artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Рецензия на фильм "Перевал Дятлова"

Досмотрел «Перевал Дятлова».

Да, впечатление как было изначально очень хорошим — так и сохранилось. Даже улучшилось. Ибо поначалу были опасения, что всё выльется в какую-то мистическую лабуду или попсовый трэшак, вроде того, что группу Дятлова погубили нацистские недобитки из Аненербе, ибо характер повреждений у Дубининой как бы «созвучен», но — нет. Все намёки на нечто подобное — оказались всё же «нестреляющими ружьями».

Которых там много, на самом деле. Создатели делают отсылки практически ко всем популярным версиям трагедии, и когда зритель готов уж поверить — осечка и этакий щелчок по носу. Мне понравилась эта интеллектуальная игра — которая, правда, может быть занятна первую очередь для тех, кто интересовался этой дятловской темой и в курсе того, какие там версии.

Однако ж, думаю, фильм в любом случае смотрится с интересом, даже если изначально ничего не знать о дятловцах. Он просто хорошо сделан, как художественное произведение.

Автора идеи и сценариста, «нашего серийного Шекспира» Илью Куликова я уж отмечал в прежних заметках, но там вся команда — молодцы. И режиссёры, и операторы, и актёры. Особенно — молодые и (на ту пору) не очень известные, сыгравшие собственно дятловцев. Вот — очень хорошее попадание в стилистику пятидесятых.

И даже ляпы в фильме — выглядят как та же самая интеллектуальная игра со зрителем. То есть, создаётся чёткое впечатление, что это намеренные ляпы. Примерно то же, что в Pulp Fiction – дыры от пуль в стене, заметные ещё до выстрелов (не потому, что Тарантино был пьян, а потому, что это — как бы «низкопробное криминальное чтиво», там подразумевается несуразица).

Не буду особо «маньячествовать» - но всё-таки пройдусь по некоторым таким «ляпам». И, разумеется, дальше будут спойлеры.

Для начала — оружейные «ляпы».

Пятая серия, 36:40.

Советская разведгруппа штурмует маяк, где у немцев пулемётные точки.

Нужно любой ценой ликвидировать эти точки, потому что маяк прикрывает отход немцев в Швейцарию. Ну, немцы, в трудных обстоятельствах, всегда отступали в Швейцарию — что пастор Шлаг, что профессор Плейшнер, что вот и вермахт. Швейцарцы — они ж всегда рады любым гостям. И там, на швейцарской границе, много маяков. Специфика такая. Швейцарский королевский флот любит маяки.

Но ладно, не будет углубляться в то, каким именно образом немецкие военнослужащие на самом деле уходили в Швейцарию в конце войны и где при этом были советские войска, - поговорим о пулемётиках.

Вот Костин заявляет: «У них там два МГ-42».

Я сразу подумал: «А почему ты, товарищ капитан, так уверен, что именно МГ-42, а не МГ-34? Они ж по звуку абсолютно одинаковые. Или — ты ночью разглядел форму кожуха (у МГ-34 — длинный и круглый)?»

Но потом показывают, довольно крупно, пулемёт — и это вообще чешский ZB-26 (более известный в его британской модификации под названием Bren – в частности, в «Карты, деньги, два ствола» был у бандосов, штурмовавших плантацию марихуаны, очень узнаваемая машинка с характерным верхним расположением магазина).

И вот подумалось: это ж нужно было так приморочиться, чтобы дать немцу в руки чешский пулемёт и обозвать его «МГ-42». Хотя эти-то машины — по звуку различить несложно. Немецкие МГ (оба) — славились своей нетипично высокой скорострельностью, за тысячу выстрелов в минуту. Поэтому их и называли «циркулярка» или «пилорама». И, конечно, это явственно другой звук, чем у пулемётов, стрелявших с темпом 600 выстрелов в минуту. Десять или пятнадцать выстрелов в секунду — хорошо различаются, даже если используются одинаковые винтовочные патроны.

Так зачем понадобилось сооружать этот ляп, используя пулемёт, довольно нестандартный для немцев (хотя и вполне возможный после захвата чешских арсеналов)? Ну вот чтоб был ляп — как намеренный творческий приём. Возможно, чтобы подчеркнуть: всё не так просто, как кажется. «Ляп как троп».

Ну или, тоже оружейное — в начале седьмой серии, перестрелка с беглым командиром летучего отряда, и офицер говорит солдатику, попытавшемуся использовать труп товарища как бруствер: «Назад, у него сорок седьмой, прошьёт насквозь».

Почему бы не сказать: «У него калаш»? Почему именно «сорок седьмой»?

Думаю, для того, чтобы кто-то вспомнил, что официально это изделие вообще никогда не называлось АК-47, а называлось просто АК, но в обиходе стали говорить АК-47 — когда появился малокалиберный вариант АК-74. Вернее же, когда пришли голливудские фильмы, где употреблялось такое обозначение, АК-47.

В конце же пятой серии, когда застрелился начальник лагеря, в его левой руке виден ТТ. И можно различить, что затвор у него не в заднем положении, но при этом курок не взведён.

Что тоже порождает вопрос: как такое могло получиться после выстрела? Если патрон был последний — затвор отъедет назад и замрёт. А если нет — затвор, при возвращении, неизбежно взводит курок (переводит в нижнее положение). Чтобы спустить его (перевести в верхнее положение) — нужно придержать и вытянуть триггер. Чего, наверное, не смог бы сделать этот полковник после того, как уже выпустил одну пулю себе в висок. А не могло ли быть так, что ему кто-то помог?

И это хорошо, что в фильме этак ненавязчиво вмонтированы и другие загадки, помимо гибели группы Дятлова. Хотя насчёт ТТ — думаю, он просто был снят незаряженный и со спущенным курком: так реквизитору безопасней.

Вообще, поначалу я озадачился: «А чегой-то полкан застрелиться-то удумал?»

Ну да, у него бежало трое зэков, их настиг летучий отряд, всех замочил, при этом потеряв одного своего бойца, но, чтобы скрыть инцидент, зеков списали «по болезни», как будто кремировали, а боец — как будто случайно себя застрелил при чистке оружия.

Я, правда, не уверен, что прочие бойцы будут очень рады, когда их товарища, героически погибшего при исполнении, оформят как разгильдяя, не знающего, в какую сторону пуляет ТТ. Там, вроде, и юридические последствия, в частности, выплаты семье — будут различаться. Но, допустим, начальник как-то уладил этот вопрос.

Так в чём его такое уж тяжкое преступление, чтобы прямо уж стреляться? Что скрыл побег? Ну так догнали же, ликвидировали же, уже никто никуда не бежит. Может, даже и судить не стали бы за такой сравнительно невинный подлог. В конце концов, этот Костин из Москвы приехал — дятловцев расследовать, а не нравы лагерной вохры.

Потом, правда, выясняется, что зеков нашли не всех. Один таки утёк, отмороженный наглухо и опасный по самое дальше некуда. Зарубил топором целую семью (о чём, замечу, спустя два месяца никто ни сном, ни духом: пустяки, дело житейское), застрелил этого бойца — и был таков.

И вот получается, что скрыли уже не просто факт побега, а то, что этот упырь до сих пор на свободе. Никак об этом не сигнализировали — когда можно было запустить проверки на дорогах, обыск товарняков, всякое такое.

Тут-то подумалось, что стреляться товарищу полковнику — мало. Самосожжение, что ли, было бы правильней устроить?

И вообще, как он намеревался дальше скрывать побег этого рецидивиста, когда тот мочит всех подряд на своём пути? Ну, он же рецидивист, его пальчики в базе есть. Чуть засветится — сразу возникнут вопросы, почему он гуляет, когда в лагере сидеть должен? А если отлучился — то почему лагерное начальство не соизволило сообщить о такой «мелочи»?

Вообще, эта история с побегом из лагеря и поведением тамошних офицеров — немножко фантасмагорична.

Командир летучего отряда, упустившего зека и потерявшего бойца, поняв, что сейчас это вскроется — даёт дёру.

Ладно, допустим. Хотя — на что он рассчитывает? Всю жизнь провести как преступник и дезертир в розыске? Или он за годы службы набрал кучу взяток, накупил бранзулеток и рванёт через румынскую границу? Ну, допустим.

Но он же, сцуко, не просто бежит — он же делает засаду у медвежьего капкана, чтобы хладнокровно и безжалостно перещёлкать своих же коллег, когда они устремятся в погоню.

Не знаю, может, я слишком хорошо думаю о советских офицерах, но всё же, какие бы шалости они порой себе ни позволяли, но вот как-то моментально превратиться из пусть жёсткого, но всё-таки «правильного» служаки в отпетого уркагана, которого хлебом не корми, а дай только «мусоров» замочить — это как-то чересчур, на мой взгляд.

Потом же выясняется, что главное стремление этого «терминатора» - чтоб его похоронили как честного советского офицера, не имеющего судимостей.

Да, он очень верный образ действий себе выбрал, в этом направлении. Грохнул бы побольше своих — ему б ещё орден дали. Наверное.

И вот много таких моментов, которые, если вдуматься, воспринимаются как фантасмагория, а то даже и бред. И возникает мысль, что было б оно так на самом деле — дятловцы перестали бы быть главной новостью и главной темой для миссии этого Костина. Ну вот что маньяк-уголовник в бегах, что банда отъявленных вражин в лагерном руководстве — это интересней было бы для Комитета.

Но — смотрится с интересом, с каким-то магическим даже очарованием. Именно — как произведение искусства. Даже когда умом-то понимаешь, что — полный бред.

Вот кто-нибудь понял, какова была миссия Золотарёва при группе Дятлова?

Чего там генерал КГБ объяснил? Что у студентов-туристов может быть радиометрическое оборудование, и поэтому на всякий случай к ним приставляют оперативника КГБ под видом инструктора, чтобы «проконтролировал»? И как это понимать-то?

Да, ну то, что Золотарёв — якобы агент КГБ, это, конечно, тоже реверанс конспирологическим версиям, но здесь в фильме он сделан очень симпатичным агентом КГБ. И мухи не обидел — разве что медведя-шатуна подстрелил немножко.

Кстати, я не уверен, что медведь-шатун, получив пару пуль из ТТ, убежит прочь. Мне почему-то кажется, что, скорее, бросится с утроенной энергией — почему хищники-подранки и считаются особенно опасными. Но — экспериментировать не стану, поскольку люблю животных.

Ну и вот многое в настрое фильма, в «детективной» его атмосфере, если вдуматься — не то что нереалистично, но — фантасмагорично. Вернее, следует стереотипам новейшей мифологии, где «полномочный агент из Центра» - этакий персонаж фэнтази.

«Здравствуйте, я — очень крутой чекист из самой Москвы, поэтому я тут теперь главный, а вы, местные прокуроришки, слушайте и повинуйтесь, делая вид, как будто я ваш помощник. Понимаю, что вам будет трудно, когда я буду похлопывать вас по плечу и раздавать указания на людях, но — приказываю вам постараться».

Что ж, КГБ — это, конечно, круто. Но вообще-то для прокурора, даже местного, майор КГБ, пусть даже из Москвы — это не то чтобы «слово и дело государево, всем стоять-бояться».

В действительности, что прокуроры знают и думают про комитетчиков?

Что вот был во главе этой организации товарищ Ягода — и оказался врагом народа. А потом — и товарищ Ежов. И товарищ Абакумов. И товарищ Берия со своими товарищами Кобуловым и Меркуловым, и многими-многими пониже. Вот всякий раз, когда начальник конторы оказывался врагом народа — естественно, вычищали и многих нижестоящих.

Правда, ближе к современности — стало помягче.

Вон, товарищ Огольцов — отделался увольнением в запас. Потом, правда, как раз год назад, в 58-м — всё-таки признали пусть не «врагом народа», но «недостойным звания генерала» и исключили из Партии.

А товарища Игнатьева — сначала исключили, когда он закусился с Берией, потом, когда Берия вышел из доверия, обратно восстановили в Партии, но не вернули ни на какую чекистскую должность, отправили в Татарстан по культуре, а потом отправили на пенсию.

Да, времена другие настали, более «вегетарианские».

Но всё равно советский прокурор, глядя на советского чекиста, в глубине души подозревал, что перед ним, наверное, очередной недоразоблачённый враг народа, внедрившийся в органы.

И если этот мутный тип начнёт вдруг топырить пальцы да указывать прокурору, чего делать — это вызовет когнитивный диссонанс. Ибо он, вообще-то, привык, что и в самые суровые сталинские времена — прокуроры сажают(!) этих врагов народа с холодной головой и чистыми руками, по мере выявления, а не выступают у них на побегушках.

Сейчас же, в конце пятидесятых, когда никто из элиты не хочет повторения этой паранойи с Большим Террором — они очень урезали полномочия гэбухи и очень скептически смотрят на любые попытки этой конторы присвоить себе больше власти, чем им положено по закону. А по закону — они не могут просто так влезть в чужое уголовное дело с понтом «Я тут главный, хотя в бумажках это отражено не будет, официально меня как бы нет».

Но, конечно, в фильме «загадочный чекист с неограниченными полномочиями» - смотрится весомо и даже, в каком-то роде, романтично.

История с огненными шарами (привет ещё одной конспиративной версии) — тоже, если вдуматься, представлена довольно бредово, но — именно так, чтобы захватить зрителя, очаровать таинственностью под грифом «особ-особ-секретно-вот-прям-ваще-никому-три-нолика-пять-крестиков».

Генерал КГБ, после долгих колебаний, соглашается поведать Костину, что эти огни — это новейшая советская ракета Р-7, которую запускают из Казахстана.

Но Костин не верит: «Да ладно! Так далеко? Быть не может! Я вот видал в Германии ихние Фау (что автоматически делает меня доктором ракетных наук) — и они так далеко не летали. Неужели за пятнадцать лет что-то могло измениться?»

Генерал же — подтверждает: «Да, теперь наши ракеты летают куда дальше. Вот прямо хоть и на другой континент. Но об этом никому нельзя говорить. Страшная-страшная тайна».

Поэтому даже такому надёжному парню, как прокурор Темпалов, Костин отказывается раскрыть природу огненных шаров, что это межконтинентальная ракета, а просит поверить на слово, что эта неведомая фигня не имеет отношения к гибели тургруппы.

И вот это всё смотришь — и думаешь: «Господа-товарищи, а ничего, что два года назад, в октябре пятьдесят седьмого, все газеты мира обошла новость, что у Союза есть межконтинентальные ракеты?»

Почему так решили все газеты мира?

Ну потому, что был запущен спутник. А если ракета способна вывести объект на орбиту, придав ему первую космическую скорость — естественно, она способна и доставлять грузы на очень большие расстояния по суборбитальной траектории.

Собственно, во многом запуск спутника — это была демонстрация того, что СССР имеет ракеты очень дальнего действия.

На это не делался упор, конечно, что это именно военная разработка для доставки ядерных боеголовок (тогдашнее руководство, при всех его изъянах, было всё же не настолько гоповатое и «дурновкусное», чтобы бахвалиться мультиками с ядрёными вундервафлями, падающими на Флориду), упор делался на мирное освоение космоса ради блага всего человечества, бла-бла-бла, но после запуска спутника само по себе наличие межконтинентальных ракет переставало быть секретом.

И наблюдая эти шары на Урале — только совсем какие-то дикие советские граждане видели в них нечто мистическое, инопланетное, трансцендентное, whatever. А кто пограмотнее — прекрасно знали, что это ракеты, стартующие что с Байконура (тогда — «Тюратам» ещё называлось), что с Плесецка. И это отражено в документах того же дела Дятлова, где их называют, правда, «метеорологическими» ракетами — ну да понятно, что конкретную миссию каждой ракеты земные наблюдатели не знали.

В деле же группы Дятлова вопрос стоял лишь о том, не могли ли обломки упасть рядом с палаткой и каким-то образом стать причиной трагедии, но это практически сразу отмели за отсутствием хоть малейших намёков.

А всякая пурга типа «эти огненные шары влияют на психику и внушают панический ужас» - даже не рассматривалась, поскольку ребята были не дикари из леса, а студенты политеха, они следили за новинками, это вообще было «космическое» время, и они прекрасно знали, что это за шары в небе.

И я не уверен, что в открытой печати тогда фигурировало конкретное обозначение Р-7 (на основе которой была сделана ракета «Спутник»), но само по себе наличие ракет — не было никаким секретом уже по меньшей мере два года как (да и до того — технически продвинутая молодёжь понимала, что проводятся испытания ракет).

Поэтому забавно, конечно, слышать от этого генерала: «Мы решили проводить испытания ночью, чтобы сохранить секретность — но оказалось, что ночью-то ракеты ещё больше светятся на небе, никто не ожидал такого поворота».

Иногда вот эта бредовость — прямо до гротеска, но с очень серьёзными лицами, с замогильно «особсекретными» интонациями.

И хоть тема самого фильма тяжёлая, трагичная — но вот потому и полезны бывают такие минуты разрядки.

Что до самой гибели группы Дятлова, как она раскрыта в фильме — то, конечно, он и не ставил себе целью выявить и доказать Правду, как оно там было на самом деле. Это не документальное расследование, это художественный фильм.

И вроде бы — он следует официальной (на сегодня) версии про сход лавины.

Но если вдуматься — он и не отметает причастность манси. Не до конца и не полностью.

Вот есть старик, который искренне верит, что дух этого места голоден, требует жертв, и возьмёт их так или иначе, и потому эти девять туристов обречены.

Но его внук, добрый мальчик, пытается их спасти, предупредить. После чего опасно заболевает, и дед решает, что причина — контакт с намеченными жертвами, «мертвецами». Ибо спасая их — гробишь себя, ведь дух-то — по-любому возьмёт своё.

И вот дед выгоняет туристов из юрты на мороз. А на следующую ночь, когда мальчик мечется в кризисной агонии, дед куда-то выходит из юрты.

Мальчик кричит, сходит лавина (как будто бы его крик расколол снежный фирн, попав в резонанс — но это лишь художественный приём), и вроде бы старик-манси ни при чём, но — мы не знаем точно, где он находился в это время. А ну как он подрезал лыжами склон или ещё как-то спровоцировал сход «доски»? С его-то убеждённостью, что лишь смерть этих туристов спасёт внука — всяко возможно.

А потом этот старик разубеждает Костина в виновности манси — при этом, правда, попытавшись его убить, столкнуть с обрыва.

Почему Костин ему поверил, несмотря на это покушение?

А вот так. Да просто — приболтал его этот старик, покопавшись в тягостных воспоминаниях о военном прошлом (но при этом — не сказав ничего конкретного, а просто уверив, будто бы видит насквозь).

Нет ли в фильме другого примера, когда бы не очень искренний человек сумел приболтать доверчивого чекиста и внушить неодолимую симпатию к себе?

Есть. Когда этот беглый зек убедил в своей безобидности не только ребят и девчат, но и Золотарёва, оперативника КГБ.

Вот этим стандартным блатняцкими приливом - «Есть хотел, хлеб украл, а закон покарал».

Я на это смотрел — круглыми глазами. Хотелось сказать персонажу Бероева: «Ты чего, глупый совсем, на такое вестись? Ты серьёзно думаешь, что ничтожный воришка пустился бы в побег зимой? Такой вот воришка, который, как он говорит, сидит уже десять лет — а значит, по какой-то причине, не попал под бериевскую амнистию? А для начала, ты серьёзно думаешь, что воришку отправили бы в Ивдельлаг, один из самых суровых лагерей? Ты хоть соображаешь, ЧТО за контингент там содержится сейчас, по уголовной линии, а не по 58-й?»

Тем не менее, этот как бы матёрый опер совершает однозначное преступление, укрывая беглого зека от «летучего отряда» (за это — ему очень большой срок был бы, но скорее — вышка) и так расчувствовался, что подарил своё козырное колечко-оберег. Чтобы этот упырь мог перемочить ещё кучу народу — и пули его не берут.

Как говорится — не спешите делать добро. Ибо в спешке — добра не выйдет, херня выйдет. И как тоже сказано в классике: «Верить людям нужно только в самых крайних случаях».

Особенно, конечно, если этот «людь» (а вернее нелюдь) — беглый каторжник, рванувший когти посреди зимы в уральском Приполярье.

Но, возможно, не стоит так уж безоговорочно верить и старику манси, который на что угодно способен ради своей семьи, и вот в частности прямо сейчас — пытался тебя убить.

Как по мне, «параллелизм» линий с беглым зеком и стариком манси — вполне очевиден, даже нарочит.

И то, что непосредственной причиной аварии группы Дятлова стал сход лавины (сейчас не будем это обсуждать, но допустим) — вовсе не исключает того, что к этому событию мог приложить руку этот старик-анимист. Это его родные горы, это его родные снега, и если на том склоне в принципе возможен сход лавины — то уж старик точно знает, как это спровоцировать.

В общем, фильм не только что развлекает ум хорошо продуманными «ляпами», но и оставляет пищу для размышлений, вовсе не стремясь расставить все точки над гласными и поставить финальную жирную точку в этом деле.

Но и при этом — очень хорошо сделан во всех отношениях. Все — молодцы.

Tags: Дятловщина, кино
Subscribe

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Смысл через грамматику

    В недавней своей заметке про Tenses я сказал, что эти устойчивые сочетания со специфическими служебными глаголами можно любить уже за то, что они…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Смысл через грамматику

    В недавней своей заметке про Tenses я сказал, что эти устойчивые сочетания со специфическими служебными глаголами можно любить уже за то, что они…