artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Ещё раз о школьном насилии

Коснулся давеча темы неравенства зарплат вообще и у школьных учителей в частности. А тут ещё наткнулся у одного блогера на анонс его книжки про то, как полностью переменить замшелую и косную систему школьного образования, чтобы каждый ребёнок мог максимально раскрыть свой потенциал во имя светлого будущего всего человечества. Как это сделать, полностью исключив принуждение и насилие в школе вообще.

Насколько понимаю, этот блогер, хотя читал лекции по мотивации креативности для офисных служащих — в действительности не имеет опыта создания собственных школьных учреждений.

Я — имею, будучи одним из родоначальников и сопредседателем попечительского совета Корпоративной Школы для младших родичей сотрудников. Да и моя рабовладельческая Калужская Плантация — в действительно тоже образовательное учреждение. Sort of. Когда хочешь подороже перепродать невольничков Микки Маусу в Низовья Реки — приходится проводить их довольно качественную предпродажную подготовку. Учить языку и ремёслам (программирование, анимация, whatever).

Ну и когда мы, с коллегами, обсуждали очертания будущей школы для наших исчадий — сразу встал вопрос об отношении к силовым разборкам детворы.

Были ребята, которые высказывались за нулевую терпимость к насилию. Мол, в школу приходят учиться, а не бить друг другу морды.

Я возражал: «Школа крадёт слишком много детства. Если не в ней — то где ещё дети смогут бить друг другу морды?»

Мне возражали: «Возможно, нигде? Ты уверен, что это вообще обязательная часть становления цивилизованной высокоразвитой личности, мордобой?»

Честно говоря — да. Вернее, я допускаю существование людей, которые настолько поглощены какими-то интеллектуальными или творческими задачами, будучи гениями, что им, возможно, и никакой мордобой не нужен.

Но в целом — человеку нужно уметь применять насилие, очень хорошо понимать, что это такое, уметь себя контролировать в процессе и уметь держать удар самому, во всех смыслах. Не сказать, что только лишь означенные умения делают человека человеком — но их редукция делает его «элоем» (это из Уэллса, эльфоподобные изнеженные прекрасные дегенераты, позволявшие по ночам похищать себя и жрать подземным морлокам).

Всё равно может наступить момент, когда и самый миролюбивый, самый благодушный человек сорвётся, разъярится, пустит в ход кулаки. Но горе, если он не имеет опыта в этом. Чуть-чуть перестарается по запальчивости — и угробит какого-нибудь придурка, которому достаточно было просто нос набок положить, и сам, глядишь, в тюрягу сядет.

Насилие — слишком важный аспект межчеловеческого общения, чтобы допускать запальчивость и вообще нервозность в его применении. Нет, нужно стремиться к тому, чтобы применять его совершенно хладнокровно и продуманно.

Моим коллегам, конечно, без нужды было высказывать эти соображения, поэтому я сказал просто: «Ребят, давайте не будем всё же перегибать палку. Давайте не будем требовать от школьного класса, чтобы он был чем-то вроде разведдиверсионной группы, где все кулаки уже давно утомились вышибать по кабакам зубы и сворачивать носы, где люди мирно и дружно работают, перерезая глотки противнику за линией фронта. Нет, детям — нужно всё-таки как-то притереться друг к другу, как-то преодолеть взаимную неприязнь, которая неизбежно возникает, когда их набивают в класс и заставляют терпеть общество друг друга. Лишать их возможности драться — было бы совсем уж жестоко. Boys will be boys and, moreover, should be».

Но мы решили, что, хотя несуразно вводить нулевую терпимость к дракам — полезно всё-таки установить нулевую терпимость к спонтанным дебошам. То есть, к необузданной агрессии, коя подобает лишь животным и дикарям.

Джентльмены — так себя не ведут. Они — не набрасываются на людей с кулаками, едва заслышав какие-то обидные слова.

Они могут вообще не вестись на слова, ибо это — лишь колебание воздуха.

И мы потрудились над уроками оскорбления в рамках курса этики в начальных классах, где детишки просто разбиваются на пары и соревнуются во взаимном обзывательстве.

Когда это становится учебной обязанностью — это перестаёт быть прикольным. Да и навыки словесного бретёрства оттачиваются так, что уже никакая ругань всерьёз не зацепит.

Что же до физического насилия, то, для начала, детей наставляют (в семье, прежде всего), что если на тебя кто-то наезжает, прессует — ты вовсе не обязан это терпеть. Это как если ты приходишь в магазин — а к тебе пристаёт какая-то гопня. Ты просто подзовёшь охрану — и она разберётся. То же — и в школе. Никакого «стукачества», «доносительства» и прочего бреда. Ты получаешь образовательные услуги, они оплачены, как и твоя безопасность.

Другое дело, что иногда может быть интереснее(!) разобраться самому. И это — тоже твоё право.

Но джентльмены — делают это культурно. На заднем дворе на перемене в присутствии секундантов (и, обычно, хотя бы одного охранника, которые все очень хорошие, опытные профи). Или же — в спортзале на татами, после занятий, если будет свободно.

И, естественно, даже в варианте «на заднем дворе на переменке» - кровь уже остынет, уже никто никого не хочет убивать или калечить.

Вообще же, вопреки расхожему мнению, всякие «смертельные» единоборства — появлялись и развивались не как искусство наносить увечья, а как искусство НЕ наносить увечий. Ну, чтобы бои не заканчивались слишком быстро, как и карьеры атлетов — чтобы зрителям было, на что посмотреть.

Ибо сама-то по себе концепция причинения ущерба одними приматами другим приматам — очень проста и вполне раскрыта во вступительной сцене «Космической Одиссеи» Кубрика. Палки, камни — работает идеально и смертоносно даже в неопытных руках.

Но задача всякого бокса, карате, муайтая и даже какого-нибудь панкратеона — чтобы это НЕ было смертоносным. Поэтому во всех единоборствах — учат прежде всего тому, куда бить/давить нельзя(!), чтобы твой спарринг-партнёр не кончился слишком быстро.

Ну и хотя физра в нашей школе не является обязательным предметом, созданы все условия для очень качественных занятий, которые, в основном, строятся именно вокруг боевой подготовки. Нет, понятно, что есть бассейн, и теннисные корты, и для паркура очень неплохое оснащение, но главный упор — всё-таки на прикладном умении «постоять за себя, но так, чтобы тот парень не полежал за тебя до трупного окоченения». То есть, применять силу эффективно, сдержанно — и с умом.

И вот что характерно, уже годам к двенадцати наши детишки — представляют из себя весьма такие опасные боевые машины. Запросто ломают с наскока сосновые брёвнышки — и голяшка там же будет. Запросто вбивают манекенам адамово яблоко ребром ладони.

При этом, время от времени — они приглашают друг друга на задний двор, но за всё время — ни одной сколько-нибудь серьёзной травмы. Даже если очень сильно повздорили, так ненавижу, что кушать не могу — и один другому хорошо накидал, отправил в нокаут — так обязательно подхватит в падении, подстрахует на автомате, не даст шмякнуться башкой о какой-нибудь камень.

Но как правило, эти драки — больше напоминают именно дуэли чести, чтобы показать, что не зассал, как в мушкетёрские времена (ну, надеюсь, понятно, что если б на всех тогдашних дуэлях имели место проникающие полостные ранения далеко не стерильным клинком — французское дворянство кончилось куда раньше Революции? Как правило — дуэль кончалась либо разоружением, либо приставлением острия к горлу).

Иногда же — это бывало просто валяние дурака, у наших детишек.

Помню, когда мой Лёшка и его ближайший дружок Кешка были во втором классе — они порядком напугали педсостав, устраивая показные драки и выкладывая ролики в школьную сеть. Изображали недетское остервенение и порой могли действительно расквасить друг дружке нос или разбить губу. В восемь лет — всё-таки трудно бывает полностью контролировать уширо-маваши (вертушку) в голову.

Мы с Кешиным папой отсмотрели эти записи, успокоили учителей, мол, не волнуйтесь, они играют — но всё-таки и со своими отпрысками провели воспитательные беседы, мол, давайте, вы не будете расплёскивать свои юные и неокрепшие мозги по объективу камеры ради дешёвой популярности.

Тем не менее, задатки видеоблогерства — у этих двух корешков уже тогда проглядывали.

И так или иначе, я нахожу в целом полезным, чтобы дети иногда схлёстывались друг с другом, имея шанс как победить, так и проиграть. Физически ощутимо проиграть.

Это касается и драк, и, скажем, карточных игр. Хоть на какой-то интерес. Физически ощутимый интерес — физически ощутимый проигрыш. На щелбаны, хотя бы, на колодой по мизинцу, в экстремальном варианте — некоторые наши детишки играют на удары шокером, и с ними тоже приходилось проводить разъяснительную беседу, что это может быть небезопасно для здоровья, объяснить, какие места лучше не трогать.

Но в целом, вот думается порой, что очень многие проблемы этого мира (в целом прекрасного и удивительного) — от того, что многие люди так и не имели шанса повзрослеть.

Они так и пребывают в той детской иллюзии, что будто бы можно победить реальность — пиздобольством. Если пиздеть залихватски и упоённо. Если самому верить в свой пиздёж.

И — верят ведь. Как совсем маленькие дети. «А я вот здесь стеночку нарисую каменную, и ты не пройдёшь! А здесь стопицот пушек! А Путин всех переиграл!»

Это — если о российской нашей вате речь.

Но и «прогрессивные социалисты» Запада — примерно такие же инфантилы. Они тоже в упор не видят, что их шизофрению, выдаваемую за «прогрессивное мышление», люди терпят из последних сил и, в общем-то, из жалости.

Они, как и российские пропагандоны, искренне верят, что если много чесать языками — то можно уверить кого угодно и в чём угодно.

С ними — сыграло злую шутку превратное понимание некоторых высказываний доктора Гёббельса (который был, конечно, мерзавцем — но всё же интеллектуально на три головы выше что ОРТ, что CNN).

И он-то высмеивал приёмы враждебной пропаганды, прежде всего английской, выдавая эти свои весьма саркастические «чем чудовищнее ложь, тем проще в неё поверить», «60% правды, 40% лжи» - а нынешние дебилы, по обе стороны Атлантики, всерьёз считают, что это рецепты успеха от доктора Гёббельса, который «сделал Третий Райх», эффективно оболванив свою немецкую аудиторию — а значит, и у них может получиться. Вот просто провозглашать, как они тоже круто умеют мозги промывать — и будет так.

Не будет, разумеется. Пропаганда — это всего лишь трескотня. Слова — это всего лишь слова. А реальность — это реальность.

И можно говорить какие угодно слова о том, как ты крут, как ты всех нагнёшь, но момент отрезвления — это когда ты лежишь навзничь, в ушах звон, в глазах плывёт небо, растекаясь тёплым из носа.

Можно и в этот момент заявить, что ты одержал «моральную победу» уже тем, что спровоцировал оппонента на физическое насилие. Как сам того желал.

На что оппонент охотно ответит: «Да я вообще пиздец как легко провоцируюсь. Хочешь ещё вкуса моральной победы? Держи, не жалко!»

И накидает пинков по рёбрам.

Такие моменты — желательно переживать в детстве. Ты маленький и слабый, тебя прессуют и пиздят. Да, хуёво быть маленьким и слабым. Было б нехуёво — так бы и оставались «детишками» ребята вплоть до тридцатника, в родительских апартаментах, на родительских шеях... хотя, миллениалы — да, примерно таковы и есть.

Серьёзно, порою кажется, что в современных школах, последние десятилетия, проблема не в насилии, не в буллинге — а в его недостатке.

А сейчас — эта проблема усугубляется, поскольку нынче детишкам гораздо интересней самоутверждаться в сетевых игрушках на смартфоне, нежели выкобениваться перед одноклассниками, отыгрывая роли то ли «беспредельщиков», то ли «борцов с беспределом».

Оборотная же сторона такой «пацификации» юношества в целом — то, что некий отдельно взятый душевно увечный психопат, обнаружив в себе способность творить насилие, мнит её чем-то уникальным, а себя - «избранным», «исчадием ада» (ему это льстит).

И вот он идёт и устраивает бойню, и в очередной раз СМИ и политиканы несут какую-нибудь лютую хуйню про то, как пали нравы, как ожесточились школьные чмошники (обычно выясняется, что никакими жертвами травли эти психи не были, за исключением того, что никто не хотел дружить с психами).

Такого флёра «демонической привлекательности» психопатии — не было и не могло быть в те времена, когда считалось само собой разумеющимся, что вполне себе нормальный (а не «избранный») парень может и заехать в морду какому-то распоясавшемуся грубияну, и пристрелить его нахер, если тот не уймётся, а потянется за оружием.

Поэтому, да, как ни крамольна мысль — но по крайней мере мальчишкам стоит уразуметь, что они способны на насилие, что в этом нет ничего уникального, а что важно — так это способность контролировать своего внутреннего дракона. Не изничтожить, не подрезать крылышки — а просто быть в курсе его существования и контролировать.

И да, рассуждая на подобные темы, я позволил себе сказать много нелицеприятных вещей о феминистках. Например, что они дуры, преимущественно. И это — именно «нелицеприятная» вещь, сиречь объективная. Потому что они реально дуры, преимущественно.

Но одно они говорят правильно. Что всякий парень — потенциальный насильник.

Я вот, честно, никогда никого не насиловал — но не могу отрицать, что бывали порой такие «суровые» мысли, такие варяжские фантазии. И у всех парней — хоть когда-то бывали такие фантазии. Правда, обычно такие фантазии сводятся к тому, что и барышня, пусть изначально «освоенная» против воли, потом проникается, восторгается, душевно рукоплещет всеми бабочками своего животика.

Это — что нужно знать про мальчишек, про лучших из.

Какие же садистические фантазии бывают порой у девчонок, даже лучших из — то я вовсе не осмелюсь поведать ни бумаге, ни Инету, что они мне рассказывали.

Мораль же такова, что давайте не будем пытаться вырастить каких-то святых и безупречных гомункулов. Люди бы сделались очень скучны, деградируй они до такой простоты.

Люди ценны и интересны тем, что они довольно сложные существа. Но когда они в целом умеют держать под контролем разума свою душевную сложность и противоречивость — то вот уже и ладненько.

А такому контролю — очень способствует понимание, добытое сызмальства, что если будешь слишком напрягать тех, кто может дать тебе пизды — рано или поздно получишь пизды. Это будет неприятно и больно. А чтобы избегать таких ситуаций — нужно увеличивать свою ценность, чтобы с тобой начинали считаться, чтобы это было выгодно, считаться с тобой.

Tags: педагогика, политика, школа
Subscribe

  • О рабах и пирамидах

    Не раз и не два доводилось встречать в околоисторических публикациях примерно следующую сентенцию: «Вот раньше считалось, что египетские…

  • О стрельбе в Пермском универе

    Очередной скулшутинг в России. Определённо, входит в моду. Да, наверное, можно назвать и пальбу в вузах - «скулшутингом». По-любому…

  • Ох уж эта грозная полиция!

    Есть у меня близкий друг, строитель. Иногда и мои заказы выполняет, в том числе по военным объектам, но в основном — коттеджи в Подмосковье.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments