artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Россия. Экономическое и политическое будущее.

Было время, когда деньги представляли собой просто кусочек золота или серебра. Это металлы достаточно редкие и притом красивые, а потому они оказались вполне пригодны на роль универсального платёжного эквивалента.
В этой ситуации монета одного государства, что бы там ни было на ней отчеканено, учитывалась в другом государстве просто как она есть, как кусок золота, сообразно его массе, чистоте и цене на золото в этом государстве. При этом, совершенно плевать было, что из себя представляет правитель, отчеканивший эту монету. Она была самоценна.
Но, конечно, одного кусочка всегда мало, и такой способ формирования национальной валюты имел некоторые недостатки, поэтому уже в древние времена продвинутые государства переходили от чисто золотого стандарта – к золотодевизному. То есть, вместо непосредственной чеканки монет из благородных металлов, имеющих собственную цену, адекватную номиналу, деньги стали делать из всякого шлака как «символы» того золота, которое хранится в казне. И государство клялось, что способно обеспечить своим золотом весь тот нал, который навыпускало.
Естественно, при таком подходе ключевым фактором надёжности валюты сделалась политическая благонадёжность тех, кто её выпускает. Это сделалось вопросом доверия к ним: могут ли они реально обеспечить весь тот шлак, который забросили в оборот, теми неподдельными активами, которыми располагают. А то ведь очень часто оказывалось, что правители малешко превышали своё эмиссионное право и чеканили меди (или печатали бумаги) в разы и в десятки раз больше, чем имели под это золото. А врали, будто бы всё обеспечено.


Сейчас вот многие говорят: надо вернуться к золотому стандарту, как это было в девятнадцатом веке, и валюты снова станут надёжны. Но надо понимать: и в девятнадцатом веке существовал не в чистом виде золотой стандарт, а золотодевизный. Поскольку подавляющее большинство денег в обороте – представляли собой не золотые монеты, а бумажки, на которых просто написано, что она стоит столько-то граммов золота. И реальная ценность этой надписи – определялась тем, насколько можно верить казначейству, гарантирующему этот золотой курс.

Впрочем, в современном мире экономика стала слишком сложна, а благородные металлы из абстрактных неподдельных ценностей превратились во вполне конкретное промышленное сырьё, поэтому золотое обеспечение валют оказалось и слишком однобоким, и слишком примитивным. Обеспечение валют – стало в гораздо большей степени зависеть от состояния политики и экономики в целом, а не от того, посчастливиться ли кому отрыть новую золотую жилу.

Но что никуда не исчезло как определяющий фактор ценности валюты – так это доверие к её эмитенту (которым выступает государство). Его имидж как добропорядочного субъекта, не склонного к обману (во всяком случае, не к слишком наглому обману, поскольку т.н. «инфляция» - это мухлёж с превышением эмиссионного права в любом случае).

А теперь вопрос: чего стоит валюта государства, которое гарантировало территориальную целостность соседнего «братского», а потом, воспользовавшись его трудным положением, вторглось в него, оттяпало у него часть территории, при этом врало, будто бы вовсе и не вторгалось, а потом признало, что врало об этом, но заявило, что не видит ничего плохого в таком вранье?

Правильный ответ: валюта такого государства не стоит вообще ничего. Это просто пыль. Если оно позволяет таким образом вести себя по отношению к другим государствам и к своим международным обязательствам – нет никаких причин думать, что с частной собственностью под своей юрисдикцией оно будет обращаться сколько-нибудь более уважительно. По сути, это вообще не государство получается, а сборище жулья и отморозков, чьему слову цена не копейка даже – а полный ноль. И что бы они ни говорили о состоянии тех же своих золотовалютных резервов – веры нет никакой, потому что про этих известно: соврут и глазом не моргнут. Тем более, что в анамнезе этого государства (тогда – под другим брендом) уже было, всего четверть века назад, когда оно поймано оказалось на многократном завышении сведений о своих резервах, чтобы выклянчивать кредиты, а на поверку оказалось, что казна давно разворована.

Соответственно, все усилия по восстановлению российской политической и экономической репутации, предпринимавшиеся последние двадцать лет, оказались абсолютно перечёркнуты и похерены в феврале-марте этого года, когда Россия, в нарушение всех своих обязательств и прежних заявлений, напала на Украину и аннексировала Крым (как бы всякого рода фокусники ни пытались играть словами, изображая, будто это не так – но кого они пытаются обмануть?) Де факто российская государственность оказалась похоронена ровно в тот момент, равно как и национальная валюта. Теперь – это просто пыль, которая пока ещё витает в воздухе, но всем ясно, что она осядет и не будет стоить ничего. Такова – среднесрочная перспектива (год-два), хотя в долгосрочной я всё-таки надеюсь на возрождение России в совершенно ином качестве, где нам придётся очень постараться убедить мир, что мы отказались не только от советских безумных проектов, но и от московитских понтов, и теперь действительно готовы к нормальному, достойному сотрудничеству с другими нациями-корпорациями, и что больше у нас к власти никогда не придёт дешёвая гопня из подворотни, умеющая только топырить пальцы, кидать и разводить (да и то – хреново умеющая).

Но пока у власти именно такая дешёвая гопня, к тому же раскрывшая себя во всей «красе» (а то ведь были надежды, что они ума набрались) – естественно, никакая экономика невозможна на этой территории, и никакая валюта, подконтрольная этой гопне, ничего не стоит. Это очевидно всякому мало-мальски вменяемому инвестору (а они обычно вменяемые люди: идиоты в таких делах долго не живут). Санкции, налагаемые на Россию – это так, рябь на воде. Политическое фэ и констатация того и без них очевидного факта, что дела с Россией иметь нельзя (очевидного – после крымской истории).

Но некоторые всё равно продолжают иметь дело, вступают в какие-то совместные проекты и даже покупают рубли? Естественно. Точно так же, как скупали и билеты ООО «МММ». Только это всё – игра «в короткую», надежда поучаствовать в том грандиозном дерибане нацактивов, который сейчас запустили Кремлёвские, и кинуть их точно так же, как они кинули всех прочих своих контрагентов (вернее, возомнили, что могут кинуть – но это просто не их размерчик, эти игры – не для дворовой гопни, чтобы она там имела шансы преуспеть).

Да, важный момент для понимания. Многие говорят, будто Кремль учудил эту крымскую авантюру (и всё последующее), чтобы ввергнуть Россию в изоляцию, в кольцо врагов, и укрепить свою власть, завинтить гайки на северокорейский манер.

Неа. Всё ещё хуже. Они – не собираются укрепляться и оставаться надолго в этой холодной и глупой стране. Они её ненавидят, для начала, по старой привычке детишек советской номенклатурной элиты. Они её потихоньку разворовывали все эти годы, а когда это стало слишком очевидно, когда их в открытую стали называть «жуликами и ворами» - они просто устроили грандиозный шухер, чтобы под шумок дожрать остатки (что сейчас происходит) и свалить с кэшем. Вот и вся «геополитика», вот и весь «план Путина». Сам он, правда, думаю, всё же слишком гордый человек (несмотря ни на что), чтобы поступить как Янукович. Поэтому, думаю, он решил умереть героем, объединителем земель русских типа «ну не шмогла я», и то ли знает, что смертельно болен, то ли ждёт, когда его ликвидируют. Прочие – вполне ровня Януковичу, а никакие не политики и не бизнесмены. И они не рассчитывают удержаться здесь. Не до такой степени они идиоты, всё же (ключевые фигуры, во всяком случае). Они рассчитывают именно хапнуть, свалить, и послать этот тупой маниакальный народ далеко-далеко, харкнуть ему в его дебильную рожу так смачно, как только можно. Что ж, это будет полезно для народа. Авось, перестанет изобретать себе каких-то «отцов-радетелей», которые его любят и заботятся о нём. Ну да то – вопрос метаморфозы национального менталитета, а мы сейчас - про экономику.

И вот хотя принципиально с российской экономикой всё понятно (что её просто не может быть при таком режиме и вкладываться сюда в долгую – самоубийство), но «в короткую», спекулятивно – естественно, люди играют и на рубле, и на прочих российских бумагах. Потому что так устроен фондовый и валютный рынок. Ты можешь прекрасно знать, что бумага не обеспечена абсолютно ничем и выпущена жуликами, которые вкручивают мозги инвесторам, надеясь их кинуть, но, пока этот инструмент играется, пока он «пляшет» - будешь его играть.

Замечу, на райхсмарке – тоже играли на биржах вплоть до мая сорок пятого, хотя конец был «немножко предсказуем» уже в сорок третьем. Почему? А потому, что происходили какие-то события в военно-политической сфере, которые могли быть толчком вверх или вниз, и пусть они никак не влияли на конечный исход, - но могли использоваться для игры.

С рублём – ровно та же история. Пока происходят какие-то события, которые можно считать («назначить») важными для биржевой игры – спекулянты будут реагировать на них. Владимир Владимирович встретился с Петром Алексеевичем? Прекрасно! Рубль идёт вверх. Они не достигли договорённости? Прекрасно! Рубль идёт вниз. Но так – немножко проседает.
Это, как я писал уже, похоже и на ставки в футбольном тотализаторе. Никто не верит, что какой-нибудь Алжир станет чемпионом мира. Никто и не ставит на это. Ибо вероятность – практически нулевая. Но вот в каждой конкретной встрече Алжира даже с очень сильными командами – его шанс победить отличен от нуля, поэтому на него ставят. Ну то есть, глупо ставить на монетку, что она тысячу раз подряд упадёт орлом. Но что три раза подряд – поставить можно. И на каждый последующий раз – поставить можно. Причём, в такой короткой игре, когда там задействовано много спекулянтов, на их ставки может влиять что угодно. «О, орёл в небе пролетел – значит, на него и ставим». Они понимают, что это чушь – но это именно игра в прогноз, а не сам по себе прогноз. И если знаешь, что сейчас много людей сыграют на повышение, поскольку «орёл в небе – добрый знак» – сам тоже сыграешь. Даже если понимаешь, что в стратегическом плане это полное фуфло, этот инструмент.

И я предсказывал, что как только ситуация на Донбассе более-менее стабилизируется, как только исчезнет почва для этой игры «в короткую» на «добрых и плохих знаках» - рубль пойдёт вниз КАМНЕМ, устремляясь к своей истинной ценности (которая нулевая в руках у правительства, врущего напропалую и не стесняющегося).

Понимают это и Кремлёвские – поэтому и прилагают такие усилия, чтобы не дать там ситуации стабилизироваться, чтобы создавать там всё новые инфоповоды. Но сейчас замаячила перспектива уже открытого столкновения с НАТО, а это уже физически самоубийственно для них (после этого они уже нигде не скроются) – поэтому приходится прикрывать лавочку. А это означает и конец игры на рубле и российских акциях.

Что дальше? Ну, хотя в России сейчас нет условий для нормального развития экономики, тем не менее, голода-то поначалу не будет. Тем не менее, я надеюсь, что если мой читатель не конченый дебил и живёт в России – он УЖЕ перевёл значительную часть своих сбережений в баксы или евро, снял со счёта и припрятал в виде наличности. Я намекал в марте на то, что это рекомендуется сделать, но не призывал открытым текстом, поскольку не хотел всё-таки подрывать отечественную финансовую систему, не давая ей ни единого шанса. Я и сам сохранял рублёвый оборот своих бизнесов в России до последнего, и только сейчас вернулся к контрактной формуле девяностых «столько-то долларов в рублях по курсу ЦБ на день выплаты» или к чисто баксовым расчётам (потому что уже менты отказываются брать рубли за свои услуги).

Ещё рекомендую вспомнить «шестисоточные» навыки тем, кто их имел при Совдепе – или приобрести их. В принципе, с минимальными усилиями, с ручным инструментом, на шести сотках довольно посредственной земли можно вырастить столько картошки и топинамбура (а на нём – и пару свинтусов), что на год семье хватит.

Но, конечно, мало иметь валюту в загашнике и продовольственную базу. Надо ещё иметь возможность их защитить. От кого? Увидите скоро! Но, думаю, догадываетесь. Поэтому – конечно, надо запасаться оружием, как легальным, так и любым, каким удастся разжиться. Поверьте, менты и сейчас в жизни никогда не докопаются до калаша, лежащего у вас на дачном чердаке (если вы, конечно, трезвонить о нём не будете), а скоро – они будут очень рады тому, что у вас есть этот калаш.

Социально-гуманитарной катастрофы в ближайшем будущем, впрочем, не предвидится. Да, рубль упадёт камнем, как было сказано, - но это мы уже проходили и сравнительно безболезненно.
Что будет иметь более значимые последствия для политической стабильности – так это ограничение импорта (а они вынуждены это делать, потому что у них тупо кончается валюта).
Видите ли, народная психология (особенно российская) так устроена, что люди довольно спокойно могут терпеть действительно значимые тяготы и невзгоды. Ибо это – практически подвиг, питаться буханкой чёрного хлеба в день, но самоотверженно работать на благо нации, будущих поколений, победы каких-то великих идей. Можно собой гордиться.
Но вот что переносится гораздо хуже (особенно в России) – так это УМЕРЕННЫЙ дискомфорт, не имеющий какого-то очевидного обоснования.
Голодать ради победы нации в великой битве – это всегда пожалуйста.
Отказаться от пармезана, чтобы депутат Железняк мог оплатить обучение своих дочек в Англии, с которой у нас «великая битва»? Ага, хуй!

Если вдуматься, то ведь по среднемировым меркам уровень жизни в СССР в середине восьмидесятых был вполне приличным. Ну, лучше всё-таки, чем в Нигерии. А по меркам батрака начала века – коммунизм таки наступил.
Но именно на фоне этого более-менее сносного уровня жизни – утратили своё действие идеологические подпорки режима и особенно остро стало ощущаться раздражения от ограничения доступа к «излишествам».
«Вы говорите, что мне не нужен пармезан и кассетный магнитофон, чтобы бабушка Матрёна имела свой кусок хлеба с маслом? Да пошла нахуй ваша бабубшка Матрёна с вами вместе, уроды!»
Когда люди кругом действительно голодают – можно обосновать «купирование повышенных потребностей». Типа, на совести и гражданской солидарности сыграть. Но когда всё более-менее благополучно, и никто не голодает, - власти очень трудно обосновать идеи вроде «пармезан не для вас, а импортная аппаратура – только в «Берёзках». Это начинает восприниматься как унизительное и возмутительное шулерство (каковым, в общем-то, и является). И поддержка власти – теряется так быстро, что оглянуться не успеешь, голова закружится. Особенно – в России. Мы это уж столько раз проходили в своей истории, что многие недоумевают: чего, Кремлёвские этого не понимают? На что они рассчитывают?

Повторю: ни на что. Пользуясь словами поэта: «Нагадить и съебаться прочь». Нет у них никакой стратегии развития России, нет у них никаких притязаний на сохранение своего режима сколько-нибудь долго (сейчас уже счёт на месяцы идёт, даже не на годы).
Всё, что они делают на политическом фронте, все эти дурацкие законы против «крамолы» - это всё как бы понарошку. Демонстрация, декорация, фикция. Они понимают, что у них просто и ресурсов нет на то, чтобы настоящую диктатуру в стране водворить. В отличие от большевиков, у них нет и не предвидится «идейных» бойцов, способных её реализовать на практике. Что есть – множество циничных мерзавцев, усвоивших, что в этой жизни всё решают бабки, а прочее не имеет значение, и они готовы работать на кого угодно – но пока у него есть бабки. А это немножко не тот материал, из которого можно было бы вылепить монолитный тоталитарный режим. Кишка тонка, ручонки коротки. И они это понимают (ну, у кого хоть какие-то мозги есть). Как и в позднем Совке, чекисты сейчас винтят «диссидентов» не столько для того, чтобы репрессировать, а для того, чтобы познакомиться, думая о своём будущем (ну вот как Бобков, скажем). Поэтому я и говорю, что Путинщина – это всё больше пародия на фашизм, а не собственно фашизм. Буффонада, фарс.

Главная веселуха, конечно, начнётся, когда этот карточный домик «вертикали власти» посыплется к чертям, а ключевые фигуры свалят, пока их не растерзали толпы благодарного народа. На этот период вам, любезный читатель, и понадобится собственное производство картошки и «пулемёт на крыше консерватории».

Ну а потом всё образуется и, надеюсь, без развала страны (хотя этот крысёныш заложил очень мощную мину под отвал Сибири в сферу китайского влияния). Россия, надеюсь, окончательно излечится от своих параноидальных психозов, как и от бреда чрезмерно раздутого величия, утратит самое потребность в подобных маниях, и станет такой страной, про которую необязательно будет говорить: «Я, конечно, презираю своё Отечество с головы до ног». Во всяком случае – без «конечно».

P-s.: Мне могут возразить: "Но что, если Кремлёвским удастся ввергнуть народ в истинную нищету и заставить гордиться своим самоотверженным противостоянием мировой закулисе за корочку чёрного хлеба?"
Неа, не удастся. Они слишком бездарны даже для такой задачи. Они проваливали всё, за что брались, и комедия в том, что сами они высшим своим достижением считают то, что не окончательно разворовали бюджет Олимпиады и всё-таки провели её. При этом, они далеко не так отморожены, как большевики или чучхеисты. У них просто нет ни воли, ни силы для настоящего террора, способного обрушить хозяйство и погрузить народ в нищету. Максимум, чего они добьются, пытаясь душить экономику - новый расцвет торговой мафии, чёрного рынка и контрабанды, как при позднем Союзе. С тем же результатом.
А когда диктатура не может лишить народ хлеба, но порывается лишить фуа-гра на бутерброд - она обречена.
Tags: Россия, политика, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments