artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О неправильных глаголах

Я ещё не закончил с артиклями, но уделю, пожалуй, некоторое внимание неправильным глаголам. Тоже — хорошее отвлечение от политики и военщины. И, пожалуй, иррегуляры — на втором месте среди английских кошмаров у славяноязычных школяров. Хотя, возможно, и на третьем, если на второе прорвался Future-in-the-Past Perfect Continuous.

И на самом деле это немножко странно, что именно славяне, и конкретно русскоязычные — так смущаются, так тушуются от английских неправильных глаголов. «Ой, их так много, они такие непонятные, они такие непредсказуемые, они такие вопиюще неправильные».

Нет, я бы понял, если б от английских иррегуляров охуевали татары или турки. В чьих агглютинативных языках — практически вообще нет неправильных глаголов. Да в целом очень мало иррегулярностей, ибо таково свойство агглютинативных (буквально: «склеиваемых») языков, что у них есть строго определённые такие стандартные «кирпичики», которые стандартным же манером приклеиваются к корням, придавая новые смыслы. Никаких вольностей в сборке, никаких искажений.

Но славянские языки, и в частности русский — они синтетические. А это значит, что слова, в частности глаголы, приобретают новую форму при помощи изменения окончаний и суффиксов.

Про глаголы говорят, что они «спрягаются».

По лицам: я, ты, он, она... вместе выебем слона.

По временам.

Могут иметь и единственное-множественное число (а также, конкретно в некоторых славянских — различаются по родам в прошедшем времени).

А ещё — бывают так называемые «наклонения». В русском, правда, чисто грамматически выделяются только повелительное и «неповелительное», а сослагательное и условное делается другими средствами (через частицу «бы», прежде всего).

Ну и плюс к тому, хотя это не относят непосредственно к спряжению, есть ещё букет отглагольных форм, всяких причастий-деепричастий, которые, в принципе, образуются от глагола единообразно — но всегда возможны нюансы.

Вообще говоря, чем больше в языке различных форм у глагола — тем, конечно, больше вероятность, что какие-то из них окажутся «неправильными», выбивающимися из шаблона. Такими, что нельзя сконструировать по образцу от базовой формы — а надо просто знать и помнить.

В английском языке — форм глагола всего четыре «с хвостиком». Базовая (которая и инфинитив, и императив, и настоящее время для всех лиц кроме третьего), -s-форма третьего лица (её будем считать за хвостик), активное причастие (которое также является деепричастием и герундием, всё в одном -инговом обличии), прошедшее время, совершенное пассивное причастие.

Всё. Больше в современном инглише нет.

И вот только две последние формы — создают некоторые проблемы с некоторыми глаголами, которые отказываются образовывать их единообразным окончанием -ed, а проявляют какую-то строптивую индивидуальность.

И таких глаголов — несколько сотен, но в широком употреблении — сотня-полторы (конечно, зависит от индивидуального лексикона). На самом деле, не так уж сложно запомнить.

А теперь посмотрим, как обстоят дела в русском.

Да, дальше — речь будет идти об иррегулярах именно в русском, к английским в этой заметке возвращаться не будем, я предупредил.

Итак, набиваю в Гугле: «неправильные глаголы в русском».

И нахожу в Википедии: «В русском языке неправильными считаются глаголы (по убыванию неправильности) быть, дать, создать, есть, надоесть, хотеть, бежать, брезжить и, факультативно, чтить.

Подобрав челюсть и приладив на место — вопрошаю: «Ээээ.... Это вы серьёзно, ребят? Вот всего эта горстка, в порядке убывания, да так, что «чтить» - уже практически правильный? А больше — никаких иррегулярностей? Really?”

Нет, вот что такое, в принципе, «неправильный глагол»?

Для этого — нужно ответить на вопрос: «Что такое правильный глагол?»

И правильный глагол — это такой, который безукоризненно следует своему паттерну, своему типу спряжения, так, что все его формы — укладываются в эту табличку. Но если хоть одна форма выбивается — глагол нужно считать неправильным.

Вот, скажем, испанский глагол hablarон принадлежит к первому спряжению, с окончанием в инфинитиве на -ar. И он — идеально правильный.

А глагол contarв настоящем времени в некоторых лицах даёт cuent- вместо cont-. Как, скажем, и глагол volar, который даёт в тех же лицах vuel-

И эти глаголы — закономерно, по-честному считаются «неправильными».

А что в русском? Вот только та жалкая горстка - «быть, дать, есть...»

Вот так бедно? Даже «идти-шёл» не попало? Нет, я знаю, что они однокоренные, «идти-шёл», но — оно серьёзно до такой степени бросается в глаза, их родство, что вот никакой иррегулярности подозревать не приходится?

В других, правда, источниках, говорят: «Неправильные глаголы в русском — это, дети, два из второго спряжения (это которое на -ить), «брить» и «стелить», а также малость из первого (это которое на все другие буквы, кроме -ить): «слышать-видеть-ненавидеть-гнать-держать-терпеть-и-зависеть-и-вертеть-и-ещё-бежать-смотреть».

И их неправильность в том, что они спрягаются не так, как положено в их спряжении. Брить-стелить — но «бреет» и «стелет». А также «держит», «видит» и т. п.

Ну, сэм-восэм их, но никак нэ двадцать пять, да?

Нет, в действительности.

И вот кто-нибудь может ответить на очень простой вопрос? Почему «брить-стелить» вошло в список «изгоев» второго спряжения, а «бить-пить-лить» - нет?

Ну, они ж ведь тоже, хотя кончаются на -ить — не по второму типу спрягаются, а «бьёт», «пьёт», «льёт».

А как насчёт слова «глядеть»? Мы как говорим, «глядешь», как было бы правильно для первого спряжения — или всё-таки «глядишь», как подобает второму? (Upd.: Вернее сказать, правильно для первого спряжения на -еть было бы "глядеет").

И если вошло в список «зависеть» - то почему не «висеть»? Ведь тоже - «висит», а не «висет» (upd.: "висеет").

Что ж, я могу ответить на этот простой вопрос.

Что вошло в списки исключений для зазубривания школьниками — так это только те глаголы, где последняя гласная оказывается безударной(!), а потому сомнительной. Вот там и приходится запоминать, что нужно писать «и», а не «е» (или наоборот).

Но в случае с «пьёт» или «глядит» - там всё очевидно. Гласная-то под ударением. И малец — задолго до школы усвоил, как оно произносится, а потому и на письме проблем не возникнет. А потому — зачем его грузить лишней информацией, что «глядит» и «сопит» (и «храпит», и «гудит», и «нудит», и «свербит») — это тоже иррегуляры?

Однако ж, вот рискну предположить, английский малец к семи годам — тоже усваивает, что в настоящем времени take, а в прошедшем — took. Для него это очевидно, он так слышит, постоянно, он так и сам приучился говорить, так и пишет.

Но вот для иностранца, изучающего язык, когда он не рос в этой среде — вовсе не очевидно, как должны образовываться производные формы что от take, что от глядеть».

Если они образуются не по правилам — ему придётся запоминать, что это неправильные глаголы.

А теперь — просто развлечения ради прикиньте, сколько ещё глаголов в русском, имея окончания одного спряжения, в действительности верны другому, а своему родному — неверны.

Да сотни их.

Но и эти «спряженческие дезертиры» - только начало того кошмара, в какой окунается иностранный студент, постигая русскую глагольную грамматику.

Ведь и внутри спряжений — происходят очень интересные вещи.

Вот почему «кусать-кусает», «бросать-бросает», но «чесать-чешет», «писать-пишет» (хотя, конечно, есть и «писает», но не сказать, что это делает картину проще)?

Вот по каким признакам, видя инфинитив подобной структуры — студент мог бы получить хоть приблизительный намёк на то, как именно он будет изменяться?

Да если не вырос в русской среде, если не на слуху у него формы — хрен догадается.

Только — запоминать приходится.

А почему «плакать-плачет», но «лакать-лакает»?

А почему «дерзать-дерзает», но «мазать-мажет»?

От ударения в инфинитиве зависит?

Ага, хрен там!

«Сказать-скажет».

Вот всё это запоминать приходится.

Но в приведённых-то случаях — всё-таки, раз уяснив паттерн для настоящего времени, можно им пользоваться. В смысле, он для всех лиц выполняется. Если уж «дерзаю» - то и «дерзает», и «дерзаешь». А если «режу» - то и «режешь», и «режет».

Однако, далеко не во всех случаях оно так с русскими глаголами.

«Потеть-потею-потеешь» - это реально правильный глагол первого спряжения на -еть.

«Хотеть-хочу-хочешь» - а это, значит, другой вариант первого спряжения, да? С уходом «т» в «ч», но надо просто уразуметь, в каких лицах это происходит? Во всех, кроме «многомордий»: «хотим, хотите, хотят».

И тогда легко будет воспроизвести формы очень похожего глагола «лететь», верно?

Конечно. «Лечу» (совсем как «хочу»)... «лечешь»... или уже что-то не так?

Вот реально, люди, выросшие в русской среде — просто не понимают, НАСКОЛЬКО у нас дохрена в языке иррегулярностей. Они никогда об этом не задумывались.

И даже умники, которые составляют «исчерпывающие» списки русских неправильных глаголов — похоже, тоже никогда не задумывались о том, что вещи, которые им самим с младых ногтей кажутся «само собой разумеющимися», на самом деле вовсе не являются ни очевидными, ни «регулярными».

То есть, вот глагол «дать» - попал в список.

А как насчёт глагола «брать»?

Почему он даёт форму не «браю-браешь» (как «играть»), а «беру-берёт»?

А почему тогда очень сходный «жрать» - даёт «жру-жрёт», а не «жеру-жерёт»?

Но это ещё ладно, однако ж возьмём глагол «взять».

Вот там — уже лезут и вовсе потайные, «мистические» этакие согласные. Вот это вот «м» в «возьму-возьмёшь».

То же — и с «изъять-изымешь», «снять-снимешь».

Ну, я-то — могу объяснить, что там притаился тот же корень, что и в «иметь», затёртый веками. До того затёртый, что где-то вовсе его не видно (как в глаголе «изъять», чуть ли не единственном русском слове вовсе без корня), а где-то, в производных формах — всплывает.

Но иностранному студенту — как-то легче будет от этого экскурса в этимологию?

Что ж, я могу и про английские глаголы да причастия рассказать, что, хотя стандартное ныне окончание совершенного причастия — это -ed, но вот в иррегулярах находит отражение и альтернативная манера создания пассивного причастия через -n.

Ну вот known, shaken, gone, done и т. п.

И можно было бы сказать, что это «германские» варианты образования причастий, через окончания «д/тили «н» - но на самом деле это более древняя индоевропейская фишка. И в славянских-то, как более консервативных, оно на самом деле даже лучше сохранилось.

Да, у нас пассивные причастия — даже более выраженно образуются либо черед «т», либо через «н».

Вот только иногда очень сложно человеку стороннему, несведущему — спрогнозировать, как именно будет образовываться причастие от инфинитива.

«Залить — залитый».

Но «смолить — смолёный».

Хотя, возможно, ещё труднее для иностранца — что во многих случаях в русском просто не образуются причастия от глаголов.

Скажем, какое будет пассивное совершенное причастие от «упрекнуть»? «Упрекнутый»?

Для анекдотов разве лишь. Как и в том стишке: «По дороге едет ЗиМ — им я буду задавим».

Да что там причастия? - в русском и в настоящем времени иные глаголы не имеют каких-то форм, а имеют зияющие лакуны.

Вот какая форма у «победить» в первом лице непрошедшего времени? «Я победю»? «Я побежу»?

И это тоже исключения, иррегулярности, которые приходится запоминать.

Но с деепричастиями-то в русском всё просто?

Конечно. Если отбросить старомодные варианты вроде «пришед(ши)» - то, вроде как, всё просто.

Уже не нужно говорить «взявши» - достаточно просто «взяв».

Но вот в возвратном варианте — попробуй сказать «взявсь». Нет, всё-таки - «взявшись».

Хотя «держась» - нормально. И «державшись» - тоже (хотя спеллчекер чего-то подчеркнул, зануда). Но тут-то - просто разные временные формы деепричастия.

Однако ж, попробуйте образовать деепричастия, скажем, от глаголов "шить" и "вязать". Мы-то привыкли, что их просто нет. А для иностранца - это может быть удивительно, что в каких-то случаях по какой-то неведомой причине от глагола не образуется производных форм. Ни по стандартному шаблону, ни по какому. И это нужно знать.

Но хоть с повелительным наклонением — всё просто в русском?

Конечно.

«Лечь-ляг», «Печь-пеки», «Нести-неси», «Мести-мети».

Что может быть рациональней, регулярней и «предсказуемей»?

На самом деле, это непочатый край, русские глагольные иррегулярности. Да никакому западному языку, тем более английскому, с его минимумом глагольных форм — и близко не снилась такая вакханалия хаоса, такой праздник непослушания, как в русском.

Если вдуматься, на этом фоне сотня-полторы английских иррегулярных глаголов, чья иррегулярность проявляется только в двух формах, а не в десятках — это просто ничто.

Если вы сумели хотя бы худо-бедно освоить русские иррегулярности (а в полной мере их не освоил никто) — английские неправильные глаголы для вас должны быть как «снетки в томате», под пиво. Просто — не надо самого себя пугать вымышленными трудностями.

Но как-нибудь — я попробую рассказать, как с ними проще освоиться, с английскими иррегулярами.

Tags: инглиш, лингвистика, русиш
Subscribe

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Смысл через грамматику

    В недавней своей заметке про Tenses я сказал, что эти устойчивые сочетания со специфическими служебными глаголами можно любить уже за то, что они…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments