artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Про обострение борьбы с сепаратизмом

На шашлычных посиделках с соседями зашла речь о новом приступе борьбы за территориальную целостность у российского законодателя. Что за призывы к отчуждению земель — сначала административка, а потом и уголовка.

В принципе, мне давно уже совершенно неинтересны все эти статьи за мыслепреступления.

По хорошему счёту, одной 282-й статьи, причём, в самом изначальном её виде — было бы предостаточно, чтобы посадить кого угодно и за что угодно.

Использовать её как дубинку против словесного сепаратизма?

Да запросто!

Вот всего лишь человек говорит, что регионам оставляется слишком мало доходов, а слишком много сваливается в федеральный общаг — элементарно пришить ему «разжигание ненависти к социальной группе «федералы». Или - «москвичи», когда смысл его речуг в том, что, де, москвичи жируют за счёт остальной России.

И не надо даже никаких призывов ни к каким действиям. Вполне достаточно, чтобы он просто сказал хоть что-то, а найти там разжигание неприязни и розни — как два пальца.

Поэтому я (и не только) ещё в 97-м и говорил, что принятие этой статьи — катастрофа для российского права. Свобода слова должна быть абсолютной — или не будет никакой.

Но вот слишком много людей искренне считали, что если запретить какие-то «вредные» словоговорения — то это будет к лучшему, и как же их не запрещать, когда они такие вредные? Ведь и в Европе (подумать только!) тоже есть запреты, скажем, на отрицание Холокоста, под уголовную ответственность.

Ну, это замечательно, конечно, что сейчас в Европе есть статьи за отрицание Холокоста. А семьдесят лет назад — там был собственно сам Холокост. И если честно, правовая культура собственно континентальной Европы — не сильно-то развилась с тех пор. Просто — их нагнули, поимели, дали понять, чего делать нельзя, вот и теперь вместо того преследования евреев они вдарились в преследование отрицателей преследования евреев. Но по сути те же немцы как были дикарями в смысле права — так и остались.

Но что до России, то, разумеется, в московитский период, от Иоанна Четвёртого до наших дней, право здесь было не то что кривое — а просто оно было чем-то непостижимым, непонятным, зачем вообще нужно.

Собственно, право нужно для того, чтобы разрешать конфликты интересов более-менее культурно, не устраивая бойню всякий раз, когда кто-то с кем-то закусился.

Но Московия — она органически не допускает конфликта интересов, она слишком примитивна, чтобы терпеть самое мысль о разных интересах в обществе и борьбе за свой. Она — высшей ценностью провозглашает сплочённость и единоначалие, поэтому её «право» - это всегда был просто набор инструкций по проведению в жизнь воли царя и как наказывать ослушников той воли да всяких смутьянов.

Поэтому, если «царю» (условному, коллективному) угодно карать кого-то за крамольные слова — ну, совершенно избыточны были все эти букеты статей сверх 282 в базовом варианте. Повторяю, и её — технически хватит за глаза, чтобы осудить за какие угодно слова, легко и непринуждённо подтянув их к «разжиганию ненависти».

Однако ж, прихлебатели «трона» всегда стараются показать свою ретивость в деле борьбы с крамолой, виляют хвостом и предлагают всё новые инициативы, за какие бы ещё слова надобно карать, конкретно — а «царь» вынужден поощрять своих лизоблюдов, видя в них опору.

Всё это, конечно, весьма комично, пошло и гнусно — но есть одно отрадное соображение.

Когда кто-то стремится карать за слова — это обычно означает, что он не видит существенной разницы между словами и действиями. То есть, он живёт в иллюзорной реальности, где царят придурочные догматы вроде «слово сильнее, чем меч», «пропаганда способна внушать кому угодно что угодно», и т. п.

Всё это — чушь, порождённая комиссарствующими пиздаболами, единственной заботой всегда имевшими подороже продать своё пиздабольство (в целом — бесполезное).

Нет, слово — не сильнее, чем меч. Любому сомневающемуся — можно предложить на выбор либо выслушать тысячу слов, либо получить один удар мечом.

Нет, пропаганда — не способна эффективно промывать мозги.

Индоктринация, когда человек с младых ногтей и в изоляции усиленно пропитывается какими-то идеями, и словесная обработка подкрепляется физическим воздействием — ещё может делать «зомби-робота» (да и то не всегда).

Но пропаганда — нет, она не особо влияет на мировоззрение людей. Она кажется эффективной — лишь тогда, когда подтверждает то, с чем человек изначально был согласен.

«Мы — самые лучшие. Но с нами обошлись несправедливо, нас ограбили и обездолили. Давайте пойдём и возьмём своё, и нам за это ничего не будет!» - «Уболтал, чёрт языкастый!»

Вот и вся суть «чуда пропаганды», что коммунистической, что нацистской, что любой иной левацкой. Просто — карт-бланш на грабёж, что всегда импонирует широким народным массам, ибо они всегда считают себя «незаслуженно обездоленными».

Однако ж, у некоторых впечатлительных персон повелось считать, что «Доктор Гёббельс сделал Райх» - и, даже если они осуждают конкретно нацизм, всё же ищут ключики к повторению «пропагандистского чуда».

Вера в пропаганду — она сродни вере в магию. Точнее, является её разновидностью. Наивная убеждённость, что если говорить какие-то слова, «кастить спеллы» - то можно таким манером вносить изменения в реальный физический мир.

И вот это — чушь.

И когда видишь, как кто-то усиленно борется со словоговорением — значит, верит в силу слов. Значит, пребывает в плену этого магического мышления. Значит, и сам будет тратить ресурсы на пропаганды, становясь жертвой шарлатанов, торгующих своим пиздобольством. Значит — оторвался от реального мира и обречён на слабость.

Собственно, с Путинским режимом так и происходило.

Чем больше он боролся с виртуальной шелухой, изыскивая всё новые угрозы экстремизмуса, а там и за лайки-репосты начав карать — тем рахитичнее и импотентнее он становился в реальности.

И это закономерно. Тут ведь не только трата ресурсов на хуйню — тут и неизбежная деградация системы.

Когда она поощряет не тех, кто способен на борьбу с реально опасными врагами, а тех, кто сурово карает лошков за неосторожные слова — естественно, довольно скоро она, система, оказывается переполнена такими «лошкодавами», тогда как реальные «волкодавы» уходят из неё, морща нос.

Вернее, «волкодавы» могут и оставаться — но вот начальником у них оказывается «лошкодав». Который много палочек-звёздочек получил на закрытии за лайки и репосты, тогда как эти простецкие ребята, не знающие магии слов, тратили служебное время на каких-то, прости господи, террористов с неизящными их автоматами да гранатами.

Но вот когда к этому борцуну с постами-репостами приходят с автоматами и гранатами — внезапно он понимает, что магия слов не всегда работает. Что вот как-то — не отпиздишься, не отпишешься. Да, собственно, и пасть разевать — ссыкотно. Ибо — чего он видел в этой жизни, кроме ужасно грозных «репостеров»?

И он — начальник. Но погоны — вот как-то тоже оберегом не выступают. Этим унылым реалистам с автоматами — просто похер, как называется его должность, когда по сути он — чмошник.

И он прогибается под них, и он сливает им операции «волкодавов», этот козёл, вознесённый над ними.

Так это работает, когда система начинает уходить в магическую, нематериальную реальность.

Соответственно, поскольку я люблю Россию (окушки, берёзки, морошка) и желаю ей избавления от Московии, то могу только приветствовать очередную бредовую карательную инициативу в рамках борьбы с ветряными мельницами слов.

Когда же (и если) дойдёт до реального расчленения РФ — то серьёзные люди не будут использовать термины вроде «расчленение» или «отчуждение».

Нет. «Углубление федерализации вплоть до конфедерации» - как-то так. Максимум полномочий регионам — но при сохранении «бесикра» над бывшим зданием горкома. Ну, как в Чечне. Ведь её-то - «отторженной» официально не считают, нес-па?

Впрочем, если захотят кого-то закрыть — закроют по-любому и, повторю, для этого будет достаточно одной только 282-й статьи, на все случаи жизни.

Однако ж, и желание кого-то закрыть за экстремизм — у этой системы возникает лишь тогда, когда она уверена, что это не очень экстремальные экстремисты. В смысле, что ответка не прилетит. Ибо и прокуроры, и судьи путинские — нынче имеют вкус к жизни.

Ну а когда уже реальный замес пойдёт — там-то, понятно, вообще все эти бредовые закончики работать не будут от слова «совсем», просто не до них будет.

Но инициаторам — потом можно будет припомнить. Нам же нужно будет продавать этих блядей в рабство, чтобы вытащить из финансовой ямы то, что останется от РФ. Не за свои же мы это будем делать. Вот и придётся особо ретивых жополизов Кремля выставлять на торги.

Tags: Россия, политика, юрисперденция
Subscribe

  • Физкультурные лайфхаки

    Я рассказывал, что сейчас много занимаюсь оздоровлением Матушки после Ковида. Ну и заодно — стараемся обуздать гипертензию и диабет. Делаем…

  • Решение кабацкого вопроса

    Виконт Алексей Артёмович намедни вернулся с Форментеры. Договорился с приятелями потусить в 16 Тоннах — а там куаркод требуют. Он объясняет,…

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments