artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Ещё раз о деле Сети

Намедни имел два разговора на эту тему. Оба — с коллегами. В первом случае — Комендант Ваня, старый наш вояка, мой «мажордом» в Калужском Имении (и в укрепрайоне «Мальстрем», благо по соседству).

Говорит: «Жалко, конечно, этих бедолаг, но поэта Виктора Хару было жалко ещё больше. Эксцессы разнузданной пиночетовской военщины. Но что поделать?»

Морщусь: «Вань, давай не сравнивать тёплое с мокрым, а? В Чили к тому моменту — уже два года шла фактическая война социалистов с Цивилизацией. Естественно, Альенде с его гопнёй нужно было выносить, но сделать это мягко - представлялось затруднительным. Тут — да, в огне брода нет. Хотя и то: до сих пор икаются тогдашние эксцессы. Ничего приятного. Но с этими пензенскими «как бы» бомбистами недоделанными — нахера такая жесть нужна была? Это хоть чем-то вообще оправдано?»

Ваня пофыркивает: «Фактор служилого идиотизма — совсем со счетов сбрасываем? Тём, ну ты же сам прекрасно понимаешь их логику. Им похер, насколько опасны конкретно эти анархисты. Они, извольте видеть, «сигнал» подают. Глобально. Мол, свяжешься с хоть каким-то крамольным заговором, хоть и понарошку, хоть и только в Инете — гоблины юмора не поймут, до полусмерти запытают, ты всё подпишешь и отъедешь лет на дцать. И никакому суду неинтересны будут твои жалобы на пытки. Вообще неинтересно, что ты там бормочешь. Поэтому — бойся! Мессадж, вроде как, такой. А так-то, может, конкретно этих карбонариев и отпустят втихую».

Да, есть такое дело. После этого керченского лицеиста-терминатора, Рослякова, да подрыва УФСБ в Архангельске (а ранее — и менее афишированное нападение нациков в Хабаровске) — они реально очень напряжённые. Пуганная ворона любого куста стремается. И реально решили отрабатывать провокациями.

Что, если честно, заимствовали у нас. В смысле, тактику. Мы — тоже в основном провокациями порядок обеспечиваем в зонах ответственности, когда, скажем, города от уличного криминала чистим. Правда, мы провоцируем на реально опасные действия — разбой, износ, всякое такое — и доводим до стадии недвусмысленного посягательства, фиксируем добротно.

Но потом — обычно не сдаём на съедение суровым жвалам его величества закона. Перебьётся. За редкими исключениями — обработанных злодеев лучше оставлять на свободе, чтобы могли по горячим следам рассказать и показать дружкам, почему безобразничать больше в этом городе не надо.

И, естественно, мы не трогаем каких-то хипстеров-карбонариев. А если б возникло убеждение, что они действительно отмороженные черти, способные на теракт — ну так на него бы и раскрутили. Спровоцировали бы, инсценировали, показали бы по местному ТВ, как там женщины-дети подорвались, посмотрели бы реакцию. Далее — индивидуально.

То же, что фэбэсы с этой Сетью устроили — конечно, это халтура.

Впрочем, обе стороны как-то не спешат выкладывать фактические документы по делу (я не говорю уж про записи судебного заседания, но хотя бы — обвинительное заключение). Поэтому конкретной информации — у меня очень мало. Я пользуюсь в данном случае открытыми источниками, а там сугубый бред несут с обеих сторон, и ничего по существу (ну, кроме того, что этих парней пытали электричеством — но это по «террористическим» делам уж просто как «здрасьте»).

И второй разговор был с Кириллом, нашим главным и самым пылким революционером. Вообще-то, он толковый агент, но вот со школы — слишком порывистый в своей оппозиционности.

Вопрошает: «Почему мы ничего не делаем? Можно, я хоть съезжу да ноги поломаю тому судье? Пусть знает, сучара, где легальность, где моральность, а где реальность. Да и оперов нехило было бы... накормить собственным лекарством. Они чего, совсем оборзели, животные? Типа, на ксиву насосал — и теперь всё можно?»

Он вообще добрый парень, но запальчивый. И по жизни-то он сдерживается, даже когда ментов или чекистов работает. Ни одного ещё не покалечил.

Мне же вспомнилась такая история.

Один мальчик восемнадцати лет от роду как-то съездил в Украину (ещё задолго до Крымняша) и привёз оттуда мешок довольно недурной херсонской ганжи. Которую ценят порой за мягкость прогрессивные юноши, уставшие от «прибивного» индийского гаша в Гоа.

Ну и вот он щедро отсыпал друзьям да подругам — а их вскоре повинтили в клубешнике, где они тоже кого-то угощали. А любое угощение наркотиком — трактуется как сбыт. Даже парик пустишь — это будет сбыт. И это совсем не то же, что хранение для личного потребления.

Естественно, этот молодняк раскололи на раз-два. Даже бить, кажется, не пришлось. Ну, когда выбор то ли отъехать лет на десять, то ли сдать более «высокорангового» сбытчика — это болезненный, но однозначный выбор. Тем более, про Сашу друзья знали, что за него есть кому вступиться. Потому что он младший брат Лёшки Зимина, моего «братца названного», который и сам к тому времени уже был «назгулом», агентом высочайшего полёта (и мельчайшего помола).

Конечно, Лёшка объяснил госкомдури, кто они такие и куда им идти. Там даже компроматом давить не пришлось — достаточно намекнуть было.

Но в ином случае — Саша запросто отбыл бы в недружелюбные края лет на двенадцать минимум. Совершеннолетие есть — и сбыт в особо крупных, ст.228.1 часть 5. Да, тогда, по-моему, двенадцать там минимум был. Сейчас — вообще пятнадцать.

И вот по здравом размышлении — конечно, это дичь несусветная. Что за угощение друзей ганжей можно влететь на такой срок, что далеко не за всякое умышленное убийство дают.

Но я честно скажу: когда просто о ком-то постороннем слышишь, что вот так попал с наркотой — да похер, в общем-то. Ну, не до такой степени оно парит, чтобы всё бросать и бежать вписываться.

Да, идиотское правило, идиотский закон. Но — чел знал, что оно так есть?

А мне вот всегда казалось идиотизмом, что при движении по кругу действует помеха справа (так было еще лет десять назад). Это нелогично, неумно, неудобно. Это создавало нехилые пробки (и кроме шуток, если говорить о действительно полезных делах при Путине — так это что расставили всё же знаки с приоритетом кругового движения).

Но тем не менее, пока нужно было вставать на кругу и пропускать «втекающих» справа — я это делал. Все нормальные люди делали. Никто на таран не шёл, ради принципа и торжества здравого смысла.

И по шоссе как бы в России ограничение скорости — 90. В подавляющем большинстве мест, за очень редкими исключениями.

Поэтому ввиду ментовских постов — все и ездят не быстрее 120 где-то. Так — менты не вредничают, не трогают. Но втопишь двести — не обижайся, что тормознут и предъявят. Двести — надо ездить там, где менты не видят. Где имеют шанс не увидеть, хотя бы.

А когда ты в открытую раздаёшь наркоту, даже такую безобидную, как херсонская ганжа — ну, жди гостей. И если у тебя нет старшего братца, суперагента мощнейшей в мире силовой организации, но для ментов имеющего ксиву капитана ФСБ и тонны компромата — твои дела плохи. За тебя никто не впишется, ибо никому нахер не упёрлось цапаться с мусорами из-за твоей дури.

Они себе палки срубают, а то и бабки. Это их бизнес. Отбирать кость у собаки — это делается ради чего-то. Ради тебя? Заводи себе правильных братьев, если хочешь быть не похер.

Вообще же, конечно, раздражает тупость законов, которые в самые разные эпохи принимаются людьми. Поэтому, собственно, я так и люблю изречение мудреца древности: «Въезжая в страну, я не спрашиваю, хороши там законы или плохи. Я спрашиваю, кому занести, чтобы порешать вопросы».

Но что поделать? Тупые законы — принимаются с подачи и в угоду тупым людям, коих большинство. Зашуганные до потери остатков разума обыватели, которые всерьёз хотят, чтобы государство было им родной мамой. Которая и накормит, и защитит, и слёзки вытрет.

Вот я — от государства никогда не требовал слишком многого. Не то что ништяков — но даже и в сфере безопасности я от него многого не требую.

Нет, если обнаружатся менты, умеющие копать — может, я и воспользуюсь их услугами в сфере моей безопасности.

Хотя, по здравом размышлении — тоже вряд ли. А то ж они как дети. Всё-то будут потом дёргать за рукав: «А помните, Артём Викторович, как мы в лесу трупешники закапывали? Правда, круто было?»

И — при дамах такое могут ляпнуть. На званном балу. Неудобно, аппетит вон. Ну нафиг.

Поэтому, по хорошему счёту, мне от государства (любого) нужно лишь «местоблюстительство». Вот чтоб оно было ночным сторожем — но таким, который сидит в своей будке, выставив ствол наружу, никого замест себя туда не пускает, а больше не делает в общем-то ничего, и на том большое спасибо. Так-то, в своих делах — люди сами разберутся. А государство? Ну, оно неизбежно в сколько-нибудь обширных сообществах, но это неизбежное зло, поэтому пусть будет минимальным злом. И мне всегда плевать было, чего хочет(!) государство. Мне важно лишь, чтобы оно нихера не могло(!) Чтобы оно было слабым и неэффективным — это его самые ценные достоинства.

Но не все люди с этим согласны. Они причитают: «А как же борьба с преступностью, а как же пресечение терроризма?»

По мне — допустим, что никак. В смысле, допустим, что государство вообще этим не занимается. Как практически и не занималось абсолютно большую часть истории государственности, когда даже уголовного сыска как специализированного института не было.

И вот когда не было ни уголовного сыска, ни специальных антитеррористических спецслужб — чего, небесная твердь на землю грешную рушилась?

Да нет. Функции борьбы с беспредельным криминалом успешно выполняла крышевая оргпреступность — поскольку она стрижёт доходы с территорий и бизнесов, она искренне заинтересована, чтобы там всё было красиво и ровно. Собственно, и полиция-то всегда либо сама становится крышей — либо тесно сотрудничает с нелегальными крышами (это если полиция хоть чего-то стоит, а не чистая профанация).

Ну а терроризм (а также выходки всяких психопатов «школострелов») - это слишком мелкие булавочные уколы в тушу социума, чтобы вовсе обращать на них внимание, в здравом уме.

Но, увы, люди редко бывают в здравом уме. И со статистикой не дружат — предпочитают «пениться» эмоциями при любом малейшем шухере.

«А если это коснётся твоих родных и близких?»

И вот так смотрит в глаза, с такой надеждой, что сейчас переворот сознания вызовет его безусловно гениальная, невероятно неожиданная сентенция.

Ну, люди кретины, в большинстве своём — это не новость.

И вот эти кретины — всё требуют от государства, чтобы оно о них «позаботилось».

«Я тут довёл своё ненаглядное чадо до того, что оно решило стать торчком — так вы это, уберите, пожалуйста, наркотики с наших улиц. Любой ценой. Барыг — на кол. Это они, проклятые, виноваты, что я настолько хреновый родитель».

«Безобразие! Любой школьник может собрать бомбу и взорвать её! Сделайте уже что-нибудь!»

Сделать? Да легко! Запретить в аптеках марганцовку — чтобы теперь взрывотехнический школьник вынужден был покупать её в магазине «Садовод». Хотя, говорят, марганцовку снова вернули в аптеки. Но пока изъята была — это ж сколько терактов предотвращено!

«Безобразие! Любой может пройти в публичное место с помповухой и устроить бойню!»

Ну да. Говно вопрос.

Как предотвратить? Ну, рамочки-звонилочки поставить (которые всё равно придётся отключать). Ну, табличку повесить, что это Gun-Free Zone. Преступник-маньяк увидит такой знак — и усовестится, и прослезится. Маньяки — они такие, нежные.

И само собой — ужесточить правила гражданской вооружённости. Ведь чем труднее защитить себя нормальным гражданам — там больше будут слезиться маньяки.

И само собой — усилить меры по профилактике террористических всяких сообществ.

Раскручивать на реальные теракты и брать с поличным — это муторно, это хлопотно, это требует профессионализма, а на госслужбу идут всё-таки преимущественно отбросы.

Поэтому — наши любимые мыслепреступления.

Помню, ещё в девяностые как-то разговорились с одним небезызвестным (очень публичным, очень любящим публичное внимание) адвокатом о вновь принимаемом тогда УК РФ.

У меня ещё не было тогда юридического образования (только филологическое), но корочка офицера ФСБ уже была, поэтому я немножко всё-таки натаскан был по «юрисперденции», а контору того адвоката мы... можно сказать — «крышевали», хотя вернее - «сотрудничали».

И вот я высказал тогда мысль, что вводить 282 статью (разжигание всяких там розней-ненавистей) — это самоубийство нарождающегося гражданского общества. Ибо под неё можно будет подтянуть абсолютно всё, что угодно. И эксперты, недокормленные парии от филологии, имеющие тем не менее нужные регалии, несмотря на бездарность — вынесут какие угодно заключения. Что лозунг «пусть всегда будет солнце» - разжигание ненависти к социальной группе «влюблённые под луной».

Тот адвокат возражал, что не надо утрировать, что закон применяется всё же сообразно здравому смыслу.

Я очень удивился: «Где? Вы сейчас какую страну имели в виду? Или — какую планету?»

Серьёзно же, когда закон требует упования на здравый смысл в своём применении — лучше уповать на коррупцию, которая заблокирует его применение. Так — надёжней.

Адвокат бросил, несколько раздражённо: «Да все всё понимают, но что-то же делать надо? Хотя бы с нацистской пропагандой? А то ж «Майн Кампф» прямо на улицах продаётся, школьники могут купить — это нормально?»

Лишь из деликатности я не ответил: «Да, абсолютно». Ну, для некоторых адвокатов — это этнически слишком больной вопрос, всё, что связано с нациками. А по мне — да ради бога, хоть «Майн Кампф», хоть «Капитал» на книжных развалах. Чем больше их будут читать школьники — тем меньше будет юных нациков и комми. Весьма скучные и неудобоваримые книжища, прививка от соответствующих идеологий.

Я и тогда, в свои немного за двадцать, устал слушать всякий бред про «слово сильнее меча». Нет, это чушь собачья. Будь это правдой — в телохранители нанимали бы профессоров риторики.

Но тогда либерально-правовой интеллигенции казалось, что «здравый смысл» в цензурных вопросах заключается в том, что преступным будут признавать то, что не нравится им(!) Оказалось — можно признавать преступным то, что сейчас выгодно сделать преступным правоприменителям. Какой сюрприз!

А начать «войну со словами» - никогда не кончить. И пошло-поехало. В 2004 приняли пакет по «борьбе с экстремизмом» - а там и террористические статьи разукрасили-дополнили.

205.2 — одобрение терроризма. То, за что Кунгурова укатали. Формально — якобы за оправдание ИГИЛа, на самом деле — за призывы к революционному разгулу в России на базе расширения «Русской Весны» (просто тогда властям неловко было признавать, что «витязей русского мира», недозакопанных на Донбассе, они считают тоже террористической дрянью, каковой они, надо признать, и являются).

205.3 — прохождение обучения в террористических целях. То есть, если ты просто стреляешь на даче из легального ружья по баночкам — это всего лишь досуг. Но если вы там по пьяни рассуждаете о том, что «будем Зимний брать опять», да в присутствии сексота - это уже овладение смертоносными навыками для террористической деятельности. От пятнадцати до двадцати лет.

Но и само по себе обсуждение «штурма Зимнего» - это можно расценить как создание террористического сообщества и участие в нём, ст. 205.4.

Причём, даже необязательно вам заявлять, что вы собираетесь штурмовать Зимний. Достаточно того, что вы намерены оправдывать штурм Зимнего. Именно это, оправдание терроризма, совершение преступления, предусмотренного ст. 205.2 — может являться достаточным предметом деятельности вашего сообщества, чтобы признать его «террористическим». И будет статья 205.4, тоже от пятнадцати до двадцати.

Ну, вот такие замечательные законы. Обыватели хотели, чтобы государство защитило их от этого ужасного терроризма?

Оно защищает. Если кто теперь живёт на улице Кибальчича и не стесняется этого — можно смело закрывать за оправдание терроризма. А если не один живёт, а семьёй — так вот оно и террористическое сообщество.

К слову, есть ещё и ст. 205.6, несообщение о преступлении (террористическом). То есть, если ты знал, что на улице Кибальчича проживает сообщество людей, намеренных и дальше не стесняться своего адреса, но не уведомил о том власти — то или сто штук рублей отвали, или на год присядь. Но это, согласитесь, по-божески — на фоне прочего. Апофеоз милосердия, можно сказать.

А можно ли сказать, что российская система уголовного права и процесса за последние двадцать лет превратилась в сугубый кафкианский дурдом?

Да можно и не говорить — это и так давно известно.

Есть ли в этом безумии что-то методичное?

Его архитекторы хотят надеяться, что да, что какие-то свои цели они преследуют и добиваются их, но я лично считаю, что это самоуспокоительные иллюзии и голова в песок.

То есть, разумеется, они могут прессануть хипстеров, рассуждающих о «прогнило всё в датском королевстве» под пивко и балующихся с молотовыми на природе.

Но с кем посерьёзнее — начинаются обломы.

В действительности, этим делом Сети они довольно вредный дают мессадж любым более-менее настоящим, «годным» террористам-экстремистам.

Фактически сообщается, что как ты ни сотрудничай со следствием, какие показания ни давай, что ни подписывай — это пофиг. Тебе по-любому сломают жизнь и закатают на такой срок, что уходит далеко за горизонт событий. А значит — нет никакого смысла выстраивать общение со следствием, когда тебе шьют чего-то террористическое, на сколь угодно ровном месте. Даже если ты вообще никакого ущерба никому не нанёс и не собирался, но тебя прихватили и раскручивают — всё, жизнь кончена. Можно забыть о том, как выйти. Никак. Но — можно прихватить с собой в Вальгаллу пару-тройку своих мучителей, с которыми в любом случае не о чем договариваться.

Может, это не очень очевидно для иных сотрудников — но мессадж подаётся именно такой. Что тебе в любом случае поломают жизнь — поэтому важно лишь подороже её продать и успеть отомстить.

И хотя это немножко мрачноватая тема, но, должен признаться, что если б я был не тем, кто я есть, а обычным парнем, и меня бы прихватили по обвинению в участии в Союзе Меча и Орала да стали бы пытать — я бы постарался прикончить или хотя бы покалечить кого-то из костоломов (являющихся, конечно, преступниками, оборотнями в погонах, тьфу на них) - даже не от злости. А из практических соображений.

Ну, что они меня могут запытать до смерти, коли переусердствуют, а потом вывезти в лес и прикопать — это очевидно. Для того — много-то ума не надо.

Но вот трупешник своего коллеги, какого-нибудь майора госбезопасности, образовавшийся на допросе — они так запросто не притырят. Тут нужно будет объяснять, чего с ним сталось и почему. А это — привлекает внимание начальства и СК. Тут-то — дело по-любому заведут. И скорее всего — осудят, конечно. Признать необходимую оборону против оперов ФСБ на допросе — это вряд ли России в ближайшие десятилетия светит. Но всё-таки шансов выжить, не быть запытанным до смерти — будет больше, если грохнуть костолома-другого. Это просто на новый уровень дело поднимает.

Ну и, замечу, если у меня, при моей-то доброте к ментам, возникают такие мысли — можно представить, что думают более молодые и горячие парни.

И я, надеюсь, сотрудники как бы правоохранительных органов — понимают в глубине души, насколько они в действительности уязвимы.

Поэтому я бы посоветовал работникам и ФСБ, и МВД как-нибудь собраться, списаться и подать петицию в СКР, чтобы всё-таки хоть ради приличия расследовали вопрос о применении пыток в деле Сети.

Ну, показать, что они хоть немножко неравнодушны к чести мундира, а не просто банку варенья, корзину печенья хомячат, пока дают.

Я думаю, это было бы очень мило с их стороны. И — это может быть весьма своевременной мерой самосохранения. А то — ведь и большинство старорежимных городовых были вполне приличные люди, но отношение к полиции в семнадцатом было уже такое, что многие судьбы складывались трагически.

Tags: Россия, менты, террористы, юрисперденция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ковид и мозги

    Говорят, даже перенесённый в лёгкой форме Ковид-19 — сажает мозг. Истончает серое вещество (а то и очерняет, а то и обеляет его — в…

  • Если тормозит мышка: одна из возможных причин

    Просто решил поделиться наблюдением. У меня вдруг заглючила мышка. Она — радиомышка, и глючила она — не всё время, а вот когда что-то по…

  • Люди, звери и метро. Что делать?

    Прежде всего надо оговориться, что я не расист. На самом деле не расист. Так-то понятно, что чисто эстетически блондины круче всех, да и по-любому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments