artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Стэнфордские игры и реальность

В последнее время, в связи с «неожиданной зомбированностью» дражайших компатриотов, доводилось читать много заметочек на тему того, какая вообще стадная скотина человек (необязательно русский), как он «ведом», как он легко, до абсурдного легко покоряется воле коллектива, воле большинства, сколь бы ни была она нелогична. И для иллюстрации этой мысли приводили известные эксперименты, которые обычно называют «стэнфордскими». Но не тот, где студентам предлагали поиграть в «заключённых и тюремщиков», а тот, где группе товарищей, разного пола, возраста и социального статуса, предлагали сравнить, скажем, три линии с эталонной. И, типа, изюминка в том, что из десятки участников девять подставные, а истинная «жертва» - отвечает последней. Когда все предыдущие озвучили заведомо неверный ответ. И «жертва» как бы перестаёт верить своим глазам и повторяет этот заведомо неверный ответ. Из одного лишь конформизма. Который так глубоко в нас коренится, который так трудно преодолеть.

Ну что сказать? Думаю, мало для кого открытие, что учёные – зачастую бывают весьма так оторваны от практической жизни. И чем гениальнее – тем оторванней. И чем труднее человечеству постичь природу гения – тем труднее гению постичь природу человечества (я, если что, не гений, бог миловал; гармонично развитая посредственность, как я сам себя определяю).

Не открытие и то, что большинство учёных-гуманитариев (социологи, психологи, всякое такое) – они, как правило, левые. В смысле, социалисты в той или иной степени. Даже в Штатах.
А это значит, что они тем более тяготеют к иллюзорным конструктам и доктринам и бегут реальности (зачастую – из самых лучших и светлых побуждений). Особенно же, когда существует некая установка на то, «что есть правильно» (в том мировоззрении, которое они разделяют). И я не говорю «заказ», это уж слишком пошло – но вот «установка». Подспудная такая, подсознательная, как не сказал бы дедушка Фрейд (он ненавидел слово «подсознание», ему приписываемое).

Честно, ни один учёный вообще никогда не ищет до конца научную истину, какова бы она ни была. Он человек – и пытается найти ту истину, которая бы ЕГО устроила. Но иногда наука промахивается и открывает ту истину, которая есть (как бы она никому ни была не по нраву). Под правильную яблоню нужно усесться правильному Ньютону.



Однако ж, к чёрту общие рассуждения. Вернёмся к конкретике.
Итак, чем определялась общая установка в гуманитарном научном мире второй половины двадцатого века? Если отбросить рюшечки и нюансы, то действительно ключевым пунктом был следующий.
«Совершенно противоестественно для человека цивилизованного желать уничтожения ближних ради присвоения их доли ресурсов или их порабощения с целью их эксплуатации. А значит, немцам запудрил мозги Гёббельс. Ну и Гитлер. Пропаганда, знать, всесильна, когда может так зазомбировать такой культурный народ. Ох-ох… Впрочем, хо-хо! Ведь мы тоже можем стать мастерами пропаганды, чтобы использовать свою власть во благо. «Добро причинять направо-налево, пользу наносить, ласкам подвергать»(копирайт Гоблина, который мне мил несмотря ни на какие его завихри и гаерство).

Требовалась слишком большая научная смелость (после Райха), чтобы допустить казавшееся очевидным ДО Райха. А именно, что это вовсе НЕ противоестественно для нас – чморить, порабощать и даже уничтожать тех, кто слабее, если это сулит нам выгоду. И плевать нам при этом на «внутренний духовный мир» наших жертв и даже на их интеллект как таковой. Если откроется, что у свиньи «внутренний духовный мир» богаче, чем у выпускницы философского факультета МГУ – это ничего не изменит. Какие-то пижоны, может, откажутся от шашлыка и бекона, но остальным будет пофиг. Почему? Потому, что свиньи по-любому не скооперируются и не нанесут нам ответный удар. Раз они до сих пор этого не сделали – значит, и похер их богатый внутренний мир. Главное – питательная ценность. А если сделают – это будет уже другая история.

Ей-богу, столько копий было сломано вокруг происхождения «естественных и неотъемлемых» прав человека, то ли они Богом дарованы, то ли на роду написаны, но в действительности всё очень просто. «Права человека» - это то, что приходится уважать, когда себе дороже ими манкировать. Де факто. И только де факто. Проверяется, обычно, практикой.

Есть ли у семилетнего ребёнка право заявляться домой в полшестого утра изрядно датым? Нет, конечно. Его слишком легко поднять за шкирку и подвесить просыхать на крюк для полотенец, чтобы у него было такое право! А мы, как родители, заботимся о здоровье своей собственности. Когда имеем возможность считать это существо своей собственностью.

Есть ли у двадцатилетнего парня, вашего компаньона по съёму квартиры, право заявиться под утро изрядно датым? Если он не блюёт в ваши тапочки – конечно, есть. Он – свободный человек, а не ваша собственность, чтобы вы диктовали ему, что делать, когда вас он не трогает. Попробуете поиграть с ним в «строгую мамашу» - он обоснует, что не ваша собственность, а свободный человек. В любой из ваших окуляров обоснует.

Есть ли у пятнадцатилетнего вашего сына право приходить под утро под мухой? It depends. Или вы можете обосновать ему, что он пока ещё ваша собственность и такого права не имеет – или не можете. Но тут всё немножко тоньше, чем просто «а в глаз?» Перегнёте – он придёт под гердосом, типа, лови, папуля, я теперь ЕГО собственность, а ты в стороночке покури.

Всё это очень тонко и неоднозначно, установление своих свобод и чужих границ. Ничего нет «богом данного» - а всё подтверждается на практике.

Было ли право у Кортеса нагибать ацтекскую цивилизацию? Было. Почему? Потому, что он их нагнул. Хотя сейчас, конечно, если в Мексику сунется какой-то шут гороховый с шестьюстами конных латников – его порвут и не заметят. Ибо сейчас в Мексике интересы серьёзных людей, там вертится серьёзное бабло, и никто не позволит какому-то клоуну приходить и устраивать там всё по-своему.

Было ли право у Гитлера нагибать славян как унтерменшей и уничтожать евреев как «заразу»? Нет. Потому, что нагнули его. Он просчитался. Он почему-то решил, что славяне двадцатого века – то же самое, что венеды начала Эры, а серьёзные люди планеты будут спокойно сидеть и смотреть, как он угрожает оставить их без бухгалтеров и стоматологов.

Но вот поскольку, с накопленным опытом, возможен некоторый анализ перспектив того или иного конфликта интересов – да, можно судить, что вот такой-то ход был разумный и потому оправданный морально, а вот такой-то – был идиотизмом, поскольку был обречён на неудачу изначально, только зря потрепали нервы и пролили кровь. А ведь нет худшего преступления, нежели преступление против разума.

Однако ж, и это довольно общие рассуждения. А мы всё никак не вернёмся к тем «стэнфордским тестам»?
Сейчас вернёмся. Я просто к тому, что в основе всех взаимоотношений нашего вида – лежат два подлинно важных инстинкта. Один – конкурентный, другой – эмпатический, скажем так. И ещё есть разум, который (когда он есть) указывает, где и какой инстинкт включать уместней.

Не, некоторые считают, что есть ещё Богом данное (каждому) нравственное чувство, свет свыше, пронизывающий изнутри. Но они так считают ровно до той поры, пока не повстречаются с незамутнённым этой чушью парнем, который отрежет им голову только для того, чтобы презентовать её в засушенном виде самой красивой девице своего племени, потому что он докажет ей этим своим подарком, что крутой воин, способный о ней позаботиться в конкурентной борьбе, и тогда она ему даст.

Причём, что характерно, её благосклонности он будет добиваться не потому, что уважает её права личности и её свободу выбора. Какая чушь! Он самец, она самка, он сильнее. Но если её изнасиловать – этого могут не понять другие самцы племени. Они воспримут это как покушение на ресурс, который до замужества является как бы потенциально общаговым. А никакой самый крутой боец – не справится со всеми остальными, если они на него ополчатся. Вот и приходится резать головы чужакам, чтобы доказать свою любовь.

И вы, конечно, можете считать, что это племя дикарей обошла стороной благодать Божья, не сообщив истинно верных и единственных моральных ценностей. Которые, типа, не убий, не укради, не возжелай жены ближнего, но сожги её на костре как ведьму во славу божьей любви.

Что? Христос такого не говорил, про ведьму? Да всем похер! Когда хочется сжечь ведьму (кто-то ведь должен ответить за то, что ты не узаботился поливом своих полей и спалил урожай!) и есть такая возможность – это делается во славу Божью, и всем плевать, что по этому поводу сказано в Писаниях и откровениях пророков. Прочитаны они всё равно будут как «жги, грабь, убивай, насилуй». Когда есть возможность.

Кстати, об изнасилованиях, раз уж мы «на теме». Вспомнилось, как где-то классе в десятом мой друг Димка, немного смущаясь, поведал мне свой сон. Говорит, приснилось, будто я хватаю Ирку (реально симпатичная девчонка, наша одноклассница), заламываю ей руки, задираю ей юбку, рву трусики пополам и конкретно насилую. Она вырывается, кричит, а я долблю её – и не испытываю ни малейшего раскаяния, ни малейшего укола совести. И даже не удивляюсь от того, что не испытываю никаких сожалений – вот что самое ужасное. Всё – как так и надо. Одно только приятство и удовлетворённость, что так ловко ей заправил и сношаю. И ведь… отбомбился же в дУше, на сон грядущий. Два раза, извини за пикантную подробность. Слушай, может, я маньяк?

Я уточняю: «А ей-то хоть понравилось? Ну, во сне?»

Он: «Да. Потом она начала постанывать и подмахивать».

Похлопываю его по плечу: «Не парься, Димастый! Во-первых, у тебя всё в порядке с либидо. А во-вторых – ты хороший парень. Добрый и заботливый. Видишь, тебе это важно было приснить, что ей тоже понравилось».

Надо ли говорить, что в реале он никогда никого не насиловал? Впрочем, с тех пор, как он вступил в «Единую Россию», чтобы получить высокую должность в Питерской мэрии – уже ни в чём нельзя быть уверенным. Сам он шутит, что «подрывает систему изнутри». На самом деле – он просто прирождённый и очень качественный управленец, он любит налаживать процессы, он что-то вроде Альберта Шпеера, архитектора, впоследствии – министра вооружений и промышленности. Один из тех людей, на которых эта блядская система в действительности держится. Поскольку он умеет дела делать, а не только балаболить про «Россия поднимается с колен». Но ему приятно думать, что он насилует эту систему.

Что же до буквальных изнасилований и насилиев вообще – ей-богу, меня умиляют люди, до белизны стискивающие кулачки и твердящие: «Никогда нормальный человек такого не сделает!»
Ага. Это значит, родное сердце, что ты лично – сделаешь куда худшее и в куда бОльших масштабах. Стоит тебе только уверить себя, что твои противники – люди НЕ нормальные. Что они чудовища – а потому с ними все средства хороши, только бы стереть эту мерзость с лица земли. И сам не заметишь, как заделаешься чудовищем гораздо более кошмарным.

Впрочем, иногда подобные уверения, что ты никогда не опустишься до насилиев, грабежей и убийств, - происходят просто от наивности. От непонимания себя, от непонимания человеческой природы. От морального абсолютизма и догматизма. От того, что ты просто не видишь в себе этого «кроманьонского оппортунистического хищника», который всегда там и всегда готов к прыжку. Но если ты его не видишь – он может прыгнуть неожиданно.

Мораль, нравственность – это не пустые слова. В действительности, мораль – это очень полезная штука. Это – набор установок, правил, позволяющих уживаться друг с другом самым опасным хищникам, каких только порождала эта планета. Людям.

Но конкретный набор этих правил – он вариативен. Он вовсе не ниспослан откуда-то свыше – он порождается опытным путём сообразно ситуации. Что несколько затрудняет дело, обычно в совокупности моральных норм всегда присутствуют как разумные вещи, адекватные ныне существующей ситуации, так и всякий иррациональный шлак, который был адекватен когда-то какой-то иной ситуации, а сейчас никто не может толком объяснить, зачем это надо, поэтому детям своим говорят: «Так принято!»

Ну да ладно, к чёрту общие рассуждения, в самом-то деле, «он в стогу им песни пел о морали» - наконец вернёмся к «стэнфордским играм».

Итак, мы тоже проводим всякого рода эксперименты. В том числе – над живыми людями. Но не с целью доказать ту или иную гипотезу, а с целью выявления закономерностей, имеющих практический смысл. Потому что гуманисты любят людей абстрактно (и ради этой большой и чистой любви готовы гасить их пачками, когда дорываются до власти), а мы – любим людей конкретно. Как средство улучшить свою жизнь путём их эксплуатации (что при этом улучшается и жизнь эксплуатируемых – побочный результат, но вовсе не цель). А чтобы людей лучше эксплуатировать – их нужно реально понимать.

И вот в том эксперименте, где участников делили на узников и надзирателей, мы вносили небольшую поправку. Приближающую его к реальной жизни. Вроде того, что да, ты охранник, ты совершенно властен над узником в своём заведении, но при этом у тебя зарплата триста баксов, а узник – сынок наркобарона, который стобаксовкой, в трубочку, гильзу косяка фиксирует. И ты можешь, конечно, всячески над ним измываться, в стенах заведения, но когда ты будешь возвращаться домой – тебе могут ненароком яйца бантиком на затылке завязать.

В эксперименте, конечно, это имело символические выражения, но всё-таки была зависимость между тем, как ты обходишься с этим узником – и тем, сколько ты кексов можешь купить в столовке. Стратегии, правда, возможны были различные. Ты мог и прессовать его, вымогать – но тогда должен быть готов к тому, что твоя кровать подключена к электошокеру, и он сработает, если ты, после трудного дня, завалишься на неё, не проверив.

При таком подходе, стратегии поведения участников – гораздо усложнились. Появились противоборствующие лагеря и среди узников, и среди охранников. Но в целом система дрейфовала к наименьшей конфликтности.

Так же интересны результаты экспериментов с «укажи правильную палочку».
Вот когда это абстрактное упражнение – действительно, люди выглядят очень «ведомыми». Подсадные им указывают на заведомо неверный результат, а прочие – повторяют.

Но это не значит, что люди идиоты. Скорее, это значит, что в норме, в отсутствии личной заинтересованности, люди не желают конфликтовать с другими из-за того, что представляется им пустяком. Да какая, действительно, разница, та палочка или эта? «Не хотите красненькую – заебашьте синенькую».
А выскажешься отлично от тех, кто перед тобой своё мнение изрекал – вроде как дураками их назвал. А зачем? Что они тебе плохого сделали и в чём твой интерес, чтобы их унижать?

Вот представьте: вы разговариваете с неким незнакомцем, случайно встретились (в поезде, скажем), и он говорит, что преферансист, и вы тоже шарите, и тут он уверяет вас, что старшая масть при торговле – трефа. Вы ему указываете на ошибку, говорите, что это он, вероятно, с «козлом» перепутал, а он распаляется, говорит: «За козла ответишь?»

Ну да, вам ясно, что не знает он правил преферанса – но какое это имеет значение? Он вас курочкой в этом купе угощает и наливочкой домашней. Зачем обижать такого душевного человека? Ну, заклинило его на ошибочном мнении – так и хер с ним! Что сейчас-то меняется? А обидите его – атмосфера в купе изменится. Насупится он, курочку уберёт, потом всю ночь храпеть обиженно будет. Кому это надо? Кому эта правда нужна, когда сейчас в ней нет никакого практического смысла, чтобы за неё бодаться?

Другое совсем дело будет – если за пулькой какой-то умник склеротичный начнёт вам объяснять, что его трефа старше вашей червы в торговле. Вот тут – можно и канделябром его вразумить. Потому что – ваш интерес на кону. Это не абстрактная истина уже.

И это ключевое понятие – «собственный интерес». Очень такое важное для оценки мотивации людей.

В том эксперименте с правильными линиями – мы вводили это условие. Типа, все скидываются по сотке баксов (в детском варианте – по паре конфеток), но призовой фонд будет разделен между теми, кто ответит правильно.

И знаете, результат волшебный был. Вот все такие «ведомые» и «зомбированные», кто раньше легко готов был «признать оленя за лошадь», вдруг очень правильно начинали отвечать. Даже если перед ними восемь человек (подсадных) указали на неверный ответ – они давали верный. И теперь им плевать было, чего там какие-то недопырки наговорили. Это их проблемы. И мой выигрыш.

Потом мы по-всякому ещё модифицировали условия. Типа того, что похер, кто ответит правильно, но поделен призовой фонд будет между теми, кто образует большинство своими ответами.

Тут уж – всем плевать было на то, как оно правильно. Все начинали прикидывать, как проголосует большинство (особенно в изолированных друг от друга группах интересно было).

Или же – ставилось такое заковыристое условие. Двое из вашей десятки – подсадные. Они знают, как голосовать, из трёх вариантов, чтобы получить приз. Но получат они только в том случае, если их группа не образует большинства. Если большинство окажется за ними – приз уйдёт.

Блин, какие ж движения разворачивались! Куда там игре в «Мафию»!

Наши игры – они позволяют понять, почему даже разумные люди порой ставят на социализм, при всём понимании его деструктивности для общей системы. Но – они рассчитывают поиметь раньше, чем всё развалится. Когда убеждаются, что всё по-любому развалится.

И ведь не на корову играли – но хоть какой-то стимул к выигрышу давали. А не просто «дайте ответ, но вы ничего не получите и не проиграете в любом случае».

Не, ну когда никакого выигрыша/проигрыша как бы нет – он всё же есть, если до тебя восемь человек ответили одним образом, а ты, такой Каин и Манфред, поднимаешься и говоришь им: «Вы все недоумки, а я Д’Артаньян и знаю истину!» Ты – проиграл в их глазах.
Когда у тебя нет никакого стимула обижать этих людей, когда у тебя нет с ними никакой конкуренции, – ты, будучи в целом благодушной эмпатической личностью, их и не захочешь обижать.
Но вот если признавать конкуренцию с ними – всё очень радикально меняется.

Это я к чему?
Да к тому, что многие мои приятели успели за последние месяцы рассказать истории типа такой:
«Еду в такси, водитель киргиз, судя по акценту, и он мне: «Правильно Путин сделал, что Крым освободил от бандеровцев этих нехороших!» И я понимаю, что он это сказал, потому что считает, что мне, москвичу, приятно это слышать. Но и от меня ожидает услышать похвалу за то, что сделал мне приятное, а не: «За дорогой, чурка, следи, а не лезь в наши споры славян между собой!» Не, ну я не расист, про чурку я ему в любом случае не скажу, но если человек хотел сделать мне приятное – я тоже откликаюсь так, чтобы ему приятно было, типа: «Да, крымчанам теперь будет лучше, дай им бог». Хотя меня корёжит, конечно, от этого вранья. Но – кто мне этот таксист, чтобы я портил ему настроение? И зачем?»

В этом-то всё и дело.
Я уже написал здесь, что мы, люди, оппортунистические хищники, и совершенно правы феминистки, когда говорят, что любой парень потенциальный сексуальный агрессор («аппарат ведь есть – вот и судите за изнасилование»), и шелуха цивилизованности слетает очень легко, если не понимать, зачем она, как она выстрадана была и что покрывает (от самого тебя!) – но мы добрые и сострадательные хищники. Мы не желаем огорчать друг друга без важной причины, вроде личного шкурного интереса.

Поэтому – не лезут в препирательства с киргизским таксистом, который одобряет «крымняш».
Поэтому – и не хотят огорчать девочку из соцопросов, которой предписано получать нужные ответы, а «неуместными» – интересоваться с пристрастием, задавая дополнительные вопросы.

И дело не в том, что в России боятся всесильного ФСБ, которое к тебе нагрянет и поимеет. Да тут как в анекдоте восьмидесятых: «Ха! Таки смотрите: у этих поцев вже и патронов нет!»

Дело в том, что большинство жителей современной России – это нормальные люди, которые просто не хотят конфликтов на ровном месте, не хотят кого-то уязвлять и напрягать. Когда в этом нет никакого их интереса. Когда они ничего не выигрывают от конфронтации.

И не то, чтобы им затуманили мозги по ТВ, рассказывая про «фашистско-бандеровскую» угрозу на Украине. Вовсе нет. В пост-союзе – да никто в мало-мальски здравом уме не верит ТВ. Но пока лично его не коснулось – предпочитает делать вид, что верит.

Ведь признать, что мы совершили подлую и абсолютно неспровоцированную, и притом дебильную, не имеющую шансов на успех агрессию против Украины – это дискомфортное сознание. Особенно, когда покамест ты не почувствовал, что тебя лично это касается. Проще делать «блондинкины глаза» и хлопать ресницами: «Не, ну а чо? Они ж там бандеровцы! Они ж фошысты! И, значит, наши парни спасают кого-то, типа наших, от фошыстов. Не, ну я ж имею моральное право так думать. Я ж блондинко».

Всё очень меняется, когда чел понимает, что лично он ставил на эту авантюру – и его ставка оказалась бита.

Но если украинцам кажется, что подобное поведение в свойствах лишь русских «тупых уёбков», а сами они ужасно прогрессивная нация, которая сподобилась скинуть шапошного вора с президентского поста (хотя терпела его четыре года) и потому теперь такая необычайно нравственная – советую вспомнить Афганистан.

Тогда был Союз, Украина была его частью, и афганская интервенция была, вообще-то, положа руку на сердце, довольно бессмысленной по сути и довольно грязной по форме. Убить Амина (предательски, злоупотребив доверием), чтобы вознести Кармаля, потом задвинуть Кармаля, чтобы… а вообще, не ясно, каких целей РАССЧИТЫВАЛ добиться СССР там, помимо того, чтобы показать: мы ещё ого-го, мы ещё могём!

Но вот воины той авантюры – они пользуются уважением как в России, так и на Украине. Что хорошо, на самом деле.
И я чего-то не слышал о массовых протестах на Украине в середине восьмидесятых против бессмысленной авантюры в Афганистане.
Ну так не надо требовать и от русских сейчас, чтобы они всем миром ополчились против бессмысленной авантюры на Украине.
Ибо большинство людей любой нации – они своими делами занимаются, а отношения с окружающими выстраивают так, чтобы поменьше конфликтов выходило. Это нормально, это естественно.

Но вот когда уже невозможно бесконфликтное существование с теми, кто тебя кинул и подставил, - тогда, конечно, другой коленкор пойдёт.
Пока, просто, большинство населения России не понимают, что их кинули и подставили. Что конкретно их интересы оказались нарушены этой совершенно безумной и безалаберной политикой Кремля.
Tags: Россия, политика, психология
Subscribe

  • Perdido en traduccion

    Продолжаю свой штурм Эспаньоля. Почитываю Кортасара, посматриваю Альмодовара, примечательные слова загоняю в свой глоссарик на Spanishdict, потом…

  • О гендерах и играх

    Восьмое Марта прошло, поэтому можно сказать правду... Вот в последнее время часто доводилось видеть рассуждения того рода, что если барышни и слабее…

  • Про сериал "Ход королевы"

    Решил посмотреть этот сериал, Queen's Gambit, - и он хорошо сделан. Я не большой фанат ни мелодрам, ни феминизма — но тут здоровая драма,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments