artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Важное соображение к учению иностранцев русскому

Я часто говорю в своих «англознательских» заметках, что английская грамматика, если не делать из неё культа (равно как и жупела) — может быть хорошим подспорьем в выражении нужных смыслов минимальными лексическими средствами.

И это верно, поскольку английская грамматика — очень простая, максимально облегчённая из всех индоевропейских языков.

Вот лексика английская — действительно очень обширная, разнообразная, местами каверзная.

Скажем, horrible и terrible означают примерно одно и то же, «ужасный», а вот будто бы «парные» к ним horrific и terrificсовершенно разные имеют значения. Примерно как «леденящий душу» и «захватывающий дух» (horrificвсегда с негативной коннотацией, terrificкак правило с положительной).

Сказать I'm afraid I can't help youвполне нормально (не считая того, что обломили ожидания), а вот I'm scared I can't help youбудет звучать странновато. Да честно, I'm scaredв любом случае звучит странновато в устах взрослого парня, если не подразумевается ирония. Ну, соотношение — как и в русском между «я боюсь» и «я напуган».

Да в любом развитом языке — это безбрежное поле, специфика словоупотребления, стилистические нюансы, какие предлоги с чем используются и в каких случаях, какие управления где бывают, и т. д.

Это не грамматика, это именно лексические, фразеологические моменты.

А собственно грамматика английская — она очень простая (если не уделять слишком много внимания страшилкам от преподов, желающих подороже впарить такой скудный товар, как английская грамматика).

Глагольных и отглагольных форм — всего четыре с «хвостиком» (-s-форма третьего лица), на всё про всё: собственно глаголы, причастия, деепричастия, герундии.

Родов существительных (и прилагательных) нет. А это, само по себе, на самом деле колоссальный даёт выигрыш в простоте освоения языка. Ибо одно дело учить с детства, в «фоновом режиме», что вот есть «господин табурет», а вот его жена «госпожа табуретка», и это офигенно логично, что предметы мебели, равно как и все прочие неодушевлённые вещи в мире, имеют определённую гендерную принадлежность. Другое дело - впихивать себе в голову эту шизофрению в сознательном возрасте.

Честно, вот и в не столь уж запутанном испанском — порой всё-таки хочется вопросить: «Вот какого хрена el problema и el Sahara?”

Но в русском — всё определённее с родовой принадлежностью?

Конечно. Главное — помнить, что повеса молодой, а развратница лукавая. И что «лень» - девочка, а «пень» - пальчик. Как «тень» и «день».

В английском — достаточно помнить, что корабль — это she, а смерть — he, когда материализуется в образе мрачного жнеца (grim reaper) с косой. Всё остальное бездушное — вот как-то просто it.

Ну и, конечно, в английском нету падежей. Что ещё плюс тысяча к лёгкости грамматики — просто с ходу.

В русском, как учат в школе, падежей не так уж много — всего шесть. И склонений — всего три.

Но, правда, есть слова на -ия и -ие, которые склоняются по-особому.

«В колее» — но «в Галлии», «о вдохновенье», но «о вдохновении».

Хотя, конечно, это мелочи. Равно как и слова, у которых как-то специфически образуется и склоняется множественное число.

В английском всего-то с десяток расхожих слов с нетипичным образованием множественного числа — в русском дюжина только типа время-бремя-семя.

А также слова паттерна «селянин — селяне», «христианин — христиане», «армянин — армяне»... и просто попавшее под раздачу за близость к Армении «грузин (ед.ч) — грузин (родительный и винительный падеж множественного числа вместо правильного «грузинов»).

А также: «дом, лом, ком», но «дома, ломы, комья».

Если вдуматься, склонений существительных в русском — далеко не три. А страшно даже сказать, сколько.

Но и падежей, конечно, не шесть. Это такая школьная шутка, что будто бы их шесть. На самом деле — бог весть, сколько именно, но никак не меньше девяти.

Ибо «о лесе» - но «в лесу» (это называется «локатив»), «о дыме», но «в дыму».

И можно налить чашку «чая» (в обычном родительном падеже), а можно - «чаю» (это называется «партитив»). Но если кто-то решит, что сумеет начисто отделаться от партитива — то пусть попробует соорудить родительный падеж от слова «чаёк». Его просто нет.

Ну и сохраняется, несмотря ни на что, звательный падеж, вокатив. Причём, как старые его формы («отче, старче, боже») - так и более свежие, образуемые от имён, в изрядном разнообразии.

Некоторые исследователи — насчитывают до пятнадцати падежей в современном русском. Разумеется, далеко не все слова участвуют в этом свальном грехе грамматического разврата (вернее же сказать, ни одно слово, взятое в отдельности, не образует столько падежных форм).

Но так или иначе, падежная система в русском — на поверку оказывается очень запутанной и непростой даже для коренных жителей.

То же — и с системой глаголов.

Да, изучающим английский — доставляют некоторые неудобства тамошние иррегуляры, склонные принимать нестандартные формы в прошедшем времени и совершенном причастии.

Но это просто ничто по сравнению с иррегулярностью глагольных форм в русском. Которая начинается — уже в лицах настоящего времени.

«Лакать — лакаю», но почему-то «Плакать — плачу». А «платить — плачу», и «уплачу», но «укротить» - «укрощу».

Опять же, с младшей школы многие компатриоты вынесли забавное убеждение, что если и есть в русском неправильные глаголы — то вот «гнать, держать, смотреть и видеть, и дышать, и слышать, ненавидеть, и зависеть, и терпеть».

То есть, которые имеют инфинитив первого спряжения (не на «-ить») , а в настоящем времени обретают окончания второго спряжения «слышишь, гонят».

И кажется, что это очень мало, действительно, очень легко запомнить в одном стишке — чтобы писать правильно.

Но здесь ключевое слово - «писать».

В начальной школе русских ребятишек учат запоминать именно эти глаголы, «гермафродитские» по спряжению — по очень простой причине. В них — личные окончания безударные. Соответственно, можно ошибиться на письме: то ли «обидет» - то ли «обидит».

А вот в глаголах вроде «глядит», «бдит», «хрустит», «блестит» - ошибиться сложно. Там-то — окончание под ударением, и носители языка, даже мелковозрастные, уже усвоили, как оно произносится, - так и будут писать. Нет смысла акцентировать их внимание.

Но представьте, однако же, иностранца, который постигает русский в зрелом возрасте, а не впитывал его с молоком матери да со сплетнями бабушек на скамейке. И вот он знает, что глаголы вроде «толстеть» - спрягаются как «толстею, толстеешь».

Видит инфинитив «хрустеть» - ну, весьма логично, выводит «хрустею, хрустеешь». А что это на самом деле уходит во второе спряжение — никаких намёков в самом слове, это нужно всякий раз читать комментарии к употреблению, и там иррегулярности, на самом деле, могут проявляться в любых местах, безо всякой логики, подлежащей систематизации.

Вот как будет первое лицо от глагола «победить»? Да никак. Ни «побежу», ни «победю», ни «побеждю» - просто никак.

Возможно, в этом кроется объяснение изрядной части проблем, связанных с «загадистой загадочной русской душой». Что просто нет глагола, который бы сообщал ободрительную оптимистическую уверенность в индивидуальном успехе.

Ну и я мог бы долго расписывать, насколько в действительности иррегулярна и вообще кошмарна для изучения иностранцами русская грамматика.

Тому есть причины, конечно. Вот как английская грамматика максимально упростилась от столкновения германского и романского «ядер» после Нормандского завоевания — так современный русский, формируясь, наоборот, вбирал в себя, причём весьма эклектично и хаотично, паттерны как из древнерусского, так и новгородского, так и церковнославянского.

И я не возьмусь утверждать, будто бы русская грамматика — самая(!) сложная и иррегулярная в мире (да нет, наверное; в чеченском, возможно, многое ещё круче, ещё навороченней, хотя его я очень поверхностно знаю, только формулы вежливости в конфликтных ситуациях, как друзья учили, типа, «ха да уста ву»*).

* В действительности, не рекомендуется употреблять данную фразу в конфликтных ситуациях ради примирения - если вы не осознаёте, что она буквально значит.

Но что русская грамматика — то ещё страшилище (для тех, кто не привычен к ней с детства, хотя даже и для них) — это очевидно.

И что важно понимать — по хорошему счёту, она совершенно избыточна. То есть, для выражения информации как таковой — тебе в русском можно вообще обойтись без падежей, без склонений, без спряжений глаголов, а вот скажешь «Я сейчас уходить из Большой Театр, заходить по дорога в лавочка за винишко и всё такое, скоро быть на ваше место» - тебя прекрасно поймут.

Обучая всяких цээрушников русскому (в числе прочих моих «грехов») - я давно приходил к убеждению, что нехер корпеть над грамматическими справочниками. В русском — это всё равно не поможет, это пустая трата времени.

Да в любом языке — сначала нужно просто набить уверенную манеру устного непринуждённого общения, а потом уж только нырять в какие-то глубины стиля и этикета.

И при изучении любого языка нужно как можно меньше париться на предмет возможных ошибок, не грузиться тем, что это может быть embarrassing. Чем больше париться будешь — тем больше и наделаешь ошибок самых «унизительных».

Ну это как в театральных хохмах, вроде того, что актёр миманса наконец-то получил реплику для озвучания. Прорыв в карьере. Он должен был выйти (в трагедии Эсхила или какой-то её более современной переделке) и сказать: «Агамемнон, вот твой меч!» И вручить меч — отмытый, отполированный по возвращении из-под стен Трои в родные Микены.

А актёра, по доброй традиции, подначивают, типа, не мечтай даже, хуй ты сумеешь это сказать.

Но он — очень вдохновился ко дню премьеры, морально накачался — и сумел.

Выходит на сцену, держит в руках клинок, укутанный в ткань, и провозглашает: «Агамемнон, вот твой хуй!»

Ну, сотни таких баек, пусть и не всегда правдивых, но вполне правдоподобных.

Так вот, при изучении иностранного языка — непременно будешь говорить нечто такое, что для нативов может прозвучать как «вот твой хуй».

А в русском, в особенности, — будешь так звучать всякий раз, как задумываешься над грамматикой русского, не то чтобы совершенно бессмысленной, но точно совершенно беспощадной. И — очень, очень сложной, действительно.

Хотя бытовой разговорный русский — не такой уж сложный, его не так уж трудно освоить, чтобы понимать беглую речь аборигенов и самому лопотать нечто понятное для них.

И я долго шёл к тому, чтобы сформулировать эту мысль, что иностранцам, изучающим русский, лучше всего вообще забить на грамматику, лучше изучать язык как таковой. Ибо грамматика русского настолько сложна, что всё равно сводится к вопросам индивидуального словоупотребления, что по-любому придётся тупо запоминать из опыта, по контексту.

А тут обнаружил в Ютубе парня, который меня опередил с этой мыслью.

К слову, занятный довольно перец, который путешествует по всяким «злачным» местам на глобусе, включая и самые убитые регионы России — и, как я его посмотрел, он действительно способен объясняться с людьми, пусть и крайне «аграмматичным» своим русским.

Tags: лингвистика, педагогика, русиш
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments