artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Как не краснеть за ошибки в иностранном языке

На этот вопрос можно было бы ответить одним лишь пожатием плеч и пренебрежительной усмешкой.

И то верно: зачем вообще краснеть хоть от чего-то в этом мире, помимо физической активности, желательно приятной?

Долой стыд — бесполезный ныне пережиток палеолитической стадности!

А если уж говорить о речевых правилах, то у благородного дона правило должно быть только одно: подобно тому, как начальники не опаздывают, а приходят строго тогда, когда считают нужным — так и реально культурные люди не ошибаются в своей речи, а базарят строго так, как считают нужным. А ежели кто не понял и не оценил блеск их виртуозно огранённых эрративов — ну, темнота, значит, серость посконная, фуфайка толоконная, и не о чем с такими базлать.

И вообще, хамство это - указывать благородному дону, мол, «так не говорят». Хамство — и элементарная логическая ошибка.

Ну если ты только что услышал, как оно сказано было — значит, уже говорят? Значит, это уже состоявшийся факт языковой реальности, а словари — просто слишком нерасторопны, не поспевают запечатлеть и отразить.

Но если положить руку на сердце и вырвать его из пылкой груди и озарить его жарким сиянием путь горемыкам, бредущим во мраке, то следует признать, что порою и самые безупречно грамотные благородные доны могут оговариваться и заговариваться непреднамеренно. Алкоголь, наркотики, спешка, усталость, забота о судьбах мироздания — и порой на самом что ни на есть родном языке ляпнешь такое, что «в клетке сдохла канарейка».

Ну, бывает, бывает со всеми. И ведь чем роднее язык — тем с большей небрежностью его тискаешь. С царственной, можно сказать, небрежностью. Тем меньше задумываешься, чего ты такое сказал, тем больше лень и западло «редактироваться». И это правильно. Ибо — нефиг транжирить психику на пустые всякие комплексы.

Тем не менее, иные люди всё же беспокоятся, что случайные их оговорки, особенно же в иностранном языке, могут принять не за умышленные эрративы и не за фамильярную небрежность в фамильных забавах с полюбившимся языком, а за невежество дремучее пейзанское. И будут относиться то ли пренебрежительно, то ли вовсе враждебно.

Что ж, не стану скрывать: в некоторых случаях некоторые косяки действительно могут вызывать раздражение даже у такого грэммар-антифашиста, как я.

Нет, я давно уже утратил привычку заявлять «Так не говорят!» - ибо давно смирился, что где-то — говорить могут как угодно. Так, что в кислотном трипе нарочно не придумаешь.

Но я люблю диалекты, люблю сленги — это всё живые штуки. Когда они расходятся с каноном «дикторского» языка — тем лучше, тем занятней.

Поэтому меня не напрягают, скажем, притяжательное местоимение «ихние» (давно бы «легализовать» стоило, оно не просто так возникло, оно напрашивается), глагол «ложить» или выражение «одеть куртку».

«Допрежь того в нутряной карман тугумент ложил, а третьего дни спинджак новёхонький одел — так тама нутряного-то нетути, пришлось в наружный покласть».

А чего? - нормально! Органичненько. Тут — всё уместно.

Не напрягают и многие вновь прижившиеся конструкции, которые бы лет тридцать назад показались диковатыми: «Займи мне денег» (реанимированное «старорежимное» употребление), «Он не умеет в здравый смысл» (внедрилось в последние годы из украинского русского) или «на районе» (впрочем, всего лишь развитие веками существовашей формулы «на деревне», «на хуторе», «на Москве»).

Но всё же напрягает, пожалуй, когда говорят (пишут) «как он не старался», «тоже самое», «с обоих сторон».

Тут-то — человек не играет со словами, тут он тупо демонстрирует непонимание нюансов их употребления и слепоту к структуре родного языка. Если, конечно, это не случайная оговорка/описка, а регулярная практика, и чел реально не втыкает, что херню городит.

Но самая красная тряпка, пожалуй, это — злоупотребление предлогом «о».

«Он приказал о том, чтобы все работали по-новому».

«Подтверждено было о том, что аргументы соответствуют фактам».

«Состоялась встреча о новых методах хозяйствования».

Вот это был в своё время такой очень яркий позднесовковый маркер номенклатурного речекряка.

Я вообще не люблю официоз и канцелярит, а тут он нарочито коряво выпирающий был, когда ответственные товарищи так старались звучать «солидно» — что звучали куда нелепее, чем если б изъяснялись с трибун в действительно привычной им манере (оно б и живее было).

Впрочем, иногда напрягает и намеренная претенциозная игра со словами, скажем, неумелый закос под архаику.

«Собрались министры, и долго оне думу думали» - Они что, все тётки были? «Оне» - это к тёткам относится.

«Самоё принцип должен заключаться в следующем». «Самоё» - это к женскому роду, во-первых, и к винительному падежу, во-вторых. «Само её».

Однако ж, такие ляпы меня напрягают — лишь когда исходят от персонажа, претендующего на познания в словесности. Пейсатели, шелкопёры, всякие подобные профессиональные бумагомараки руками и говоруны философии ртом. Bullshit artists. Гуманитарии, короче.

Тут думаешь: «Чел! Красиво пиздоболить по-русски — это всё, чему ты учился много-много лет. Так какого ж хуя ты выучился так хуёво?»

Но на самом деле, если в принципе понятно, что говорит человек, и если в этом видится хоть какой-то смысл — уже лишь за это в нашем мире приходится проявлять терпимость к форме. А то ведь большинство компатриотов (и не только) — вообще сами хрен понимают, чего несут, даже попыток не делают включить голову, и здесь-то уж изящество речи не спасёт, даже если будет.

Уж тем более бываешь снисходителен, когда видишь в тексте что-то вроде: «В детстве, он часто гостил в деревне у бабушки».

Понятно, что запятые лишними не бывают, это авторское дело, использовать их для расстановки пауз, где находишь уместными — но тут-то вроде совсем иррациональная запятая после «в детстве».

Но соображаешь, что просто привык чел много читать/писать по-английски, а там-то, с их более строгим порядком слов, обстоятельство в начале фразы принято обособлять запятой, во избежание конфузов.

Ну или - «Он выбрал вернуться домой».

По-русски — так не говорят, в общем-то. «Предпочёл вернуться», «счёл за лучшее вернуться», но — не «выбрал вернуться». Пока — можно считать, что не прижилось.

Но в английском — запросто. «Chose to come back home”.

Тем более - «Она вдохновляет меня творить добро» (нечто подобное уже и в рекламах доводилось слышать, и пусть уши в трубочку не сворачиваются — но по краям поджухать уже начинают).

Однако ж, авторы сих перлов — возможно, уже и не осознают, что это не по-русски. Может, осознали бы, если б сделали паузу, скушали твикс — но некогда. Всё в трудах, аки пчёлки. И вот если человеку приходится много общаться на английском — он автоматически может скалькировать. Не бонтон, конечно, но объяснимо.

Самый же, наверное, клинический случай - «Я посмотрю, если можно что-то сделать».

Нет, в принципе-то понятно, чего сказать хотел — и понятно, почему сказал так. Хотя это может быть вполне себе урождённый русскоязычный и даже весьма образованный. Но вот плотное погружение в иную языковую среду — образует могучее, планетарной гравитации возмущение, от которого перекашиваются и рвутся многие привычные шаблоны.

Соответственно, какой может быть хинт, если вы отчаялись в совершенстве овладеть неким иностранным языком и по прошествии многих лет изучения по-прежнему допускаете ляпы, совсем как натуральные носители, но, в отличие от них, паритесь на сей счёт?

Хинт очень простой: начните учить ещё(!) какой-нибудь иностранный язык. И тогда любые ваши ошибки можно будет объяснить не тем, что вы, в пейзанской дремучести своей, никак не способны отделаться от кальки с родного своего языка, а тем, что вы, постигнув чересчур многие лингвистические премудрости, теперь просто стираете границы и пренебрегаете условностями.

Во всяком случае, это престижнее — ляпать от того, что в голове сплетаются не два языка, а три и более.

Серьёзно, когда знаешь больше одного иностранного языка — это неизбежно вызывает «гравитационное возмущение».

Скажем, нужно тебе выразить по-английски мысль, что «это зависит от того-то и того-то». И вот если ты только английский учил — конечно, ты скажешь it depends on. Ну, после пары месяцев учения — скажешь так.

Но если ты умудрён — то впадаешь в рефлексию (с элементами антимонии): «Забавно, однако, что в английском говорят depend on, “свисать на». Нет, конечно, есть и depend fromно так говорили про физически, материально свисающее нечто. А «зависеть от» - почему-то с предлогом «цели», on, а не «источника», from. Хотя это романизм, и в романских-то предлог согласуется с приставкой. Dependre de, depender de. Там — всё чётко, всё логично. И в русском тоже: «зависеть от». Хотя «зависеть» - не когнат «dependere”. Когнат, вероятно, - «распять». По правилу Артёма Ферье: корневой носовой гласный, в славянских передававшийся через юс малый, а потом утративший назализацию, редуцировавшись до простого «я», в западных ветвях переходил в «en”, “an” или что-то вроде. «Expand”, “depend”, “распять», «пятиться» - это всё вариации и «итерации» одного ПИЕ-корня. Как и «тяга»- «tend”. Но куда интереснее... Так, я что-то должен был сказать про зависимость?

Ну и говоришь: «It depends from”. Но не потому, что не знаешь, с каким предлогом согласуется depend в английском — а потому, что знаешь слишком дофига много глобального, за пределами этой альбионской местечковости.

То же, скажем, с глаголом arrive. Если знать его только из английского — разум легко принимает, что прибыть в город» — arrive in the city. Но если знать чуть больше — соображаешь, что это романского происхождения глагол, и ar- в нём — это модифицированная об корень приставка, родственная предлогу цели в романских — ad/a. А если более конкретно — изначальное выражение в латыни было ad ripam - “к берегу». Пристать, прибыть. Отсюда и этот глагол - arripare.

И в романских — он употребляется логично, с подобающим предлогом. Arriver a во французском, arribar a в испанском.

В английском arrive тоже может употребляться с предлогом цели, который к тому же когнат латинского adи это, конечно, at.

Но at в английском — вообще немножко странный предлог, заслуживающий отдельного разговора. Он означает и цель, и место, причём - «точечно» в обоих случаях. Примерно как «к» и «у» в одном словечке.

И можно говорить arrive atно когда имеется в виду прибытие к некой физической или даже умозрительной цели, чтобы оказаться вот где-то «у» неё, а не «внутри» неё.

Arrive at the station, arrive at the place of destination.

Но если ты прибываешь во что-то обширное, типа города или страны — то говорят arrive in.

И это немножко странно, поскольку главный-то предлог цели в английском — to (полный когнат славянского «до» с типичнейшим германским оглушением согласной по закону Гримма).

Однако ж, arrive to a countryсчитается речевой ошибкой.

И это тем страньше», что про посещение страны (или города) - в английском как раз говорят «have been to (country, city)” - “бывал до страны».

Где логика и почему так повелось, что с arrive не употребляют to, а употребляют in?

Порою искать логику в языковых обычаях — дохлый номер, но здесь возможно, дело объясняется влиянием глагола arise, “возникать», который в некоторых случаях сходится по значению с arrive. Ну типа как - «нарисовался в этом городе».

Поэтому, если по прошествии лет вы по-прежнему норовите сказать по-английски arrive to the country (и путаетесь ещё в тысячах случаев предложного употребления, как и нейтив спикеры, но в отличие от них печалитесь по этому поводу) поздно, наверное, бросать вредные языковые привычки.

Но можно начать учить какой-то другой язык, сравнительно близкий к английскому, делящий с ним ворох романской лексики, тот же испанский или французский (хотя не исключён и румынский, чтобы читать пьесы Ионеско в переводе с французского на румынский).

Потрудиться над тем, чтобы все знакомые знали, что вы учите этот язык. Восклицать время от времени Mon Dieu! или !Hijo de puta! - и всякое такое. Чтобы люди понимали, что вы уже думаете на французском или испанском — до того глубоко погрузились.

И тогда все ваши косяки в английском — автоматически будут списываться на «издержки полиглотства». Люди будут восхищаться хотя бы широтой вашего кругозора и амбициозностью замаха — и не обращать внимания на мелкие всякие шероховатости.

Вернее, англофоны, кроме особо чопорных аристократов, и так-то весьма «лояльны» к авторской стилистике в чужой речи, но, изучая второй язык, вы сможете и сами быть к себе снисходительны и забить, наконец, болт на то, что можете сказать нечто неправильно. Ибо — конечно, можете. И на родном языке тоже. Но поставят вам это на вид — только если уже предубеждены против вас. И коли так — поставят на вид что угодно.

Но, следует всегда помнить, именно безупречная, выверенная, «лощёная-холощёная» речь — раздражает людей больше всего.

P-s.: Позволю себе пример того, как «начальники не ошибаются, а творят свой язык».

На днях вот употребил слово «копер» в косвенном падеже - «копером». И тогда уже подумывал - «Может, «копром»? Но мне так не понравилось: нехорошие греческие ассоциации.

И вообще, слово явно заимствованное, скорее всего германизм (хотя не исключена какая-то ранняя связь с французским coup, удар), поэтому, что он «копер», «копёр» - с чего бы ему склоняться по русским правилам с беглой гласной, как какой-нибудь «бобёр» или «костёр».

Мы же не склоняем, скажем, «тапёр» подобным образом? «Джентльмены, не стреляйте в тапра — он играет, как умеет». Ну, дико же звучит.

Так я подумал — и написал «копером».

Потом всё же посмотрел — нет, словари настаивают на беглой форме, «копром». Но если честно — пофиг. Раз я склоняюсь к форме «копером» - значит, её нужно признать как минимум равноправной. И пусть составители словарей считают это заданием :-)





Tags: инглиш, лингвистика, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments