artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Барышни и хулиганы

"Как хорошо известно, женщины любят мерзавцев» (Сергей Довлатов).

«Чем меньше женщину мы любим — тем легче нравимся мы ей, и тем её вернее губим» (Ас Пушкин, Наше Фсё).

Ну и ещё сотню цитат на тему — накидать можно влёгкую.

Да, плохие мальчики соблазняют девочек — а те очень легко соблазняются именно плохими мальчиками.

И те, кто выводит «модусы поведенди» полов из биологических инстинктов — несут, обычно, херню.

То есть, сразу оговоримся, что человек (и даже тётка) — это очень сложная зверушка, где биологические инстинкты мешаются с социальными конструктами, поэтому никто не бывает чисто «биологичен» в нашем социуме, а у всех борются животные устремления и социальные установки.

Ну, если кто-то не срёт прямо под фонарём на пересечении Авеню и Стрит — значит, уже как-то социализированное существо, а не чисто природное (хотя учёба в Гарварде, на мусорных псевдогуманитарных «мейджорах», порой сбивает цивилизованные настройки, и существо начинает срать под фонарями в Сити, в знак своего животного протеста).

Тем не менее, считается, что чисто биологически люди заточены на продолжение рода.

И это, в общем-то, правда. Но немножко превратное есть понимание — в том, что именно способствует продолжению рода.

И вот говорят: парень может разбрызгивать своё семя куда и как угодно, это его такое дело пацанское, сунул-вынул и пошёл, но самочка — стремится найти ответственного партнёра, который бы взял её, брюхатую, на содержание, и признал бы её выводок, и помогал бы его выращивать.

Что ж, у волков — оно так работает. У приматов — нет.

То есть, у волков — есть истинная моногамия. У приматов — всё же ситуативная, оппортунистическая, вынужденная. А так-то — мы не тяготеем к моногамии, мы биологически не заточены под семейственность. У нас, человеков, семья — это не биологический, а социальный конструкт последних десятков тысяч лет, не более того.

И если говорить о способности человеческой самочки воспитывать своё потомство — то в большинстве случаев наиболее выигрышная для неё стратегия будет заключаться в том, чтобы не связывать себя с одним каким-то самцом, а проституировать маневрировать между разными. Вот от стада австралопитеков и до Екатерины Великой — это наиболее выигрышная стратегия для самочки, открытость для разных амбициозных (или просто похотливых) самцов.

Иногда, конечно, постоянный самец может быть полезен — но не факт, что необходим.

Вот я тешу себя надеждой, что полезен был для своей семьи, но в действительности — Женька была непропащая барышня, когда мы познакомились. И перспективная — по-любому.

Да, тогда она была студенткой юрфака, работала в скромной юридической конторе и ездила на Хёндай-Аксенте — но она практически не позволяла мне влиять на свои дела в дальнейшем.

Ладно, «копейку» в дар приняла, мне удалось убедить её, что всё-таки машинка должна быть достаточно резвая, что триста с лихом сил тут норма, но моё участие в её адвокатских делах — отвергала всегда.

«Hon, ты говоришь, там вредный кекс в Венском Арбитраже? Давай, я закину его в багажник и покажу ему сказки венского леса, а?»

Тут Женька очень активно возражала. Вплоть до рукоприкладства по моей персоне (ну, по груди, куда дотянется).

Вообще же, брак — это реально сложный социальный конструкт. Это — не про половую еблю тинейджеров, в общем-то. Это — про то, как взрослые разумные люди прикрывают друг другу спину, участвуя в наиболее разумном и выгодном союзе.

Если же брать чисто биологическую подоплёку — нет, у обезьянки нет причин вступать в брак с одним-единственным самцом, чтобы обеспечить потомство. Более выгодная стратегия — изыскание подачек от разных самцов. Так было в палеолите, так тем более есть сейчас.

И если отрешиться от того, что человек (и даже женщина) есть психически сложная и разноплановая личность, если сосредоточиться лишь на биологической детерминанте размножения и продолжения рода — то вот как это выглядит со стороны человеческой самочки?

Она — передаёт потомству свой геном.

И девочкам, и мальчикам она передаёт его.

Но девочка — дай бог десяток внучков зачнёт за свою жизнь.

А вот истинное средство передачи генома — это мальчик, сын. Он — может и сотню барышень обрюхатить за свою жизнь, и больше. Ибо — сунул-вынул и пошёл.

Но для этого — мальчик должен вырасти безответственным негодяем. Как его папаша — который в своё время сунул-вынул да ушёл.

Тут и фактор отсутствия отца — будет работать модельным примером. Того папы, которого нет — и потому сынок будет отвязный максимально.

Да, как ни печально — чисто биологически мамаше будет максимально импонировать тот сын, который негодяй, который задирает девочек, вытягивая на себя их внимание.

Тут — не стоит ждать сознательности.

«Ай, милая, да я же за тобой ухаживал два года, ты моя мышка, я твой коврик!»

Ага. Может, самому парню это и прикольно, если он мазохист, но его мамаше — точно нет. Она бы, в глубине души, предпочла видеть сына скорее насильником, нежели подкаблучником.

Во всяком случае, инстинктивная, биологическая детерминанта продолжения рода — требует именно этого, чтобы сын максимально легко и непринуждённо работал «сеятелем», а там уж как-нибудь прорастёт семя, как-нибудь вырастет.

Но понятно, что такая несвятая простота не устраивает общество в целом, не устраивает родителей девочек, которые будут вынашивать и выращивать фетусы от хрен знает каких бродяг и прощелыг.

Однако же, потенциальную мамашу пацана-развратника — это более чем устраивает. Она этого может не осознавать, но она именно потому и тяготеет к безответственным (но обаятельным) негодяям, что хочет, чтобы её сыновья были такими же.

И когда люди хватаются за голову и задаются вопросом «Что она нашла в этом наркомане-хулигане?» - ответ очень простой: «Она в нём нашла отвязного папашу для отвязных сыновей, которые, уродившись в него и возмужав как безотцовщина, пойдут и дальше разносить семя по миру».

Но такой папаша, будучи безответственным уродом, не сможет заботиться о своих детях, не сможет поддержать семью?

Да похрен!

Во все времена и мать-одиночка вполне могла поднять своих детишек. Но поднимались они, становились они — циничными, изворотливыми, умственно и нравственно гибкими. А значит — заведомо более перспективными, потенциально более успешными (если, конечно, слишком рано не вляпаться в такой блудняк, что угодишь на пожизненное или на плаху).

Конечно, не всякая барышня, залетающая от циничных мерзавцев, сможет сформулировать, что делает это, чтобы её сыновья росли такими же циничными мерзавцами — но людям обычно и не дано анализировать свои инстинктивные позывы. Будь дано — не было бы таких дурацких трактовок любви, как «внеземного», «волшебного» чувства.

Но парням — нужно считаться с тем, что, в общем-то, любая барышня заточена под то, чтобы западать именно на циничных мерзавцев (собственно, и парни не больно-то ценят слишком «правильных» девочек, а больше — оторвочек и стервочек).

И если хочешь настоящей любви — не пытайся быть слишком «правильным». Учись быть «немножко сволочью». Люди это ценят — особенно барышни. Ибо, если среди парней всего 95% мазохистов, то барышни — мазохистки поголовно.

Вообще, всем людям нравится, когда ты в целом сволочь, холодная, жёсткая, издевательская, но вот кого-то погладил по головке — и о том легенды слагать будут. Очень простая манипуляция.

Но барышни — особенно падки на проявления душевной теплоты от тех, кто уже создал себе репутацию холодной циничной сволочи.

Tags: психология, секс, семья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments