artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Продолжая не вмешиваться

Немного поругались с Лёшкой (в смысле, моим сыном).

Он считает, что мы должны вмешаться в бяларусские дела.

Я ответил довольно резко, что если мы и вмешаемся — то вот как-то без консультаций с несовершеннолетними видеоблогерами. И в этом случае — ни в одном таблоиде не будет написано, что мы выражаем озабоченность. Поэтому несовершеннолетние видеоблогеры — в сущности и не узнают, вмешивались мы, или нет.

Он промолчал, но на мордашке читалось: «А вот если я поеду туда и стану жертвой полицейского произвола — тебе придётся всё же впрячься».

Да, пожалуй. В этом случае — да. Но — очень ограниченно.

Вообще, будучи парнем довольно серьёзным, я вырос и живу в этической системе, изрядно отличной от той, в которой обитает большинство «цивилитиков».

Они — весьма инфантильны в отношении того, когда и почему можно совать свой нос в чужой вопрос.

Они — наглухо в школе отучены произносить волшебные (и наиболее полезные в этом мире) фразы: «Это не мои проблемы!», «Мне за это не платили!» и «Не знаю и знать не хочу!»

Полагается, что простой обыватель — по всем вопросам в жизни должен иметь собственное мнение и знать, «как лучше». Как если б его мнением действительно интересовались. И ему в голову не приходит, что, возможно, его мнение ничего не стоит, будучи некомпетентным. Святотатственное допущение!

В моей вселенной, прежде, чем куда-то лезть со своим мнением и со своими хотелками — ты должен быть готов очень(!) убедительно обосновать, что это реально твоё дело, что в нём есть твой законный интерес, что ты считаешь вправе его защищать — и потому готов пойти до конца.

Ещё раз: ты должен обосновать не то что «я считаю, что это сделает мир лучше» или «мне мама сказала, что так надо» - ты должен обосновать, какого хрена тебе(!) лично это впёрлось.

И в принципе можно сказать: «Я так хочу, потому что мне так нравится» - но это будет наезд. Это очень жёсткая позиция — и не очень выигрышная. Типа, я тут король, расступись-подвинься. Люди могут перестать с тобой сотрудничать, когда ты так демонстративно их в хуй не ставишь, всякий раз изъявляя готовность поломать и прожать под свой вкус, под свою прихоть.

Хотя я бываю и не против доброй драки, но обычно стараюсь расставлять фишки на доске менее ультимативно, оставляя золотые мосты и всё такое. И — всегда стараюсь подчёркивать свой личный, шкурный, корыстный интерес, а не приписывать себе праведность и альтруизм восьмидесятого уровня. Это — оскорбительно для людей, такое белоснежное святошество по соседству.

Помню, я рассказывал, как поставил на место одного утырка, соседа моей одногруппницы по лестничной клетке, который, нажираясь, пиздил свою жёнушку смертным боем.

Даже в таком смешном бытовом случае — всё равно нужна почва для предъявы, чтобы это не было наездом по беспределу, типа, я знаю, как правильно, а ты — говно.

Нет, я не оспаривал его право пиздить свою самку. Это ж — его самка, в конце концов. И если ей не хватает мозгов накатать заяву в ментовку, чтоб этого урода закрыли — это её проблемы, в общем-то. Не мои — так точно.

Но поскольку её вопли мешали спать моей доброй подруге — значит, это становится проблемами моей доброй подруги. А значит, моими. Ибо, приезжая к ней в гости, я не хотел созерцать её сонную угрюмую мордашку. А хотел — отдохновенную и радостную.

И я сказал этому уроду: «Чел, ваша семейная жизнь — меня не касается. Но когда ты проломишь ей башку — придут менты и начнут шариться по соседям. А я — не хочу, чтобы по хате, где я отвисаю, шарились мусора. Мне их внимание — совершенно без надобности. Усекаешь? Поэтому, я тебя очень прошу — не привлекай лишнего внимания. Живи тихо — и живи».

Он, будучи с похмелья, сначала чего-то недопонял — и пришлось немножко насовать ему поддых. Но не ради защиты дамы от грубияна — а ради защиты меня от мусорского внимания. Это — важно.

Для закрепления я сказал ему: «Ты пойми, я тебя воспитывать не собираюсь. Я тебя просто уведомил. Но второго уведомления не будет. Чай, не в театре, где три звонка. Ещё раз устроишь кипиш — выйдешь из дома и не вернёшься».

Проникся ли он моей проповедью, встал ли на путь исправления?

Не знаю.

Месяц был тихий — а потом нашли за гаражами замёрзшим по пьяни.

Подруга подумывала, что это я ему устроил — но на самом деле нет. Я — только предупредил, а дальше, видимо, карма. Не надо бухать до беспамятства со всякими тёмными личностями.

Ну и ставя людям какие-то условия — я никогда не занимаю такой позиции, мол, вы ублюдки, а я луч света в тёмном царстве.

Да нет, будем считать, что нет плохих и хороших. А есть просто те, кто считается с резонно выраженными законными интересами других людей — и те, кто не возвращается домой.

В политике — примерно то же самое.

Стану ли я вписываться в борьбу с диктатором, который узурпировал власть, фальсифицируя выборы?

Если заплатят — да. Если хорошо заплатят. Ибо — есть мудрое наставление: «Не твори добро бесплатно» (А также - «Не оставляй благодарных за спиной»).

А так — мне в принципе похер, по народному мандату правит какой-то хмырь, или в порядке узурпации.

Я не делаю культа из всеобщего, равного, да ещё и тайного голосования.

Люди — не равны, по факту, и не может быть равным их влияние на политику. Изображать иную видимость — устраивать пошлую профанацию.

А уж тайное голосование — это просто мерзость.

То есть, ты решаешь вопросы власти, ты намерен давить на других людей, чтобы добиваться нужного тебе, но хочешь, чтобы тебе обеспечили «право» делать это исподтишка, скрывая лицо? А не пошёл бы ты нахер, чмо ссыкливое?

Я бы готов был относиться уважительно к голосованию по вопросам политики — если б оно устроено было сродни акционерным обществам, когда бы влияние зависело от взноса и доли.

Но в том виде, в каком народное голосование обычно существует сейчас — не считаю нужным делать вид, будто бы уважаю эту пошлую комедию. Вне зависимости от того, передёргиваются там результаты или учитываются честно. Иногда передёргивание — ещё и последний предохранитель против того, чтобы пустить во власть откровенных маньяков, которые тоже могут оказаться очень любезны широким народным массам с их-то дурновкусием и готовностью заделаться подельниками грабежа.

Поэтому жалобы на фальсификации выборов — для меня примерно то же, как если б школьники жаловались, что сели играть в очко на щелбаны, а кто-то мухлюет.

Вольно ж играть в очко — когда солидные юноши играют в покер, играют в преф, на худой конец в «бур-козла» какого-нибудь. Но если сел шпилить в такую игру, где по определению нихера не зависит от твоей стратегии и хер ты поймаешь шулера за руку — чьи это проблемы, как не твои?

Мне, честно сказать, вообще не очень важно бывает, кто именно побеждает на выборах. Люди, по-любому. Из мяса, костей и нервов. У них есть амбиции, у них есть тяга к комфорту. Обычно — и желательно. Ну и значит, не важно, как оно там победило, какими уловками оно запихнуло свою жопу во властное кресло — разговор с ним начинается ровно с этого момента. Разговор — и сотрудничество.

Правда, с верховными диктаторами бывает иногда та проблема, что на вышине да в одиночестве — начинает слишком сильно кружится голова и они начинают творить совсем уж непотребную херню, не считаясь ни с кем.

Скажем, когда небезызвестный Бокасса только пришёл к власти — французы, бывшие хозяева Центральной Африки, были весьма даже довольны им. Хотя чудаком он был, конечно, всегда.

С точки зрения крупного капитала — у диктаторов есть определённые преимущества. Они могут, не особо стесняясь, давить профсоюзную мафию и вообще левачьё, сохраняя нормальные условия для рынка и капитала.

Но вот когда у диктатора слетает колпак — тогда туши свет. Ибо есть вещи, которые уже даже не имиджевыми потерями меряются, а просто противно иметь какую-то причастность к этому. В конце концов, люди зарабатывают большие деньги вовсе не для того, чтобы ручкаться с совсем уж вопиющими упырями, а для того, чтобы, в числе прочего, позволить себе приятную роскошь нравственности (ну так, чуть-чуть, время от времени).

Поэтому, пока Бокасса мочил и жрал своих оппонентов — на это смотрели сквозь пальцы. Ну, мало ли кто балуется политическими убийствами, а кулинария — местная самобытность, уважай «дайвёсити».

Но когда он самолично раздавил грузовиком детей, протестовавших против навязанной им «монопольной» школьной формы со своей личной фабрики — те же французы быстренько с ним порешали, совершенно беспардонно (и эффективно) вторгшись своими легионерами во внутренние дела суверенного государства (ибо «не ебёт» пишется раздельно, а «черножопый» вместе).

Лукашенко покамест, конечно, и близко не подошёл к Бокассе или Иди Амину по уровню отмороженности. Но псина его — да, пожалуй, жестит несколько больше, чем можно было бы считать приемлемым.

Пожалуй, если бы в их лапах побывал кто-то из моих близких и вернулся, весь разукрашенный дубинками — у меня бы возникли вопросы.

Одно дело — травмы, полученные в стычке, при задержании. Там — и проломленная голова может быть оправдана.

Но сплошное синячьё по спине и жопе? Какой сценарий полицейской самозащиты или задержания правонарушителя мог бы коррелировать с таким типом повреждений?

Боюсь, самая отвязная ментовская фантазия не сумеет придумать, чем бы это могло быть, как не целенаправленным избиением уже спакованного, обездвиженного задержанного, безо всякой тактической, не говоря уж о юридической, надобности.

А на такие вещи — приходится реагировать.

В конституции может быть записано что угодно, законы могут быть какие угодно, но когда черномордая псина по собственному произволу и безнаказанно так прессует людей — уже совершенно не имеет значения, чего там записано в законах и конституции. Всякие рамочные соглашения рушатся, остаётся только голое насилие как инструмент политической дискуссии.

Поэтому, такие выходки — не должны оставаться безнаказанными, а псина должна получать по хребтине, образцово-показательно.

Тем не менее, коснись это меня и моих близких — я бы не стал бросаться обобщать. Я всегда предпочитаю ставить вопросы предельно конкретно. И — всегда готов дать, что называется, the benefit of the doubt.

Поэтому я бы обратился к тому ментовскому начальнику, про которого точно знаю, что он стоит над теми, кто это сделал (необязательно к министру внутренних дел, постарался бы найти фигуру поближе к делу) — и уведомил бы его, что у него есть шанс замять дело как досадное недоразумение, если завтра он выплатит чисто символическую компенсацию в пятьдесят тысяч долларов.

И это — очень щедрое предложение. Я его делаю — потому что мне лень вникать, чо и как там было.

Но если меня вынудят вникать и проводить расследование — там разговор совсем другой будет, далеко не такой дружественный. И порядок цифр — совсем другой будет. И оставить этих черномордых клоунов на свободе — я уже не смогу, если основательно копну их дела.

Поэтому лучший вариант для этого начальника — откупиться от меня сейчас, а потом уж сам пусть решает, как быть с теми подчинёнными, кто его подставил.

Но думать нужно шустро. Потому что послезавтра — это будет уже сто тысяч баксов. А через день — двести. А через неделю — я буду разговаривать с твоим преемником, чел, когда он отмоет кабинет от твоих мозгов.

Так бы действовал я, коснись это меня и моих близких. Я бы не стал драматизировать, я бы не стал генерализировать, я бы не стал раздувать скандал. Я бы просто дал мусорам возможность искупить свой косяк, со всем великодушием и гуманизмом. Но — естественно, им пришлось бы заплатить, в конечном итоге. Всегда — приходится.

Советовать же что-либо бяларусским революционерам я не вправе, наверное, но на их месте — постарался бы на время отодвинуть в сторонку вопрос о собственно выборах — и больше заостриться на ответственности за допущенный ментовский беспредел.

Это — куда более весомая тема, и куда более реальная.

Потребовать отставки нынешнего министра (слышал, тот ещё гоблин).

Потребовать расформирования омона и переаттестации его сотрудников с проверкой на полиграфе на предмет превышения.

Разумеется, Лукашенко не сможет пойти на эти требования, поскольку вынужден заискивать перед своей псиной даже куда больше, чем перед Путиным (его-то он просто имеет, как секс-той).

Но в том-то и суть. Никто же ведь не рассчитывает погасить конфликт гражданского общества с бульбофюрером, прийти к какому-то «взаимопреемлимому мирному соглашению», что-то подобное?

Нет, конечно. Эту войну уже не остановить — да и не надо. Но средства ведения войны и дожимания диктатора — должны быть благовидными.

Требования отставки скомпрометировавшего себя главмента и роспуска особо одиозной опричнины — это благовидные, логически и морально обоснованные требования.

Ну а что диктатор не может пойти навстречу? Что ж, ему давался шанс — мир свидетель.

Дальше — морально и логически обоснованным будет упразднение Омона явочным порядком. В конце концов, их же в Беларуси не так много и они, в общем-то, лохи, когда речь не идёт об избиениях безоружных и безответных.

Естественно, революция или нет, нельзя репрессировать всю(!) полицейскую машину. Но на примере особо одиозных её представителей, омоновцев, да ещё и уличённых в беспределе, можно дать этой машине понять, что тиранчик — её не защитит, как бы ни хорохорился. Поэтому и им — лучше не защищать его, не ставить на хромого сивого мерина.

Впрочем, я-то — не являюсь бяларусским революционером. Я вообще не уверен, что нам (мне и моим друзьям) нужно свержение Лукашенко с приходом ко власти хрен пойми кого (хотя особо-то хуже, наверное, уже не будет).

Но если б хотел свергнуть — загонял бы в угол именно так. Под более чем обоснованным предлогом — требовал бы, чтобы он сам опустил свою псину. И естественно, требования должны быть хорошо подкреплены реальной силой.

Впрочем, без реальных силовых возможностей — там по определению ничего не светит, на мученичестве никуда не уедешь.

Tags: Беларусь, политика, этика
Subscribe

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment