artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Конституционный перевертоц

Который день раздаются возмущённые... звуки: «Ах, ах, кажется, Путин решил произвести конституционный переворот с целью узурпации власти. Госсовет и всё такое».

Мне это, ей-богу, нравится.

То есть, надо понимать, что была вот Конституция РФ, вся такая прекрасная, но тут подкрался злодей и вознамерился всю её перевернуть да извратить. С тем, чтобы узурпировать власть (которой ему, очевидно, было мало, ибо слишком уж сильны были сдержки да ограничения).

Господа, давайте без дураков!

Конституция 93-го года (как и все предшествующие) — это не святая корова и не путеводная звезда. Это филькина грамота, принятая с тем, чтобы подытожить итоги противостояния Парламента и Президента (в котором я лично симпатизировал скорее Ельцину, а не чудикам-депутатам и прибившимся к ним вовсе ретроградным упырям, но в данном случае это не важно).

Единственная мысль в той Конституции, имеющая реальное значение — это то, что псина, силовой блок, подчиняется Президенту, что нет распределённого над ней контроля. А это значит, что все противоречия решаются в пользу президента, ибо - «у кого ружьё». Ну, во всяком случае, в официальном, как бы легальном поле.

Все остальные рюшечки-завитушки, про права человеков, народов и разных политических сил — это так, для блезиру. Оно вовсе не сконструировано с тем прицелом, чтобы выполнялось. И всю дорогу выполнялось лишь постольку, поскольку.

Ну вот есть право на свободу собраний, по ст. 31. И нет в Конституции никаких намёков на то, что его можно ограничить. И чо?

Да вот всё признаётся, всё очень конституционненько, но прописали в «нижестоящих» законах процедуру согласования сборищ — и всё так же конституционненько можно любое из них аннулировать.

Есть свобода слова, свобода массовой информации, цензура запрещена, по ст. 29. Никаких намёков на то, что данные свободы могут как-то ограничиваться, что в каких-то случаях может вводиться цензура.

И чо? Да вот приняли сначала закон «О противодействии экстремистской деятельности», по которому банальным решением подагрической тётушки из районного суда можно запретить всё что угодно — а дальше и без суда Роскомнадзор знай себе блокирует сайты в Инете. И судиться с ним, кому-то чего-то доказывать — запаришься. Куда проще искать обходные пути, при которых его блокировки ничего не стоят.

Так во всём, в общем-то.

Абсолютно плевать, чего там написано в Конституции. Это вообще никого не ебёт и никогда не ебло. Законы, впрочем, тоже. Уж в России — точно никогда никого не ебло, какая там херня в этих бумажках понакалякана. Значение имеют — только фактические возможности. А именно — кто кому может оторвать башку, здесь и сейчас.

Замечу, некоторые наивные люди, больные московитстким этатизмом в терминальной стадии, склонны путать «фактические возможности» с «занимаемой в иерархии должностью». Но на самом деле «фактические возможности» - это фактические возможности. Power is power.

Однако же, и в любом обществе, не только российском, конституции и законы будут пустыми бумажками, если их содержание не подкреплено искренним стремлением реально способных людей обеспечивать соблюдение записанных в законах правил игры.

А такое стремление — оно не на ровном месте возникает. Так-то — деятельные и способные люди склонны тянуть одеяло на себя, это естественно.

Но вот проходит время, протекают реки крови — и бароны-разбойники убеждаются, что война всех против всех не очень благотворна. Они устают от неограниченной грызни, сами проникаются желанием её ограничить, всунуть в некое цивилизованное русло и добровольно подчиниться общим правилам игры.

Так — рождается fucking democracy.

В принципе, это такое состояние, когда благородные доны сидят за общим столом, пируют, веселятся, шутят — но у каждого под столом граната, а в сердце — готовность в любой момент дёрнуть кольцо.

Ибо, как я говорил не раз, «единственная опора гражданского мира — это осознание неиллюзорной вероятности гражданской войны, к которой все готовы, но никто не находит выгодной для себя».

И её не находят выгодной — лишь покуда сохраняется взаимоуважительный баланс сил. Когда кто-то начинает борзеть и пытаться узурпировать власть — его порвут другие элитарные ребята, временно отставив собственные противоречия. Должны порвать — в здоровом обществе.

Однако, во многих нездоровых случаях (не только в российско-московитском) происходит гиперэтатический крен. Элита становится слишком ответственной, утрачивает здоровый эгоизм, утрачивает амбиции и спесь, разучивается говорить «Умри ты сегодня, я умру завтра», а вместо этого учится утираться и прогибаться, только бы «не раскачивать лодку», учится консолидироваться во имя стабильности и «только б не было войны» (в смысле, внутренней, гражданской).

Естественно, под такую-то сурдинку власть может узурпировать какой угодно ушлый крысёныш (или даже не очень ушлый, если иметь в виду конкретно Путина).

И когда говорят, что он только сейчас перекраивает Конституцию под себя, чтобы завладеть властью — это вызывает недоумение.

Господа, а вы где были последние лет двадцать? На Марсе? И чего там, пыльные бури мешали в телескоп на Землю нашу грешную смотреть?

Да строго говоря, Конституция всегда похер была Питерским (что, в общем, закономерно, ибо она «ни о чём»), они могли бы довольствоваться фактической своей властью, ничего не меняя официально — но никогда не стеснялись и менять.

В Конституции одним из главных принципов провозглашено разделение властей (институациональное, на веточки, по Монтескье)?

Ага, щаз! Отменить выборность губернаторов, назначать туда своих людей, чтобы они делегировали сенаторов в верхнюю палату — ну и кого волнует, что таким образом парламент оказывается под презиком?

Так, немножко побухтела кое-какая гнилая интеллигенция (причём, именно по поводу отмены выборов губеров, они тогда даже не поняли, что это захват законодательной власти исполнительною, они сами довольно дикие) — но кому это интересно? На что это повлияло?

А потом, с этими Болотными движухами — не то, чтобы сильно испугавшись, но подбросили косточку с «восстановлением» выборности губеров.

Но опять же — на что это повлияло? Какие-то оппозиционные сенаторы появились? Или хотя бы предпосылки для того?

Они оппонируют только друг другу — в борьбе за то, как бы поусерднее вылизать Центральное Седалище.

Да, разумеется, это лишь до тех пор, пока оно, Центральное Седалище, является главным источником ресурсов для них — и всё моментально изменится, когда сменится «роза ветров». Но пока — вот так. Абсолютная сервильность под лозунгом «не раскачивайте лодку, главкрысу тошнит».

И все понимают, что государство это — говно (пятьсот лет говном было и тоже всю дорогу это все понимали), но мало кто готов идти на какие-то резкие обострения - кабы не порушилась и эта унылая, из кизяка слепленная, но всё же лачуга московитской государственности, дающая, вроде бы, какой-никакой кров.

На этом фоне — абсолютно не важно, что записано было, есть и будет в законах. Всё равно никто не намерен, в здравом уме, их исполнять.

Честно признаюсь, мы тоже не намерены и никогда не претендовали на законопослушие.

По хорошему счёту, не только в России, но и в Европе (современной социалистической Европе) — законы в целом говно, а потому от государств я лично хотел бы требовать только одного: чтобы они были достаточно слабы для невозможности соблюдения собственных дебильных законов — и достаточно сильны, чтобы не пустить на своё место тех, кто мог бы всё же инфорсить выполнение законов. Можете называть это «правовым нигилизмом» - и, наверное, будете правы.

Что до России, то, конечно, Путин (а в особенности его жополизы) — это омерзительно, но вместе с тем и забавно. Это всегда забавно, когда «по праву сильного» да «по законам джунглей» пытаются играть те, кто не был сильным даже против загнанной в угол крысы — и то был самый страшный из виденных обитателей каменных джунглей.

В принципе, нас устраивает фактическая немощь российской государственности — как бы там ни «фанфарилась» её якобы могучая и беспощадная карательная машина и как бы ни переставлялись койки, как бы ни перекладывались бляди в этом третьеразрядном борделе.

К реальной власти вся эта возня имеет всё меньшее отношение. Собственно, эта возня и затевается потому, что даже своим убогим умишком Кремлёвские чувствуют, как теряют всё. Медленно, но неуклонно.

Ей-богу, мы не садисты, мы бы не стали их так мучить, будь возможность решить всё быстро. Но «быстро» может означать такие пертурбации, которые всё-таки нежелательны.

И мы прекрасно осознаём, что на территории РФ есть и другие влиятельные группы людей, которые тоже могли бы порешать вопрос с Кремлёвскими быстро — но не хотят чрезмерных пертурбаций.

Вот именно с ними — мы потом и будем устанавливать fucking democracy за торжественным столом (и с гранатами под столом, но без желания пускать их вход без крайней необходимости).

Что до Конституции — её в любом случае придётся составлять заново. Уже по-взрослому, с нормальной юридической техникой, с соблюдением булевой алгебры и прочих «условностей», чтобы не приходилось гадать о значении слова «подряд» и всё такое. Пока же — да пусть себе Вован изголяется, как хочет, пусть хоть самолётики с той Конституции делает, на большее она всё равно не годится.

Возмущение же наших оппов по поводу нынешнего Вовиного произвола — ну, это примерно как если бы жители Васюков послали вдогонку Бендеру письмо, где бы приводили ходы, которые «все записаны», упрекали в недостаточном пиетете к шахматным правилам, а заодно спрашивали, не видел ли он, кто стащил их стул.

Tags: Россия, политика, юрисперденция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments