artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О проточности труб и резвости шей

В Корпорации, к которой я имею честь принадлежать, всегда в чести были добрые дружеские розыгрыши.

Вот поступает новичок, проходит первичное медицинское освидетельствование. Меряют давление (которое, предположительно, должно быть идеальным) — и доктор выпадает в осадок.

Спрашивает: «Вы вчера ничего не употребляли? Алкоголь, наркотики, лекарства?»

Ответ отрицательный, естественно.

Доктор зовёт более опытного коллегу, что-то шепчет на ухо, положив на стол тонометр так, чтобы пациент видел показания: 190 на 120.

Старший коллега мотает головой: «Да быть не может! В таком возрасте? Это бы уже проявилось в истории! Ну-ка, давайте другой прибор».

Меряют на другом: 150 на 90.

Что, конечно, тоже не ахти для претендента на оперативную или штурмовую работу. Это считается уже гипертензией.

И это - «честные» показания. Второй прибор — исправен.

А вот первый — немножко подкручен. Выдаёт сильно(!) завышенный результат. Реально-то было 120 на 80 при первом измерении, как и положено. Ну, с настоящим гипертоником — наши бы так шутить не стали.

Но почему во второй раз так скакнуло, до 150/100?

Мнительность. От которой, вообще-то, для нашей работы нужно избавляться. И это — один из первых уроков того, что из себя может представлять психосоматический эффект.

Вот практически идеальное у парня здоровье, все системы работают как часы, ан малость пуганули — давление и подпрыгнуло.

Но оно не должно прыгать, когда тебе прострелят, скажем, бедренную аорту. Ты начнёшь очень быстро истекать кровью, если позволишь сердечку затрепыхать от испуга. И чем больше ты будешь терять крови, чем больше будет падать давление — тем больше сердце будет пытаться нагнетать его, и это порочный замкнутый круг.

Ты должен просто и спокойно, немножко меланхолично констатировать: «Кажется, у меня разорвана бедренная аорта». И распорядиться: «Пульс на сорок, давление девяносто на пятьдесят, гемоглобин двести семьдесят. Мозгу приготовиться к кислородному голоданию, лишнего не думать, о смерти не рефлексировать, видеть цели. Периферия — приоритет правой руке и спусковому пальцу».

Ну, практически. Это важно бывает, что прежде, чем начать «лататься» - ты должен элиминировать остающиеся источники угрозы. А для этого — сохранять кое-какое сознание и кое-какие боевые способности. Для чего и хорошо было бы поддать давления — но тогда рискуешь истечь кровью и отрубиться в любой момент. Вот и приходится балансировать на грани полудрёмы и сна вечного.

Помню, один стажёр спросил меня, как я умудрился проковылять километр по зимнему лесу с макаровской пулей в печени. Я сказал ему, что всегда ношу с собой плитки гематогена. А это ведь, как известно, сушёные эритроциты с сахаром. В крови сразу размокают, загущают гематокрит — и заделывают любые пробоины. Главное — успеть разжевать и проглотить.

Присутствовавшие при сём мои коллеги — подтвердили, что мы все так делаем.

Стажёр, однако, не купился. Оно и понятно: слишком доверчивых юношей мы не берём.
То есть, он знал, что я пережил пулевое ранение в печень, поскольку сам факт моего вполне живого присутствия был тому доказательством - но не поверил про гематоген, что вот так всё просто.

На самом деле, конечно, всё очень непросто.

На самом же деле, я сам не знаю, как вернулся по тому лесу к машине, потом ещё ехал километров десять до ближайшей больнички в тех дербенях, и всю дорогу хотелось вмазаться гердосом или хотя бы промедолом из аптечки, но было опасение, что отключусь, приходнувшись. И это будет очень глупая, недостойная меня смерть после столь славного похода вояжа по зимнему лесу. В очередной раз меня спасло высокомерие. Но и специфически заточенный телесный менеджмент, конечно.

Я мог бы сказать «Достигается тренировками», имея в виду, что к тому времени у меня уже было три огнестрельных ранения, в том числе в грудь — но именно такого рода тренировки не предусмотрены учебной программой. Это — само так получается. Иногда — даже и не в результате чьего-то косяка. Просто пули летают, бывает, и если ты не Нео из «Матрицы» — то, бывает, не успеваешь уйти с линии огня.

Ну и Нео мы не готовим — однако готовим людей к тому, чтобы не паниковали в случае чего. И чтобы имели состояние здоровья, позволяющее пережить пикантные моменты, дотянуть до медпомощи.

Понятное дело, это весьма специфическая физподготовка, которая изначально требует очень хорошего «фитнеса».

Поэтому, затрагивая вопросы здоровья, упражнений, образа жизни — я стараюсь не слишком часто привлекать собственный пример и коллег. Это может вводить в заблуждение.

Ну вот скажу я, что, когда сижу в кабинете за компом, выставляю климат-контроль на 17 градусов, а в спальне - на 15.

Я к этому привык, мне не только что комфортно в такой среде — мне это нужно, чтобы в тканях и клетках активно шла утилизация «лишнего» биотоплива ради обогрева.

То есть, я не страдаю такой хернёй, как подсчёт калорий в жратве — я просто знаю, что вот сколько нужно — столько организм возьмёт. И ему будет, на что употребить. Жиры — просто на ура примет, как высокой плотности, так и низкой, но при моём лайфстайле — и сахар перемелет и сожжёт (хотя с ним — всё-таки нужно быть поосторожней... включая и мёд, и глюкозу — один хрен).

Но непривычный человек — может просто простудиться при таких температурах.

Ну или скажу я, что полезно время от времени отходить в гимнастичесий зал, вставать на руки и проходиться по периметру — так многие люди, изнурённые гиподинамией да гипертензией — возможно, просто кони двинут от такого внезапного прилива крови к голове.

И вот я не раз говорил, что зачастую сердечно-сосудистые заболевания начинаются от мнительности. И давление скачет от страха перед повышенным давлением (как ни иронично). И пресловутая «вегетососудистая дистония» начинается как дискомфорт то там, то тут, покалывание, потрескивание, без видимых органических причин, и вот человек начинает думать, что идёт вразнос — и оттого реально идёт вразнос, когда нагнетает себе давление тревогой и начинает жрать далеко небезобидные лекарства.

Однако ж бывает, увы, когда люди, ведущие очень(!) малоподвижный образ жизни и совершенно не дающие себе труда как-то хоть немножко «встряхиваться» - на самом деле загоняют себя в такую кондицию, что сердце колотится, как подорванное, на 90-100 в состоянии покоя, и давление зашкаливает постоянно — и это не кратковременный эффект испуга.

Это — бывает эффектом остеохондроза. Шея теряет подвижность, слишком подолгу «закисая» в одном положении (перед компом), мышцы деревенеют и слабеют, позвонки смещаются, пережимают внутренние артерии.

Нарушается кровоснабжение мозга. А с его точки зрения — это самая большая беда, какая только может быть. И, в общем-то, он прав. Считается, что организм жив — пока жив мозг.

Поэтому он истерично начинает требовать от сердца (и всего прочего организма), чтобы снабжение себя любимого было восстановлено любой ценой.

Это как если в Генштабе вдруг электричество пропадёт — так он же пол-армии заставит вручную крутить динамо-машины, но чтобы свет был.

Вот так и мозг заставляет задирать общее телесное давление во всей сосудистой системе — только чтоб пробить эту «пробку», возникшую из-за смещения позвонков и общей утраты пропускной способности в шее.

И пока это дело не поправишь — вообще-то, бесполезно, а то даже и вредно пытаться «оздоровиться» при помощи интенсивных физических упражнений.

Это примерно как представить себе некую страну, в целом самодостаточную по ресурсам, и есть там разные добывающие, перерабатывающие, пищевые, индустриальные комплексы — но эту страну разделяет река. И — ломаются стратегические железнодорожные мосты через неё.

Можно, конечно, таскать руду оленьими упряжками через тундру, можно перегружать содержимое вагонов на паромы (а на том берегу — обратно в вагоны), но всё это будут, извините, мудовые рыдания. Общая эффективность системы — резко упадёт. Нужно — восстанавливать мосты. Без них — нормальной логистики не будет.

То же — и в организме. Его здоровье — выражается всё же не объёмом бицепсов. А прежде всего — оперативной транспортной связностью всех систем. Это — первое и важнейшее условие для совершенствования своего биореактора. Когда приходится подвозить ему топливо на оленях по тундре — эффективности ждать не приходится.

Ну и вот эту фишку, с недостаточным питанием мозга при остеохондрозе — хорошо, доступно так, и со знанием дела излагает небезызвестный с некоторых пор доктор Шишонин.

Собственно, он Америк не открывает, это давно признано в любой традиционной/нетрадиционной/палеолитической гимнастике, что шею надо разрабатывать, что нельзя ей давать закоснеть и заржавать — но Шишонин объясняет конкретную связь между остеохондрозом и весьма неприятными патологиями, вроде той же гипертензии (и нарушение координации при недостаточном питании мозжечка).

А главное — он выработал комплекс упражнений, который реально помогает решить очень много проблем. То есть, сами по себе эти упражнения — они, в общем-то, не уникальные. И в восточных, и в античных гимнастиках — было много подобного.

Но у них, у античных ребят, не было УЗИ, чтобы смотреть именно за кровотоком, отмечать, где он пережимается, где высвобождается. А у современной медицины — такие инструменты есть. И вот, значит, доктор Шишонин создал спеацилизированный двадцатиминутный комплекс именно для «раскупорки» позвоночных артерий.

Замечу, в наших «методичках» - упражнения более разнообразные, более замороченные. А за подвижностью шеи (как и поясницы, как и тазобедренных суставов) — просто постоянно люди привыкли следить.

Ну вот я с восьми лет занимался боксом — а там это важно, подвижность шеи. «Держать удар» - это не значит сказать себе «Я бетонный, мне всё пофиг». Это значит ровно противоположное — уметь немножко убирать или подворачивать голову, если уж плюха неминуемо прилетает, чтобы всё-таки чуть-чуть сдемпфировать или пустить вскользь. Разумеется, это на автомате делается. Но для этого — нужна такая «резиновая», в хорошем смысле, шея.

И с детства я привык использовать любую возможность, чтобы разминать суставы, связки, позвоночки. Скажем, лифта ждёшь — и немножко «пританцовываешь», «вихляешь» на всех уровнях, отрабатываешь шарнирчики и сочленения.

Потом же — мне повезло, что я мало работал в офисе, а если и приходилось — то среди нормальных людей. Которых не шокирует, если немножко уделить внимания физкультурке. В действительности, у нас мало кого шокирует, если и тоби-уширо-маваши («вертушка» в прыжке) сделать, просто идя по коридору, просто от хорошего настроения. Мы — порой бываем порой немножко инфантильны.

Но люди, которым приходится много сидеть за рабочим столом, увлекаться, забывать о разминке для шеи — часто запускают её до неприличия.

Ладно пузо, это ещё полбеды (хотя таскать с собой лишний жир — тоже хорошего мало, и для кардиоваскулярки, и для суставов ног), но вот когда пережимаются артерии, питающие важные отделы мозга — это, как правильно говорит Шишонин, сразу «ахтунг», сразу сигнал на поднятие давления.

Медицина обычно пытается бороться именно с симптомом, собственно с повышенным давлением, а не с причиной.

Почему? Фармацевтический заговор?

Честно, не думаю. В конце концов, гипотензивные препараты не так уж и дорого стоят, чтобы их навязывать через «заговор».

Но просто — медицина, в целом, всегда была очень консервативна. Когда речь идёт о жизни и смерти людей — закономерно желание врача прикрыться инструкцией. «Вот, так было рекомендовано действовать — и я так действовал».

Какое-то новаторство в подобных делах, обкатка «новых» (или хорошо забытых старых) целительских технологий — требует от врача мужества на грани отчаянности. Вот он отступит от «книги», назначит лечебную физкультурку вместо препарата, а пациент возьмёт да и крякнет, когда там в хлам сосуды изношены, в любой момент аневризма лопнет. Да и поди проследи за пациентом, доведшим себя до такого состояния — будет он делать твою физкультурку или нет.

Если он прописанное лекарство не пил — это гистология покажет. Тогда, значит, не выполнял предписания врача — и сам дурак, а доктор умывает руки. Но вот с комплексами упражнений — всё не так очевидно (для суда и следствия). А родичи, надеясь сорвать компенсацию с клиники, — заявят, что вот именно от этих упражнений ему и поплохело.

И в принципе, все врачи говорят, что надо вести здоровый образ жизни, заниматься гимнастикой, не тянуть в рот всякую гадость (правда, «здоровое питание» — это на протяжении столетий непрекращающийся холивар, и каждый год какие-то «революционные открытия», а потом - «сенсационные закрытия»).

Но если пациент не соблюдал такие общие предписания, что, мол, больше двигайся — и для движения тонус в себе поддержишь, если запустил себя, и теперь обращается к доктору с просьбой «починить» - то, вообще-то, именно пациент ставит так вопрос, мол, дайте мне волшебную таблеточку, чтобы всё прошло (потому что мне лень и страшно самому над собой работать).

Ну а фармакология и медицина — предоставляют такую таблеточку (или букетик таблеточек), чтобы прошло то, что беспокоит именно сейчас — и на какое-то время.

Впрочем, «фарма-мед-конспирология» - это отдельная тема. Сейчас — не об этом.

Сейчас - об упражнениях доктора Шишонина, которые он столь любезно показывает на видео, чтобы удобно было повторять за ним.

И вот конкретно эти упражнения — да, работают. Проверено на людях, которых я лично знаю.

Вот однокашница одна жаловалась, что давление не падает ниже 160 на 100 (в сорок-то с небольшим лет). Бывает головокружение, особенно, на фоне и ранее проявлявшейся акрофобии: на мостах, на эскалаторах, даже на лестничной клетке — просто паническая атака, говорит, бывает. А самое хреновое — не может чашку чая отнести с кухни в комнату. Как возьмётся, говорит, - тоже приступ паники, что «сейчас расплескаю, сейчас пролью».

И сама она выразила предположение, что это чего-то психическое уже, что надо бы чердак проверить. Ну, творческая личность, сценарист криминального сериала — от этого может оно чуть-чуть накрениться. Хотя с наркотой давно подвязала (чего, конечно, не заподозришь, глядя серии по её сценариям).

Собственно, интересовалась у меня, как бы и где бы обследоваться — поделикатнее, чтобы точно утечки не было.

Вообще, когда человек способен допустить, что у него едет крыша — это означает, что он сохранил куда больше здравости, нежели в среднем по популяции. Да она серьёзно большая умница — но вот совсем себя запустила физически.

И я-то, конечно, не доктор — тем более, по телефону, - но, заверив, что в случае чего всё будет «как надо», всё же спросил, для начала: «А вот у тебя не бывает такого, что шею поворачиваешь — с утра, или после работы — и как будто скрипит или шуршит там чего-то, или голова начинает кружиться, или как будто «подсасывает» чего-то в голове?»

Ответ был позитивный (хотя что уж тут позитивного?) по всем пунктам, поэтому я порекомендовал попробовать эти упражнения Шишонина.

Я сталкивался уже с чем-то подобным у своих приятелей «цивилитиков», которые бесподобно умеют себя запускать и ушатывать в пухлых креслах, но прежде приходилось самому показывать наши «секретные» (и более универсальные) упражнения, а тут очень удобно, что как бы имеется целенаправленная, именно под остеохондроз заточенная «выжимка».

Что с подругой-однокашницей?

Ну, сразу, конечно, в воздушную гимнастку не превратилась. Но уже через неделю ежедневных сеансов — сказала, что прогресс существенный.

То есть, все совсем уж патологические патологии, вроде головокружения на железнодорожном мосту или боязни не донести кружку чая — это прошло практически сразу же.

Давление через неделю было 140 на 85 — что для неё очень низко. Уверяет, что и универе столько же было, что это «наследственное».

Ну да, наследственная интеллигенция, как упрутся в свои книжки — так давай кровь застаивать да шеи корёжить.

Возможно, дальше и ещё понизилось, поскольку девочка намерена была взяться за себя.

Это полгода назад где-то было — с тех пор созванивались, но как-то неловко всё же было спрашивать: «Ты как, человеком-то стала — или всё такая же полудохлая?»

Наверное, если отпала нужда проверять головку у психиатра — от перил моста и кружек чая не шарахается.

Возможно, это окажется для кого-то полезным соображением. Что если одолевает гипертония, лишний вес и решили побороть это дело физкультуркой — то вот сначала полезно убедиться, что не пережаты такие важные «мостики», как позвоночные артерии (ну и вены тоже).

Да, поясница — тоже важно.

Я вот сейчас сижу перед компом в лотосе (чтобы клавиатуру было на что положить) — ну и поигрываю сочленением корпуса и таза, насколько возможно, сидя в лотосе (но можно и в кресле).

Понятно, что стоя — можно «вертихвостить» гораздо свободнее и энергичней. Что и рекомендуется делать при любой возможности, когда вас не видят. Гибкость в теле — лишней не бывает. Да и развитие транспортной системы — не бывает чрезмерным.

Tags: здоровьичко, наука-много-гитик, психология
Subscribe

  • На смерть Филипа Эдинбургского

    Если жёнушка Гарри жалуется на некоторую «неполиткорректность» со стороны тестя, принца Чарльза — то лишь потому, что мало…

  • И животноводство...

    За пулькой зашла речь о перспективах российского индустриального развития (употребим именно это слово, из дежурного сострадания) — и виконт…

  • Занятная особенность безо всяких холиваров

    Хоть я и олигарх («планетарх»), как известно моим постоянным читателям, но люблю порой делать что-то такое незамысловатое, но полезное…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments