artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О причинах благонамеренной глупости

Встречался давеча с нашей корпоративной школотой, где состою в попечительском совете.

Да, Школа работает нынче «по желанию», личное присутствие в классе необязательно — но оно, строго говоря, и раньше было не очень-то обязательно. В принципе, каждый сам решал, чего ему посещать и то ли физически-тушечно, то ли в виде мордашки на мониторе. А сейчас единственно что — перевели на удалёнку учителей старше полтинника, от греха. Но у нас таких всего четверо, в основном педсостав молодой и бодренький. А уж школяры и вовсе такие, что вирусам в ночных кошмарах снятся: грызёшь его клетки, грызёшь — а они у тебя белок отбирают и им стенки свои укрепляют, вышвыривая тебя голым в плазму.

Тем не менее, держал среди них ободрительный спич с ответами на вопросы.

Один из самых интересных (хотя и ожидаемых) был: «Почему вроде бы неглупые люди, политические лидеры, несут очевидный бред и занимаются очевидной хернёй».

Вопрос — немножко шире коронавирусной темы, хотя инспирирован, конечно, ею.

Но я и ответил шире.

Говорю: значит, рациональность и реальность.

Что ж, вот представьте такую ситуацию. Вы — командующий ВВС воюющей страны. И у вас есть один лётчик-истребитель, невероятный ас. Что ни вылет — так десять заваленных вражин. Никто не понимает, как он это делает — но делает. Одна короткая очередь с километра — и готов супостат.

Однако ж, у этого аса есть одна неприятная особенность. На каждого десятого сбитого врага — он сбивает одного своего. Причём, не по ошибке, не по недоразумению. Нет, абсолютно намеренно. Заходит в хвост и валит. И не скрывает, что делает это осознанно.

В действительности, он — психопат. Ему вообще похер, кого сбивать, у него нет никакой лояльности конкретно вам и вашей стране. Просто, вы ему платите — он работает. Но для вдохновения, для боевого настроения — ему вот нужно время от времени подлавливать и сбивать своего. Его это как-то будоражит, держит в тонусе. Если не позволять ему сбивать своих — он и врагов не будет бить. Ему это вообще неинтересно сделается, наскучит.

И вот чисто рационально — это очень хорошее соотношение, десять врагов на одного нашего. Тогда как в среднем — размен идёт один к одному. Казалось бы, вполне можно пожертвовать одним нашим ради десятка сбитых супостатов. Можно даже специально подбирать каких-нибудь алкашей и двоечников, сажать на чахоточные дырявые пепелацы на последнем издыхании — да подставлять нашему ace-hole, когда в очередной раз приспичит устроить френдли-файер.

И ведь никто не говорит, что сбитые пилоты непременно сгинут. Да нет, с высокой вероятностью — выпрыгнут и выживут, на своей-то территории.

Такова — арифметически выверенная рациональность. Десять — много больше одного, а потому держать этого маньяка выгодно, и надо потакать его прихотям, сколь угодно чудным.

А в реальности — скорее всего, ты очень быстро потеряешь армию, если будешь позволять какому-то маньяку, сколь угодно эффективному, невозбранно мочить своих на регулярной основе.

Спустить на тормозах расследование какой-то оплошности, простить какой-то единичный эксцесс по пьяной лавочке в целом хорошему и ценному вояке — это ещё можно.

Но возведёшь это в систему, что талантливому психопату можно всё, а остальные — что-то вроде кормовых мышек для этого удава, и очень скоро у тебя не будет армии. Останешься один с этим психом — да и он уйдёт, когда не останется своих, чтобы сбивать.

Да, приходится считаться с тем, что люди иррациональны. Более того — несознательны. Поэтому прочие твои пилоты — могут не согласиться с такой концепцией, что нужно приносить себя в жертву маниакальной прихоти более талантливого и ценного «товарища», чтобы порадовать его боевитый дух видом твоего пылающего самолёта.

Во всяком случае, пока не станет абсолютно очевидна необходимость привлечения этого упыря — шёл бы он к чёрту, сколь угодно «асистый». Да и при крайней необходимости, даже когда совсем подопрёт — возможно, не всякий маршал согласится на «сделку с Минотавром». Потому что просто противно.

Публичному же политику, который на виду и очень сильно, в любом случае, зависит от общественного мнения — и вовсе приходится всю дорогу лавировать между демонстративной благонамеренностью и осмысленностью. Это его работа - «цинично быть хорошим».

Вот взять, скажем, даже не коронавирусную нынешнюю катавасию — а чуть более раннюю историю с наплывом беженцев в Европу.

Оставим даже в стороне вопрос, каким таким образом современная Европа оказывается не в состоянии найти применение дармовой рабочей силе, которая сама идёт в руки.

Было время, когда Помпею Великом приходилось прилагать изрядные усилия, чтобы пригласить в Италию сирийцев. Ещё больше усилий — потребовалось Цезарю, чтобы пригласить галлов.

Тем не менее, тогдашняя Италия оказалась способна принять и разместить огромное, чуть ли не больше собственного населения, число мигрантов, дать им работу, обеспечить соблюдение ими римского права.

Поэтому следует признать, что за последние две тысячи лет, конечно, Европа сильно деградировала в организационном плане, когда теперь мигранты ей не в радость и она уже не умеет объяснить им, насколько они трудолюбивы и законопослушны.

Однако же, даже воспринимая беженцев как проблему и нагрузку на экономику, а не как благодатный экономический ресурс, - что делали европейские политики?

Они, поначалу, всё больше размазывали сопли на тему слезинки ребёнка. «Ах, ах, утонула девочка при попытке переправиться на плотах. Никогда больше не допустим, чтобы тонули маленькие миленькие девочки. Откроем двери, приютим всех страждущих».

И вот представьте, что вышел бы тогда политик, который сказал: «Да далась вам эта девочка! Кто она вам? Её не было на ваших радарах до вчерашнего дня — поэтому не надо кривляться, не надо ломать пошлую комедию, будто бы для вас это невзъебенная утрата. Да, в этом мире каждый день умирает много маленьких девочек. Особенно — во всяких гадюшниках, научно именуемых «шитхоулз». Или — при попытке сбежать оттуда. Но оно нам надо, чтобы люди, устроившие этот гадюшник на своей родной земле, теперь приносили свои повадки и порядки сюда, к нам? Да, маленькие девочки — не виноваты. Они — безвинные жертвы. Что ж, жизнь — сука та ещё, если не знали. Повесьте на стеночку портрет этой девочки с чёрной полоской, поставьте свечку за её невинную душу — и довольно на том».

Представляете, что было бы тогда, в пятнадцатом, с политиком, который бы осмелился сказать подобное?

Да на самом деле большинству людей, в том числе, и политиков, попросту и лично неприятно говорить такие жестокие, хотя и правдивые вещи. Это действительно неприятно признавать, что готов терпеть гибель где-то детей (хоть каких-то, хоть где-то), поскольку их спасение обойдётся «неразумно дорого».

Сейчас же многие в Европе считают, что корабли с беженцами надо не просто разворачивать, а топить к чёртовой матери.

Но то хорошо считать — обывателям.

И возможно, это действительно было бы эффективно, это было бы рационально. Один раз демонстративно уничтожить судно с беженцами, показав решимость — и, возможно, спасёшь тысячи этих бедолаг от превратностей морской переправы, когда её они начнут бояться больше, чем оставаться на Родине.

Но вы бы смогли отдать такой приказ своей пограничной страже? «Суда, нелегально входящие в наши воды, торпедировать, выживших на воде — расстреливать из пулемётов».

Не факт, что Гитлер отдал бы такой приказ. Тем более не факт, что даже тогдашнее райховское Кригсмарине, со всей своей исполнительностью, стало бы следовать этому приказу. Что уж говорить про современных европейских морячков, которые могут вообще не понять, чего от них хотят.

И уж точно — никто из современных политиков не хочет быть «хуже Гитлера».

Да собственно, если уж зашла речь о Гитлере — почему так долго его пытались умиротворить, как-то задобрить его агрессивные аппетиты, вместо того, чтобы надавать по шее сразу же после Рейнской области?

Потому что — новая война, при всей тогдашней слабости Германии, грозила всё же человеческими жертвами. Их могли быть десятки, могли быть даже сотни. Молодых людей со всех сторон, которым бы жить да жить. Кто готов взять на себя такую ответственность?

Оказалось, что никто. Вот недавно отгремела мировая война с миллионами жертв, сейчас Германия со всей очевидностью готовится к реваншу, который унесёт ещё десятки миллионов — но это будет потом. Или даже не будет — авось обойдётся. Это будет «не в мою смену». А в мою — я не хочу быть убийцей десятков молодых людей ради того, чтобы уберечь от Германии германскую Рейнскую область. И ради того, чтобы помешать Австрии соединиться с Германией — тоже: Австрия ведь сама так и льнёт к Райху. И ради чешских амбиций касательно Судетской области — тоже не стоит ссориться с Германией: ведь эта область, положа руку на сердце, немецкая.

Сейчас нам всё это кажется идиотизмом, помешавшим прихлопнуть заразу в зародыше — но, возможно, мы бы смотрели на вещи по-другому, если б англофранцузы действительно оккупировали Германию и сместили Гитлера году в тридцать седьмом.

Последствия в виде большой войны — оставались бы умозрительной гипотезой, а допущенный произвол в отношении всё ещё довольно невинной Германии — был бы явью, которая бы возмущала многих.

Ну и то же самое — бывало во все времена, при любых политических устройствах. Ибо даже и самый автократичный деспот — тоже зависит если не от общественного мнения, то хотя бы от собственных представлений о благонамеренности.

Поэтому раз за разом лидеры упускают моменты, когда можно что-то исправить «малой кровью», и делают глупости, чтобы делать хоть что-то. Под лозунгом: «Мы до последнего хотели, как лучше».

Что же до коронавируса — так я честно не завидую публичным политическим ребятам.

У них выбор невелик.

Они могли бы — просто махнуть рукой, будь что будет. Это не чума, даже не испанка, в любом случае унесёт не больше пяти процентов населения, преимущественно — старых и больных.

Но сказать «Да и хрен с ними, с этими тремяста миллионами старпёров и дохлеродов!» - для политика означает «быть хуже Гитлера». Живо припомнят и программу Т-4, и всё прочее «доброе-ласковое».

Если же хочешь уберечь старичков — можно попробовать активный метод сопротивления. Метод «встречного пожара».

Перезаразить молодых-здоровых, дать им переболеть под наблюдением — и создать таким образом барьер из «стадного иммунитета».

Но это хорошо делать тем, кто располагает действительно здоровыми, притом понимающими людьми. А также — имеет в избытке аппараты ИВЛ и, что важнее, ЭКМО, для наружной гемоксигенации в случае, если лёгкие совсем откажут.

Государства же (ВСЕ!), как показала практика, последние двадцать лет, столкнувшись с атипичной пневмонией, занимались чем угодно, но только не подготовкой к отражению эпидемии с лёгочными осложнениями.

Да собственно, ни к какой эпидемии оказались не готовы. Элементарно — ни «посадочных мест», ни персонала, умеющего худо-бедно ворочать больных, - и на один процент нет от того, что потребуется.

Но даже если б государственные медицинские ведомства занимались в эти годы делом, а не хернёй, если б были в достатке койки и персонал для госпитализации миллионов людей — всё равно это непросто было бы решение для публичного политика, начать намеренное заражение вирусом.

Даже в случае с молодыми-здоровыми — кто-то всё равно будет переносить очень тяжко, а кто-то и вовсе не перенесёт, скопытится. Скажем, каждый тысячный.

Но когда ты берёшь миллион людей — это будет означать тысячу трупов. А когда сто миллионов (сколько, примерно, должно пройти через болезнь в России) — то это сто тысяч трупов. Да ещё тысяч двести полуинвалидов, у которых скукожились лёгкие.

И про них будут говорить, что они — на твоей совести. Потому что заражал их ты. И бесполезно будет объяснять, что они бы всё равно заразились, не в эту волну, так в следующую. Ибо этот вирус — никуда не может деться по определению. Его можно лишь временно пригасить в какой-то популяции, разводя «азиатчину» в карантинных мерах, но потом он всё равно будет возвращаться снова и снова. Единственная эффективная защита — живой щит из людей, обладающих приобретённым иммунитетом (ну, до появления персональных лимфоцит-генераторов на заказ, конечно).

Поэтому политики и вынуждены вводить заведомо бессмысленные меры — или же, как неподражаемый Орёл Наш Дон Рэба, вовсе выбирать позицию Троцкого на Брестских переговорах. Ни мира, ни войны, ни нашим, ни вашим, ни работай, ни кушай.

Кстати, российскую политику я считаю не самой вредоносной. В данном случае. Что Путин умеет делать реально хорошо — так это не делать нихрена. Тут он практически профессионал. И в данном случае — от него именно это и требуется, чтоб он был пустым местом. Впрочем, вы прекрасно знаете, что мы бы предпочли и во весь его властный срок видеть его пустым местом — куда меньше повредил бы стране и миру.

И ещё вопрос был — как я отношусь к конспирологическим версиям о том, что коронавирусная истерика намеренно нагнетается правительствами и ангажированными с ними СМИ, чтобы ввергнуть людей в панику, чтобы они стали податливы и легки в управлении, глотали любые ограничения свобод, позволяли над собой издеваться, как угодно.

Ну как я отношусь к любой конспирологии?

Не отрицая саму по себе вероятность сговоров и заговоров — я всё-таки требую, чтобы в основе теории лежали какие-то разумные допущения, основанные на знании этой, а не параллельной вселенной.

А в этой вселенной — о да, конечно, вот во все времена всем властям бывало очень скучно жить без того, чтобы запугать население какой-нибудь эпидемией.

В такие минуты роковые люди, впадая в панику, становятся податливы, внушаемы, легко управляемы?

Ну, есть такое дело. Вот только вовсе необязательно, что они, запаниковав, станут податливы именно перед лицом государства, его институтов и пропагандны.

А так-то сплошь и рядом, именно на волне стихийных всяких паник, объявляется какой-нибудь хитрожопый пророк, который провозглашает: «Держитесь меня — и да будет вам спасение».

И самые мощные, самые незыблемые, казалось бы, царства — хрен знают, что делать с этим кренделем. Когда и собственные солдаты начинают к нему прислушиваться, теряя в эпидемии родных и близких.

Официальный фараон — выглядит как «неоправдавший ожидания». А вот этот пророк-самозванец - «можно попробовать, когда терять уже всё равно нечего».

И такие явления известны не то что с римских — с шумеро-хараппских времён. Если не самим правителям, то их советникам. И уж что-что, а паника, вызванная эпидемией — им как нож острый, а вовсе не средство усиления контроля.

Серьёзно, они нешуточно напуганы — и реально не знают, что делать. Ибо те меры, какие видятся рациональными, вроде превентивного «прививочного» заражения групп малого риска — по ряду причин неприемлемы в большинстве культур.

А когда всё закончится — со многих правителей будет спрошено, какого хрена они допустили пусть не саму эпидемию (это-то невозможно предотвратить), то паралич системы здравоохранения, которая не сумела развернуться, чтобы встретить более чем ожидаемый вызов.

В наилучшем положении, как ни парадоксально, оказывается Трамп. У него есть очень хороший ответ на вопрос, почему федеральная исполнительная власть оказалась недостаточно готова к эпидемии.

Он может напомнить, что как раз когда начали поступать первые сведения о Ковиде из Китая — некие негодяи из Палаты Представителей затеяли абсолютно на ровном месте, без малейших юридических оснований, грязную возню с импичментом президенту за то, что он выполнял свою работу, изобличая среди этих негодяев коррупционеров, продавшихся с потрохами Китаю.

Эта возня — в значительной мере парализовала исполнительную власть, лишив её возможности действовать увереннее и оперативнее в смягчении эпидемии.

Хотя, ради справедливости, Трамп и в этих крайне враждебных условиях (Демократы сейчас и чуму бубонную готовы призвать, только б это повредило Трампу) — действовал почти образцово, насколько это возможно для публичного политика.

По хорошему счёту, что от него требовалось — так это лишь разгрести дерьмо за Обамой. Убрать регуляции, мешающие частной медицине, да урезонить прыть FDA и CDC, которые вечно только путаются под ногами, мешая людям работать.

С этим Трамп более-менее справляется (он же не может высылать тонтон-макутов к своим чиновникам-саботажникам — издержки цивилизованности). Поэтому Штаты сейчас единственная страна, где динамика заражения выглядит правдоподобно и оптимистично. То есть, они могут реально выйти на уровень миллион в неделю (что уже имеет практический смысл как национальная вакцинация, создание щита) — и при этом фиксировать значительную часть заражений, особенно лёгких, имея уже налаженное массовое тестирование. Таким образом, они могут контролировать ситуацию, хотя бы иметь о ней более-менее достоверные сведения. В отличие от Китая, который просто провозгласил «победу» и от России, которая, за нехваткой сколько-нибудь годных тестов, решает тестировать «по симптомам».

Таким образом, Штаты первыми узнают, когда у них образовалось достаточное число переболевших, чтобы обеспечить резистентность к последующим волнам.

Все остальные — боюсь, вынуждены будут шугаться в кусты при каждом новом заносе вируса. Если, конечно, не пересмотрят подход. Но для этого придётся смириться с тем, что смертность в разгар эпидемии — реально вырастет. Пусть не в разы, но ощутимо.

Правда, в большинстве случаев это — «смертность со скамейки», из «death row”. То есть, те, кому по возрасту и состоянию здоровья по-любому суждено было откинуться в ближайшие год-два — сделают это чуть раньше, напрягшись от коронавируса и схватив, скажем, инфаркт на фоне дыхательной недостаточности (а кто-то, конечно, и без заражения вирусом тоже схватит инфаркт, просто от страха).

Но какая-то часть умерших — будет более молодая и сравнительно здоровая. Может, один из тысячи, может два из тысячи.

В масштабах нации — это тысячи, десятки тысяч людей.

И пока что — правительства не могут сказать: «Досадно, но ладно, люди по-любому смертны, жизнь продолжается и, ей-богу, спасение этих считанных невезучих бедолаг — не стоит карантинных неудобств».

Пока что — в целом люди хотят каких-то карантинных мер, и получают. Вот когда заебутся ходить в намордниках по одному — тогда возникнет запрос и на то, чтобы политики дали отмашку: заражайся и болей всяк, кто как может, наши больницы в любом случае не готовы вас принять, ни десятки тысяч, ни миллионы, но спасибо за страховые взносы.

Tags: коронавирус, политика, философия, этика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments