artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Пара слов про графа Монте-Кристо

Эту книгу я начинал читать в детстве, лет в десять, но — не осилил. Не потому, что не понравилось, а потому, что было всё же трудновато. Я только начинал тогда учить французский. И — переоценил свои силы.

Потом читать уже не читал, знакомство имею по экранизациям. Прежде всего — по классической, с Жаном Маре (прочие видел мельком).

Но, полагаю, в этом фильме, в целом, верно передан сюжет. Я знаю, что есть и некоторые отступления, в угоду динамике, что некоторых второстепенных персонажей слили между собой, иных же слили вовсе — но основную, вроде, фабулу не переврали.

Фабула же — сводится к тому, как честный моряк Эдмон Дантес был безвинно и бессудно брошен в темницу, проторчал там 14 лет, чудом бежал, отрыл кладский клад и стал творить страшную мстю своим обидчикам. Тем, кто безвинно упёк его в замок Иф (Но, вопреки популярному заблуждению, Александр Сергеич Пушкин в их число не входил: его грохнул другой Дантес и по другому поводу),

И я всё понимаю. Конечно, это злая судьба. Всякий может ожесточиться. Но — вот в каком месте Эдмон Дантес был «ни у чём не виноватый»?

Попробуем разобраться.

Значит, они находятся в плавании, он старпом, а капитан, умирая, просит зайти на остров Эльбу, где содержится низверженный Наполеон.

Что ж, Эдмону капитан — как отец родной, поэтому, конечно, обязуется.

И заходит. И получает там письмо, которое нужно отдать некоему Нуартье в Марселе. Это — всего лишь список вин для закупок к императорскому столу.

Но вот добрые друзья составляют об этом донос, за Эдмоном приходят менты. И ведут к прокурору Вильфору, который уж готов был отпустить простодушного моряка, ибо всё это, ясно, чистое недоразумение, но тут слышит имя «Нуартье».

А это — его, Вильфора, папа. Который только что со значком не ходит «Vive l'Empereur” (и на цилиндре надпись Faisons la France Grande de Nouveau), всем известный бонапартист, но тут, в этом письме — доказательство причастности к реальному заговору. Поскольку говорится там, конечно, не о винах, а о грядущем десанте носителя треуголки с Эльбы.

И тогда Вильфор решает, от греха подальше, упечь морячка в каменный мешок на особрежимном острове. Да, без суда. Чтобы имя папашки не всплывало.

Но а если б с судом?

Вот представим, что суд состоялся, и Дантес там объясняет, мол, так и так, капитан помирал, ухи просил велел зайти на Эльбу.

Тут вполне резонно Дантеса спросят: а он в курсе, кто там обитает, на той Эльбе? Ну, ему же не пять лет?

Вот я, ей-богу, не знаю, был ли тогда на Эльбе «пропускной» режим для всех прибывающих кораблей и судов. Возможно, что и нет. Возможно, что и в гости к Наполеону можно было заходить, не ставя в известность французские власти.

Но всё-таки нужно соображать, кто такой Наполеон. И что если он ждёт визита некоего специфического капитана — то для чего-то важного.

Что ж, ладно, Эдмон исполнил долг перед капитаном, навестил Наполеона на острове.

Но не просто навестил, здоровьем поинтересоваться, в шашки перепихнуться, всякое такое, а принял от него письмо.

И теперь на суде рассказывает, что ему сказали, будто в этом письме список вин — и он поверил. И готов был передать человеку в чёрном плаще и полумаске.

Ну ладно, пусть без плаща и полумаски — но вот какому-то левому челу, ибо так, конечно, и осуществляются закупки вин для императорского двора.

И вот как суд должен реагировать на эту херню?

Нет, мы-то сейчас понимаем, что Наполеон был великий человек, а «отреставрированный» Луи Восемнадцатый — в общем-то, ничтожество.

Но тогда реальность была такова, что вот имеется отстранённый от власти диктатор, пребывающий в изоляции, который, естественно стремится вернуться на трон и для этого изыскивает каналы тайной связи со сторонниками на континенте.

Не понимать этого — не мог и дошкольник. Не говоря уж про помощников капитана.

И пусть Эдмон Дантес не знал, что в переданном ему письме содержится именно извещение о грядущей высадке «корсиканского чудовища», чтобы были готовы встретить, но если он в принципе не понимал, что принимает участие в тайной корреспонденции свергнутого (но всё ещё активного) диктатора с его мятежными сторонниками — тогда, получается, он просто имбецил.

Да, можно, конечно, считать бонапартистов, наоборот, честными и верными слугами истинного императора, по-прежнему любимого народом, а роялистов — предателями и «английскими подстилками».

Но поскольку у власти сейчас роялисты — естественно, в их глазах «мятежники» - именно сторонники Бонапарта, те, кто содействует его очередному приходу ко власти.

И роялисты не могут закрывать глаза на морячков, которые возят по морю запечатанные письма от Бонопарта — и уверяют, будто бы никак не догадывались о некой конспиративной компоненте такой переписки.

Или — вы можете привести пример хоть одного режима, который бы позволял невозбранно содействовать тайной переписке своих пленённых врагов, не считая такое содействие участием в заговоре, тяжким государственным преступлением?

Да по хорошему счёту, по суду — этого Дантеса могли бы просто сходу к стенке поставить, даже не вскрывая конверт с письмом, которое он взялся передать.

А уж если б вскрыли бы и увидели, что там речь идёт о мятеже в скорейшем времени... Ну, это мы сейчас считаем, что Наполеон был любимцем всей Франции, а тогда — многих немножко подзаебала, что ли, эта свистопляска, сперва республиканская, потом имперская, вот эти все войны по всей Европе, двадцать лет кряду. И вот сейчас это чудо-юдо корсиканское оклемается, выползет с новыми силами — и по-новой.

Возможно, Вильфор ещё и жизнь спас Дантесу, что упрятал его в замок Иф.

Правда, после Ватерлоо Даву вытребовал амнистию для всех лиц, участвовавших в реставрации Наполеона, угрожая иначе отвести армию на Юг Франции и продолжить сопротивление.

После этого — Дантеса должны были бы освободить, если б он значился в списках хоть кого-то, хоть каких-то.

С другой стороны, его могли бы и шлёпнуть в самом начале наполеоновской «реконкисты» Франции, просто с перепугу. Пока король в Париже, а Наполеон в бухте Жуан — вот как-то нужно отчитаться за прохлоп, изобразить рвение. Отписаться: «Ваше Величество, мы пока что не одолели Бонопарта, но уже казнили его курьера, обрубили связь». Такой маразм — бывает в смутные времена.

Но даже и без сгущения красок — в любом случае не был Дантес невиновным, с юридической точки зрения. Как не был бы невиновным, скажем, посетитель тюрьмы Шпандау, который бы согласился передать на волю записочку от Рудольфа Гесса.

Это притом, что Рудольф Гесс, находясь в Шпандау, не имел никаких рычагов для реставрации Райха, не представлял вообще никакой опасности, а Наполеон на Эльбе — продолжал сохранять весьма значительное влияние и по-прежнему представлял весьма значительную угрозу, что вскоре и показал.

И это я не к тому, что Дантес не должен был принимать письмо для доставки. Да я б и сам, может, принял. Но если уж взялся за такое поручение — следует быть готовым к тому, что в глазах роялистов это будет измена, со всеми вытекающими. И не обижаться потом, если грохнут или упекут в тюрягу: сам бы на их месте так же поступил.

А вот содействовать или нет повторному приходу Наполеона к власти — это уже другой вопрос.

С одной стороны, Ватерлоо — это десятки тысяч человеческих жизней, загубленных, в общем-то, без особой необходимости.

С другой стороны, люди в любом случае не живут вечно, но триумфальный марш «корсиканского чудовища» по Франции — это было феерично.

Но главное, когда берёшь письмо от Наполеона — не ври самому себе, что там может быть «список вин». И если взял — разумеется, ты заговорщик, добро пожаловать в клуб. Не надо делать невинные глаза и недоумённо хлопать ресницами.

Tags: история, литература, шпионы
Subscribe

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…