artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Финальные предлоги в английском: следствия, причины, выводы

Я рассказывал не раз, что учился в очень хорошей, по советским временам, английской спецшколе, но в действительности мне там особо нечего было делать на языковых уроках благодаря Бате, который у меня профессор филологии, большой спец по современной англобуржуйской литературе — ну и меня добротно поднатаскал ещё до школы.

Порою же — приходилось удивляться некоторым вещам в школьном английском.

«From where are you?” - так разве говорят? Всё-таки - «Where are you from?

Учительница (очень толковая) вздыхала: «Я сама не уверена, что так говорят, но, вроде бы, считается, что так можно, From where are you. Поэтому — пока будем говорить хоть так. Оно как-то привычней. А Where are you fromслишком «революционно» для русского слуха».

В действительности, мне сложно судить советских преподавателей за такой странноватый, половинчатый подход к изучению языка — поскольку спровоцирован он был родными британскими грамматическими пособиями.

Которые, где-то века с семнадцатого, вдруг принялись настаивать, что заканчивать фразу предлогом — дурной стиль, что от этого желательно избавляться. И некоторые чудаки — пытались продвигать эту мысль вплоть до середины двадцатого века.

В окололингвистических кругах существует даже анекдот, что будто бы слишком педантичный ассистент как-то отредактировал речь Черчиля таким образом, чтобы избавить её от концевых предлогов, загнать их внутрь предложений. На что Черчилль будто бы начертал саркастическую рецензию: This is the kind of arrant pedantry up with which I will not put. На русском сложно передать нюанс, но, поверьте, по-английски это звучит вызывающе ненатурально, попросту уродски. Хотя — будто бы правильно. Если, конечно, считать недопустимость концевых предлогов — правилом, а не отвязной фантазией сбрендивших латинистов, дорвавшихся до регуляторства английской грамматики.

Естественно, как и во многих случаях с цитатами Черчиля, исследователям вопроса не удалось найти ни единого подтверждения, что с ним действительно был такой случай, что он действительно вынужден был написать или сказать нечто подобное.

Но можно полагать, что если бы Черчилю действительно достался ассистент-маразматик, который бы задался маниакальной целью убрать с концов фраз предлоги — то старик Уинстон действительно бы отреагировал неким подобным образом.

Ибо предлоги на конце фраз — это давняя и совершенно естественная черта английского языка, дорогая любому, кто его чувствует. Когда предлог и идущее за ним существительное разрываются — и фраза как бы выворачивается наизнанку, выпячиваясь рельефным «пузырём».

Вот можно сказать Nobody wants to mess with him («Никто не хочет связываться с ним»), а можно — He's not a person you'd like to mess with. “Он не такой человек, с которым захочешь связываться» (Хотя буквально - «который захочешь связывать с»).

И вот в таких сложноподчинённых оборотах (где подразумевается «который», «что») и в вопросах — это очень естественное, а порою и единственно возможное грамматическое решение в английском (во всяком случае, другие решения — будут неоправданно «мозголомными»).

Но нельзя отрицать, что это довольно оригинальное решение — размыкать предлог с существительным, выворачивать всю конструкцию наизнанку, так, чтобы фраза завершалась предлогом.

Не могу быть уверенным, но, насколько мне известно, больше такой фишки нет нигде в других индоевропейских.

Хотя в русском — можно привести в качестве близкого аналога шуточные конструкции вроде «не пьянства окаянного ради, а токма здоровья для». Юмористический эффект порождается здесь отсылкой к той архаике, в которой не только «ради», но и «для» бывало наречием, а не исключительно предлогом, и потому могло идти за существительным. И никто не утверждает, что это нормальный, рутинный способ строительства фраз в современном русском.

А в английском — да. Более чем рутинный, более чем нормальный.

И вот меня не так давно спросили, как так, собственно, получилось, как английский дошёл до жизни такой, что идея выносить предлог в конец фразы стала нормальной и естественной. Ведь казалось бы, предлог — он на то и предлог, чтобы идти перед словом, в которое тычет.

Но, вероятно, некоторые девиации, отклонения от стандартной индоевропейской логики — начались уже в ранний палеогерманский период. Когда решено было (на бог весть каком межплеменном лингвистическом конгрессе), что отрицательная частица может идти после(!) глагола, который «негатирует».

С тех пор и в немецком nicht идёт после глагола (первой части предиката), и в английском notтак же.

Можно сказать I don't fear you, можно сказать несколько старомоднее I fear thee not, но вот I not fear youбудет звучать ненатурально для любого английского диалекта, любого времени. Отрицательная частица — всегда после глагола, а не перед, как в славянских и романских языках.

Когда же язык привык ставить хоть каких-то лошадок позади телеги — развитие дальнейших причуд уже лишь дело времени. Были бы основания — и они у английского были.

Я писал об этом не раз, и это просто общее место в англознании, что данный язык был настолько сильно покорёжен столкновением германского и романского ядер после Нормандского завоевания, что староанглийский был фактически уничтожен, а среднеанглийский, прообраз современного инглиша — можно считать практически «креольским» языком. То есть, вновь созданным в результате слияния грамматических и лексических элементов двух родительских языков.

При этом, примерно три века, с битвы при Гастингсе в 1066 до Столетней войны, английский был в полнейшем культурном загоне на Альбионщине.

Нормандская знать говорила на французском, духовенство — на латыни, а на чём говорят англосаксонские простолюдины — всем было плевать до той поры, пока не обнаружилось вдруг, что британские длиннолучники как-то длиннолучше» поражают цели, если указывать их на понятном им языке. После Азенкура это стало очевидно — и английский язык получил второй шанс, второе рождение.

Но при этом, даже и без Нормандского завоевания, он всегда был подвержен довольно сильной диалектной мозаичности. Долгое время существовали разные англосаксонские королевства, потом долгое время на севере существовала Область Датского Права, где очень сильное влияние оказали викинги. Та ещё сборная солянка (которая, конечно, ещё вдвое разбухла, когда нахлынул вал романизмов из старофранцузского языка новоявленной аристократической элиты).

Но поскольку хозяйственная жизнь, экономическое взаимодействие на Альбионе продолжались как до Вильгельма Завоевателя, так и после, и всякие купцы-крестьяне общались всё же на английском — происходила его естественная унификация через максимальное упрощение грамматики и морфологии.

Суффиксы и окончания — отлетали только в путь. Оставались только ядрышки слов, способных становиться в предложении какой угодно частью речи — но такая простота требовала всё же некоторых уточнений.

И так в английском, наряду с прочими, возникло явление, называемое «фразальным глаголом».

Оно очень близко по сути к тому, как в русском смысл глаголов меняется приставками, «подойти, отойти, выйти», но только в английском уточняющее словечко может идти не перед глаголом, а после. «Go out, come in, go on”.

Как именно называть эти словечки, родственные предлогам/приставкам, но идущие после глагола – вопрос технический. Можно - «послелогами». А можно считать, что в данном случае они, по сути, близки к наречиям.

Вот away в go awayэто однозначно наречие. «Прочь». А чем будет out в go out? Можно сказать, что это предлог «из», а можно — что наречие «вон». В аналитическом языке — запросто может быть одним словом.

Суть же в том, что весьма скоро (к Чосеровским временам — так точно) для английского сделались очень привычны фразальные глаголы, где общий смысл корректируется прибавлением не «приставки», а «прицепки» в виде «как бы предлога, но только послелога».

Почему это стало привычным в английском? А потому, что это удобно на самом деле — сначала выпалить глагольный корень, а потом подкорректировать его, прицепляя уточняющие словечки. Так лучше воспринимается на слух, особенно, когда уже «вот за тем холмом» у тебя живут люди с другим говором — но торговать с ними надо.

Почему другие языки не пошли по тому же пути, «прицепок» к глаголам?

А там всё не так просто, когда сохраняются суффиксы да окончания специфических глагольных форм. Может, напротив, получиться громоздко и невразумительно. Удобнее — спереди приставкой присобачить.

Но в английском, где вся эта шелуха поотлетала, включая даже окончания инфинитивов, когда германское -en схлестнулось с французским -er, корни обнажились в достаточной мере, чтобы цеплять к ним уточняющие словечки не только спереди, но и сзади.

И так получилось, что для английского в принципе оказалась естественной ситуация, когда фраза заканчивается «предлогом». Если это «послелог», «прицепка» фразального глагола.

I don't want it to go on. “Я не хочу, чтобы это продолжалось», но буквально - «это длилось на».

Please, speak out. “Пожалуйста, высказывайтесь», но буквально - «сказывайте вы» (к слову, русская приставка «вы» и английское «out” - это когнаты, родственные сущности; что, конечно, на первый взгляд бросается в глаза не больше, чем родство «выдры» и «otter”).

Ну а при таких делах — уже один шажок к тому, чтобы начать выносить в конец фразы и предлоги от существительных, а не только приставки глаголов, сооружая для данной фразы этакую чёткую, выпуклую упаковочку.

There is nothing to talk about.

We should know what are dealing with.

Это удобно, рельефно — а в речи подчёркивается и интонационно, и этот финальный «типа, предлог» как бы сигнализирует, что оборот состоялся, завершён смысловой блок.

Таким образом, ответ на вопрос «Почему в английском получили распространения концевые предлоги?» - вероятно, таков, что «Английский мог себе это позволить, когда раздолбанная на полях близ Гастингса морфология обнажила словесные корни для нестандартных, в чём-то даже девиантных, но многообещающих экспериментов со словесными совокуплениями».

А если поумничать, то можно сказать, что на примере английского мы, возможно, наблюдаем, как рывок от синтетического языка (каким был праиндоевропейский) в сторону аналитичности, под сильными деформирующими воздействиями, создаёт предпосылки для агглютинации. То есть, для приклеивания к корню многочисленных как бы суффиксов, уточняющих значение фразы.

Среди индоевропейских — нет на данный момент агглютинативных языков (но зато таковы — все тюркские, а в какой-то мере и японский).

Но можно считать, что вот это выстраивание послелогов в английском — первый шаг к агглютинативности. И есть теория, что синтетичность, аналитичность, агглютинативность — фазы естественного цикла, которые проходятся языком тысяч за пятнадцать лет. Хотя, конечно, это неточно.

Что точно — язык, прошедший эти фазы за пятнадцать тысяч лет, вряд ли можно считать одним и тем же языком.

Однако же тот английский, который мы видим у Шекспира и даже у Чосера — он вполне схож с современным английским (причём, многие фишки из «Кентерберийских баек» - проявляются в британских простонародных говорах и, через них, в афро-американском «ибонике», хотя подавлены в «нормативных» вариантах современного английского).

Ну и там вот видно, как убираются глагольные окончания, создаются предпосылки для использования «прицепок», что и происходит (у Чосера ещё редко, у Шекспира — сплошь и рядом фразальные глаголы), а далее — уже и предлог из-под существительного может выворачиваться и утягиваться в конец фразы. Чтобы «подвязать», обособить некий оборот.

И всё бы это было, наверное, маловероятно в языке, где сохраняются личные и инфинитивные окончания глаголов (а хоть в каком-то виде — они есть даже в романских языках, тоже здорово покоцанных всякими варварами, тоже здорово шагнувших в сторону аналитичности — но всё же далеко не так, как английский.

В английском они, эти окончания, редуцировались — поэтому появилась возможность вместо «приставок» использовать «прицепки» - а это просто удобная(!) возможность.

Tags: инглиш, история, лингвистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments