацию под контролем, чем если твоя кончина станет сюрпризом для тебя самого, «пиздец нечаянно нагрянет». По крайней мере, когда сам себе вводишь этот Sars-cov-2 – заблаговременно вызываешь первого зама из отпуска.

Но вот как в детстве не получилось ветрянкой заболеть — так сейчас и Ковидом. Три раза пытался — без толку. Вообще ноль реакции.

Поэтому мне особенно забавно читать пассажи ковидобесов вроде: «Ковид-диссидентом можно быть, только если уверен, что сам-то не заразишься, что тебя это лично не коснётся».

Нет. Можно — добросовестно пытаться заразиться, осознавая при этом, конечно, что Ковид-19 — это не бубонная чума и даже не испанка, что по-любому все шансы за благоприятный исход, а угроза леталки или тяжких осложнений ничтожно мала.

Вот бубонной чумой — я бы не пытался заразиться. Это — слишком «русская рулетка», даже в современных условиях. А когда шанс сдохнуть меньше одного процента — конечно, разумный человек «разворачивает свой корабль навстречу девятому валу и даёт полный вперёд».

И с моей точки зрения — это абсолютно разумная стратегия, всем побыстрее перезаражаться этим Ковидом, и пусть какая-то часть (ничтожно малая, но по-любому миллионы людей) умрут, но — побыстрее пройти это испытание.

Конечно, в этот период, эпидемии Ковида, здравоохранение будет здорово такое «коллапснутое», не способное производить всякие плановые операции, но вот поэтому и важно, чтобы этот период был как можно короче по времени.

Я уж писал как-то весной, в связи с тем же Ковидом, что многие люди употребляют выражение «между Сциллой и Харибдой» - не очень понимая, что оно значило изначально. Как будто бы — развести руками и обомлеть и ничего не делать.

А изначально оно значило в «Одиссее», что Сцилла — гарантированно заберёт с палубы шестерых моряков, тогда как Харибда — утащит в свою воронку весь корабль.

Поэтому, на самом деле, выбор не стоит между Сциллой и Харибдой. Выбор-то — определён с самого начала. Конечно, Сцилла.

Но вот что делают правительства с этим Ковидом — это подплыть к Сцилле и пытаться с ней торговаться. «А может, уважаемая Сцилла, ты довольствуешься тремя человеками?»

Хряп! — шесть пастей на шести длинных шеях забирают шестерых моряков. И вот все в ужасе, и не плывут дальше, мимо той Сциллы, а отгребают назад, но потом снова подплывают к той Сцилле: «Уважаемая Сцилла, но на второй-то волне нашего знакомства — может, вы всё-таки довольствуетесь...»

Хряп! - ещё шесть трупов.

Сколько ещё нужно будет подходов к той Сцилле, чтобы осознать простую «психопатическую» мысль: нужно просто проплыть мимо, не обращая внимания на потери. Которые будут, которые неизбежны. Но которые будут гораздо больше в случае нерешительности и «топтания вёслами» на одном месте.

При Ковиде — да неизвестно, какие потери будут от хер знает как проверенных вакцин, ведущих, тем не менее, очень опасные игры с настройкой иммунитета, какие потери будут от прекращения естественного обмена бациллами и вирусами вследствие масочного режима, не говоря уж об экономических потерях от замирания жизни, что уже сейчас — полный «харибдец».

И это-то — из-за болезни, которая даже в самых крайних своих проявлениях сама по себе унесёт не больше одного процента населения, причём, очень чётко коррелирует с изношенность и ослабленностью организма.

И конечно, даже один процент населения — это много-много людей. Поэтому заранее согласиться с тем, что они умрут — возможно, и является «психопатией» как дефицитом эмпатии.

Но вот причём тут Колумб?

Притом, что он был одержим идеей открытия нового пути в Индию. А возможно - он и знал о существовании Америки, поскольку её уже открывали викинги, что теперь бесспорно. И одержим был идеей исследования новых земель. И, вероятно, хотел обеспечить свою семью, своих потомков.

Ради этого — он совершал как героические, так и весьма злодейские вещи.

Да, именно под его руководством было фактически истреблено коренное индейское население Гаити (Эспаньолы), не только европейскими болезнями (что Колумб не мог контролировать), но и непосильным трудом под угрозой европейского оружия (что Колумб более чем контролировал).

Не будем отрицать: он фактически обращал этих бедолаг-индейцев в рабство и заставлял их добывать золото.

Но он это делал потому, что, кровь из носу, нужно было получать прибыль от новых земель, чтобы продолжать экспедиции. Иначе — они бы сделались неинтересны испанской короне.

То, что творил Колумб — было жестоко. И сам он, конечно, был тот ещё отморозок (хотя всё же не такой, как Васко да Гама, который даже не обращал арабов в рабство, а намеренно жестоко их убивал, чтобы закошмарить, чтобы отвадить от морского пути в Индию, чтобы расчистить этот путь для португальцев).

Да, это были всё очень деятельные, очень отважные — и очень жестокие люди, европейские первооткрыватели.

Потому — очень противоречивые.

Сейчас в моде сносить им памятники, но я бы — просто уточнял бы в надписях на постаментах, что с одной стороны это был герой, который, преодолевая многие опасности, открывал новые земли, а с другой стороны — это был отморозок, который намеренно загубил многие тысячи людей ради своей географической прихоти. Так — было бы честно.

И вот если б Колумбу сказали, что контакт с европейцами погубит многие тысячи индейцев, непривычных к нашим болезням, да и европейцы будут там, в тропиках Нового Света, страдать от всякой малярии и принесут оттуда сифилис — что бы он ответил?

Он бы мог ответить, начитавшись Википедии, что малярия идёт всё-таки из Африки, а сифилис, возможно, был в Европе всегда, но — дело не в этом.

В действительности, он бы сказал: «Печально, что индейцы перемрут. Значит, нам придётся завозить негров из Африки для работы на наших плантациях в Вест-Индии».

Что и делали его последователи.

Да, это были довольно жёсткие люди. Можно сказать, психопаты. Не очень впечатлительные к страданиям ближних.

Но вот на таких людях — и строилось освоение новых миров. На их эгоизме, на их амбициях, на их наплевательстве на жизни ближних и дальних.

На их психопатии, если угодно.

Возможно, проблема нынешнего мира — в том, что нам не хватает деятельных психопатов.

Все стали слишком сознательные, слишком совестливые, слишком праведные.

Вот даже я — ловлю себя на мысли, что мог бы и задуматься, то ли усовершенствовать логистику имбиря и наварить на том сотню мильярдов, то ли сберечь сотню мильонов жизней незнакомых мне людей. То есть, я весьма «слюнтяйски» рассматриваю эти жизни как ценность высшую, нежели усовершенствование логистики и личное моё обогащение.

И это я, довольно жёсткий парень, взрослевший в девяностые в России. А уж мои дети — точно будут «слюнтяями» в данном вопросе, ни единой жизни не погубят ради мильона прибыли.

То ли это нравственный прогресс, то ли, напротив, деградация воли — сложно сказать.

Но, наверное, всего должно быть в меру — как психопатии, так и эмпатии.

Нельзя бросаться в крайности, как «ни единой слезинки ребёнка ради мировой гармонии» (это мнение Ивана Карамазова, который сошёл с ума, а не собственно Достоевского), так и «Ты их тысячи станови, баб, детишков, стариков — я их зараз всех с пулемёта порешу» (это мнение-рвение Макара Нагульнова, а не собственно Шолохова).

Но вот, мы не можем сейчас понять, отчего угасали очаги Цивилизации, вроде Мохенджо-Даро в Долине Инда или Минойской на Крите, когда вроде бы нет признаков военного их поражения и разорения.

Возможно, они сделались слишком «цивилизованными цивилизациями», слишком мудрыми и альтруистичными.

Поэтому, не приветствуя крайности, я всё-таки благожелательно отношусь к тому, что наши дети играют в карты на щелбаны, умея получать удовольствие от унижения и страдания ближнего.

Хоть немножко — нужно это уметь. Мучить животных — мерзко, но конкурировать с людьми(!) и получать удовольствие от своей победы — нужно уметь.

Вам это не скажет никакой слюнявый Ганди (та ещё дрянь, в действительности), но вот для этого и нужны честные, нелицемерные философы вроде меня.

Когда вы испытываете злорадство по поводу неудачи своего приятеля-соперника — это хорошо, это нормально. Берегите спину — не дайте прорезаться крылышкам. Человечеству нужны люди, а не ангелы.

Tags: здравый смысл, история, коронавирус, психология, этика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments