artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

И снова про "любимый" Ковид

Мы не мешаем государствам играться в карантин, мы не заражаем Ковидом широкие народные массы, чтобы побыстрее набить «стадный иммунитет» (только своих сотрудников, с их согласия) — но, в общем-то, я не скрываю, что мы считаем эти карантинные меры «дурдомом». Которому оправдание может быть лишь то, что про Ковид и его возможные осложнения ещё многое неизвестно, поэтому его пытаются сдерживать «на всякий случай». Разумеется, безуспешно. Болезнь с такими параметрами — сдержать невозможно в принципе.

Ну и в любом случае — сколько ещё держать карантин? Месяц? Два?

Да хоть полгода (правда, такие «каникулы» - действительно обрушат мировую экономику). Но ясно же, что как только жизнь войдёт в нормальный ритм — и распространение Ковида тоже вернётся к нормальному темпу. И все эти суетливые старания — насмарку. Так стоит ли стараться? Не лучше ли просто махнуть рукой — и будь, что будет?

Мне один приятель поставил на вид, что это похоже на «жуковскую тактику преодоления минных полей» (со слов Эйзенхауэра, оговорюсь для педантов). Мол, чем разминировать — лучше пускать пехоту так, как будто мин нет, и потери будут не выше, чем если останавливаться для разминирования, сбивать темп наступления и позволять противнику укрепиться и сманеврировать резервами в обозначенном месте прорыва.

Но я бы всё же внёс уточнение. Пусть и уместна аналогия с «недостаточным разминированием» - но не на земле, а на море.

После Войны — в самых разных акваториях осталось очень дофига неприкаянных морских мин. Которые газет не читали и не знали, что война кончилась.

Конечно, по возможности их пытались вытралить. Но все и повсюду — просто нереально. Поэтому они иногда грохают до сих пор. А в первые послевоенные десятилетия — дюжины инцидентов за год бывали. И это — не только материальные потери, но и человеческие жертвы.

Но о том, чтобы запрещать судоходство до тех пор, пока гарантированно не будут изъяты ВСЕ мины — никто даже речи не вёл. Ибо потери на минах, сколь ни печальные — но всё же несопоставимы с потерями судов (даже современных) от тех же штормов или айсбергов. И уж точно утрата нескольких дюжин судов в год — несопоставима с общими потерями от полного прекращения судоходства, это даже не обсуждается.

И вот с коронавирусом — та же примерно фигня.

Да, все прекрасно понимают, что он унесёт сотни тысяч, даже миллионы жизней. Понимают и то, что не все его жертвы будут глубокими стариками, которым «на кладбище прогулы пишут». Бывают и сравнительно молодые люди. Ну а что поделать, если в нашем мире каждый третий после сорокета — диабетик, половина — жиртресты, и девять из десяти — гипертоники?

Особенно — люди, занимающиеся умственным трудом (изнывающие от гиподинамии).

Не сказать, что они «обречены» (да даже глубокие старики имеют очень хорошие шансы на выживание при встрече с «коронкой»), но некоторый риск летальности — есть.

И это, собственно, единственное обстоятельство, которое заставляет воспринимать коронку настолько серьёзно, чтобы устраивать весь этот карантинный цирк с конями (дистанционный цирк со сферическими конями в вакууме).

Поэтому главная задача — не столько в том, чтобы обезопасить от заражения коронкой в принципе (это абсолютно нереально, не о чем и говорить), но в том, чтобы найти способ смягчения пневмонии при тяжёлом течении. То есть, найти способ вытаскивать «смертников».

Рассчитывать на вакцину — честно, не приходится. Во всяком случае, наши «мышьяковичи» - не рекомендуют на неё рассчитывать ни в обозримом будущем, ни даже в отдалённом. Сам я не доктор, но они заявляют, что превентивная вакцинация против хвори такого типа — будет ещё бесполезнее, чем против гриппа.

А вот на что можно и нужно рассчитывать — так это на средства и методы снижения летальности.

Ну и тут, конечно, весьма калейдоскопически надежды сменяются разочарованиями.

Вроде, внушал надежду гидроксихлорохин — но, вроде, выясняется, что там опасностей больше, чем выгод. И немудрено, когда толком неизвестно даже, каким конкретно образом этот препарат облегчает малярию, для которой был создан. Что уж говорить про Ковид — наш загадочный «граф Монтекристо» в мире вирусов.

Теперь вот Трамп озвучил идею облучения ультрафиолетом изнутри. Понятно, что не он самолично до этого додумался, но поскольку озвучил именно он — придурки, считающие себя «интеллектуалами» (на том основании, что выучили это слово), бросились потешаться.

Но на самом деле — здравое зерно тут есть. Наши мышьяковичи — тоже думают от таком методе.

Вот перевести тяжёлого, практически безнадёжного пациента на ЭКМО — и просто «выжечь» ему лёгочный эпителий то ли зондом с ультрафиолетом, то ли газом.

Возможно, газ даже лучше, поскольку вводить зонд во все альвеолы (где и оседает вирус, преимущественно) — это сложная задача.

Ну и, возможно, так удастся, продержав пациента на искусственном дыхании, истребить в его лёгких весь вирус, все поражённые им клетки — и дождаться, чтобы эпителий восстановился, чтобы отросли там уже новые клетки, а вирус сгинул безвозвратно, без шансов на размножение.

Но здесь, конечно, есть ряд спорных и покамест неясных технических моментов.

ЭКМО — это не «вентилятор» лёгких, это как бы внешний аналог лёгкого. «Экстракорпоральная мембранная оксигенация». То есть, это устройство, позволяющее насыщать кровь кислородом, когда отказывают родные лёгкие.

И это не такой простой процесс, как, скажем, аэрация аквариума через «бульбулятор». Попробуешь вдувать кислород в кровь таким манером — ну, эмболию сделаешь, в лучшем случае (если, конечно, этот случай уместно называть «лучшим»).

Там всё тоньше, с газовым балансом крови и среды.

Транспортом выступают эритроциты, красные кровяные тельца, содержащие гемоглобин. Который может цеплять как кислород (на вход), так и углекислый газ (на выход, выводит из организма).

И вот задача ЭКМО — создать условия, чтобы в кровь поступало ровно столько кислорода, сколько могут принять молекулы гемоглобина, не больше.

Но здесь есть ещё одна засада. Когда кровь течёт по каким-то внешним трубкам и устройствам, сколь угодно продуманным — часть эритроцитов неизбежно «ломается» об стенки и в плазму попадает чистый гемоглобин. А это не только сокращает число «вагончиков» для газообмена, но и отравляет плазму, поскольку в чистом, «неупакованном» виде гемоглобин — это яд.

Это происходит даже при переливании крови, но там-то один раз качнули — и всё. А вот когда кровь раз за разом прокручивается через внешний оксигенатор — всё больше лопается эритроцитов, всё больше накапливается гемоглобина в плазме. И это проблема.

Поэтому долгое использование ЭКМО — весьма чревато. Так-то, насколько в курсе, речь обычно идёт о нескольких часах — подменить лёгкие, когда делается операция на них. Ну, скажем, пулями там всё порвало — или плитой бетонной рёбра смяло до физической невозможности вдоха-выдоха. Вот пока не подлатают, не «откаркасят» — гоняют кровь байпасом через ЭКМО (наш максимальный комплект на такие случаи называют, в шутку, «система профессора Доуэля», поскольку там не только лёгкие дублируются, а практически все органы).

Излечение же коронавируса — может потребовать суток жизни на ЭКМО, что проблематично. Но, возможно, удастся сократить время, если почистить лёгкие неким «аврально-штурмовым» методом.

И понятное дело, все такие наработки — требуют весьма смелого экспериментаторства. Что не так уж просто обеспечить. Хотя бы по этическим причинам.

Вот в нашей Корпорации — большинство сотрудников прошли добровольное заражение Ковидом. Но это — очень здоровые люди, у которых Ковид заведомо протекает либо легко, либо вовсе никак. Просто не цепляется, даже если по вене его загнать — и всё тут.

На таком «материале» - как-то не получится отрабатывать методы лечения тяжёлых случаев (что, единственно, и представляет практический интерес).

Для лечения тяжёлых случаев — нужны именно тяжёлые случаи. Когда лёгкие перепахиваются вирусом, потом там развивается вторичная бактериальная пневмония, и дыхалка вовсе ушатывается в хлам — и вот с этого места надо спасать человека.

Но для этого — пришлось бы заражать людей из группы риска. Старичков, гипертоников, диабетиков.

Делать это намеренно — чересчур цинично даже для нас. Когда, с большой вероятностью, просто приговор подписываешь человеку.

Но и если говорить об уже заразившихся людях из группы летального риска, действительно показавших тяжёлое течение — то и радикальные методы лечения образуют не меньшую опасность для жизни.

Потом весьма возможны иски от наследников, где будет заявляться, что без вмешательства, может, он бы и выжил — а с вмешательством карачун.

Тут и бумажки от покойного с его осознанным согласием не помогут — поскольку в отношении Ковида согласие в любой момент может быть признано судом «недостаточно осознанным», когда про эту болезнь хрен кто чего знает толком, информация постоянно уточняется.

Во всяком случае, западные суды — запросто могут присудить произвольно гигантскую компенсацию, вплоть до сотен миллионов долларов за одного терпилу, им никаких чужих денег не жалко для демонстрации своей суровости к корпорациям в пользу простых людей. И плевать, что был договор, что была расписка вроде «в моей смерти никого не винить, я знаю, на что иду». С некоторых пор принцип pacta sunt servandaне исполняется в нашем мире (может, мы к нему ещё вернёмся).

Такие моменты — конечно, отпугивают цивилизованные фармкорпорации. Уморишь какую-то жалкую сотню старичков и хроников, всё ради спасения человечества — а потом вовек не расхлебаешься.

Да ещё и ВОЗ тут воняет, мол, если лекарство будет создано — то должно быть сразу же общедоступным, чтобы никакой наживы на нём. Как будто мало уже(!) эта юродивая шаражка создала проблем и нанесла вреда. Так нет — теперь они хотят поставить производство грядущей панацеи под свой контроль и сами греть на этом лапы, потеснив реальных праводержателей.

Впрочем, для таких этически спорных ситуаций — Господь создал азиатов, которые гораздо меньше подвержены этическим терзаниям.

Но я в любом случае смотрю на вещи очень оптимистично.

В принципе, на Ковид и сейчас можно было бы махнуть рукой и просто «плыть как плыть», как будто «мин нет». Даже для пожилых/больных людей — угроза не столь уж велика, шансы весьма хороши.

Но если говорить о реальных путях облегчения эпидемии — то речь должна идти прежде всего об облегчении тяжёлых случаев, и тут я тоже очень оптимистичен. Думается, так или иначе весьма скоро мы получим средства, позволяющие так или иначе вытаскивать с того света «пневматиков». Что, вообще говоря, будет полезно для борьбы не только с Ковидом.

Вообще, как часто бывает, когда побеждён будет Ковид - окажется, что в процессе было сделано много открытий, полезных и для других применений.






Tags: коронавирус, наука-много-гитик, оптимизм
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Ошибка в журналисте

    Не так давно написал пост (как всегда, на манжетах, в пробках) по поводу задержанных в Украине волонтёров-патриотов по обвинению в подрыве машины с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments