artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Государство как ночной сторож, и сторож как "сто рож"

В студенческие годы меня привлекала данная, Локковско-Смитовская концепция государства. Что вот оно обходит свободный рынок ночным дозором, смотрит, чтобы никто не грабил, не дебоширил — а в прочие частные дела людей не суётся.

Сейчас же я нахожу некоторые изъяны, но не столько даже в теории, сколько в возможностях практического воплощения такого государства, которое будет эффективным ночным сторожем — но и не более того.

Ибо на практике всё складывается немножко иначе.

Государство — это весьма своеобразный ночной сторож.

Изначально взявшись, действительно, за борьбу с татьбой под покровом ночи, оно заявляет, что готово делать больше, чем просто обход территории и охрана порядка. Оно готово бороться и с таким общественным злом, как, скажем, расклейка объявлений на столбах. Ведь всех же раздражают эти неаккуратные клочки бумаги, наляпанные абы как, нарушающие гармонию, портящие вид?

И вот оглянуться не успеваешь, как наш ночной сторож, упирая на важность войны с объявлениями, обзаводится бригадой молодцев со скребками, и ещё бригадой филёров, высматривающих исключительно расклейщиков объявлений, но не воров и грабителей. До последних же — у нашего сторожа как-то руки не доходят, при такой-то занятости действительно важными делами. Вроде отскребания столбов.

Ещё же — этот сторож вдруг испытывает приливы чадолюбия, в которые собирает вокруг себя детишек и рассказывает им замечательные истории о трудности и важности сторожевой службы.

Потом он заявляет, что делает это не ради развлечения, а ради их воспитания правильными гражданами, и его лекции обязательны для всех детей его нанимателей, и ему нужно доплачивать за эти лекции. Вернее, нужно доплатить, чтобы он нанял специальных людей, которые будут рассказывать детишкам о важности и трудности героического призвания сторожа.

Потом он, проявляя любезность, отводит подвернувшую ногу барышню к доктору — и объявляет, что отныне берёт на себя вопрос оказания медицинской помощи в округе. Он будет организовывать это дело, он уладит всё так, чтобы медицинская помощь была практически бесплатна, он сам составит список мазей и бинтов, выдающихся бесплатно — но для этого нужно будет постоянно брать плату с тех, кто в медицинской помощи не нуждается.

В общем, разумными людьми давно было подмечено, что лучше пустить стадо козлов на капустные грядки — чем государство на хоть какую-то деляну. Оно — аппарат насилия и принуждения, по своей базовой сущности, и если означенные функции не требуются в каком-то деле со всею непреложностью — то вот государству там делать нечего. Ни в образовании, ни в здравоохранении, ни в распределении продовольственных ресурсов. Ибо для распила денег налогоплательщиков — вполне хватит уж оборонки, ментовки, судебной машины.

И деньги, составляющие бюджет государства, не должны быть слишком значительными от ВВП страны. Процентов десять, не больше. Так, чтобы любые влиятельные экономические группировки и группы влияния, в случае чего, могли, скооперировавшись, шутя задавить собственное государство ресурсами, не позволяя ему узурпировать власть.

Но практика показывает, что всё равно государства, даже самые «продуманные» в своей основе, где заложены бывали все предохранительные рычаги и противовесы от тирании, - всё равно норовят скатиться в бездну дремучего патернализма. Речь, конечно, о Соединённых Штатах Америки, поскольку никакое другое государство и не бывало «продуманным в своей основе» - максимум, по ходу кое-как корректировало ту дичь, что составляли «традиции, осенённые веками державной славы».

Проблема со сторожем — даже не в том, что у него ружьё. Покуда наниматели того сторожа не выжили из ума — они будут иметь и собственные ружья, отдавая себе отчёт, что их самозащита — это прежде всего их дело, а сторож тут — лишь подспорье.

Проблема в том, что он, в определённый момент, позволяет селиться на околице таборам бродяг, но обещает жителям защиту от столь буйного соседства, если, конечно, скинуться бродягам на пропитание — а потом выясняется, что бродяги тоже каким-то образом оказываются нанимателями этого сторожа и участвуют в голосовании по вопросам о том, что ещё он может и должен подгрести под себя.

Поэтому, долго думая над тем, каким именно ночным сторожем я бы хотел видеть государство, должен ответить прямо: максимально глупым, робким и неэффективным.

Вот таким, чтобы сидел, забившись в свою сторожку, наставив ствол на дверь — только бы не позволить сместить себя какой-то более компетентной и ловкой сволочи.

То есть, я — не анархист. Я осознаю неизбежность возникновения формально-иерархических отношений в таких человеческих сообществах, что распространяются за пределы личного знакомства всех и каждого. И я осознаю неизбежность появления государства.

Более того, я даже верю, что в законодательные и административные органы этого государства могут проникнуть, что при демократии, что при автаркии толковые люди, искренне пекущиеся об общем благе, о том, как сделать так, чтобы всё было красиво, все были счастливы.

И я желаю им только одного: полнейшего фиаско в любых их начинаниях.

То есть, когда государством принимаются идиотские законы, вот как в современной России, большей частью — понятно, что будешь желать их неисполнения, их саботажа на всех уровнях, да и просто такой техники их написания, что исполнение в принципе невозможно (но они так и пишутся).

Но даже когда государство принимает вроде бы хорошо составленные законы, действительно способные улучшить состояние каких-то дел в обществе — оно должно терпеть фиаско. Ибо — оно просто не должно набираться такой наглости, чтобы пытаться заботиться об общественном благополучии. Это — не его собачье дело. И оно должно зарубить это на своём собачьем носу.

Его собачье дело — вынюхивать следы у взломанной лавки, но даже если не слишком преуспеет в том, не поймает вора — не беда. Даже и хорошо, что обломится в основной своей собачьей работе. Меньше о себе воображать будет, чтобы лезть куда-то ещё.

Но, если честно, государство всегда будет порывается лезть куда-то ещё — покуда является эксклюзивным сторожем на территории.

Поэтому, как мы надеемся, будущее всё-таки — за умалением роли территориальной государственности и за созданием параллельной системы крышевания клиентов разнообразными страховыми (скажем так) компаниями, обладающими собственными силовыми ресурсами. И как разумные коммерчески ориентированные субъекты — эти компании заинтересованы будут в наличии разумного арбитража для оптимального разрешения возникающих конфликтов. Вот безо всей этой дури, «нашему показали фигу — не простим обиды».

Такая конфигурация — она вырисовывается со всё большей отчётливостью уже сейчас.

Сотрудник любой серьёзной ТНК — больше всего защищён именно фактом принадлежности к этой ТНК, а не паспортом и какими-то там словами в Конституции страны, гражданином которой он является или на территории которой находится.

Скажем, индус по рождению, работающий в Намибии в офисе Дойче Банка — попал в какой-то замес и под пресс местной полиции. Так индийское посольство утрётся его вытягивать, а вот Дойче Банк доходчиво объяснит, на каком Виндхуке они могут повертеть местную полицию. Вот прямо на проспекте Германа Геринга. Есть такой в Виндхуке — но, правда, не в честь главаря Люфтваффе назван, а в честно его папашки, который в своё время был кайзеровским губернатором Намибии.

И это нормально, что в современном мире люди делятся (и дружатся) не по территориям, не по племенной какой-то принадлежности, а по собственному выбору, с кем бы интересно было общаться и работать. Включая — и выбор крышевых услуг.

Я часто говорю про «Новгородчину» как альтернативу «Московии» - но это я говорю лишь для того, чтобы подчеркнуть: в принципе, «русский» — не значит «ёбнутый». То есть, в истории есть примеры того, как вполне себе русские люди, новгородцы, бывали и вполне себе разумными, весьма даже буржуазными (читать их берестяные грамоты — любо-дорого).

Но с осознанием разумности и вольности истинно русского характера, какой был у новгородцев, - неизбежно следует и мысль об умалении государственности.

Крышевые функции — должны быть конкурентными, от разных поставщиков услуг. Это дело скорого будущего. И, возможно, поскольку в России коллапс имеющейся государственности свершится даже раньше, чем в Китае (они тоже совершают очередное самоубийство) — мы сможем быстрее перейти к конкурентности крыш при чисто номинальном сохранении значения национальной юрисдикции.

Tags: Россия, государство, политика, философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments