artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Как правильно угрожать огнестрельным оружием

Сразу скажу, что я — однозначно сторонник частной вооружённости граждан. По моему мнению, сам факт обладания смертельным оружием — оказывает настолько ценное дисциплинирующее воспитательное воздействие на формирование личности, настолько повышает качество(!) жителей и качество политического устройства общества, что на этом фоне выглядят совершенно малосущественными любые досадные эксцессы, как-либо связанные с массовой гражданской вооружённостью (и школьные масс-шутинги — в том числе, сколь бы ни были они печальны).

Вместе с тем, я сторонник и максимальной автомобилизации населения. Во многом — по той же причине. А именно: я ценю ту автономность и суверенность, какую даёт личный транспорт.

Тем не менее, я не склонен одобрять такую манеру пользования личным транспортом, как, скажем, езда ночью без фар по встречке на скорости выше спидометра. Это глупо и это создаёт неудобства окружающим, безо всякой в том нужды.

То же — и с оружием.

Я не против того, чтобы у каждого взрослого человека (и даже у каждого сознательного ребёнка школьного возраста) был пистолет, я не против даже пулемётов, гранатомётов и танков в частных руках — и всё это при условии страхования возможных рисков неправомерного применения.

Но я всё-таки хотел бы, чтобы люди, обзаводясь пистолетом (легально ли, или нелегально, как в большинстве случаев нынче в России) — старались разумно подходить к вопросам использования данного инструмента.

И я верю, что в принципе люди, даже среднего ума, способны на это — разумно подходить к использованию инструмента.

Вот с бензопилами — как-то получается. Обычно — их используют по назначению и более-менее грамотно. Резня людей бензопилой — всё же довольно редкое явление. Хотя — это страшная штука на ближней дистанции.

Пистолет же — многие люди склонны чуть ли не обожествлять, наделять какими-то магическими свойствами, видя в нём чудодейственный артефакт власти и плодя вокруг него всевозможные табу.

Одно из них — якобы старая «воровская» мудрость: «Если достал ствол — стреляй!»

Ну, начнём с того, что воры, законники — это такие ребята, которые действительно хорошо умеют сидеть в тюрьме (что, кроме шуток, требует некоторых умственных способностей, лидерских качеств и психологических навыков), но нельзя сказать, будто бы само по себе попадание в тюрьму было пределом мечтаний для нормального человека.

Поэтому к мудрости от воров — следует относиться настороженно. Если человек хоть один раз попал в тюрьму — велика вероятность, что хоть один раз он затупил. Но если у него пять ходок за спиной — то, возможно, он просто мазохист.

«Достал ствол — стреляй!» - будет правомерно, если вы, скажем, ведёте напряжённые переговоры с мексиканским наркокартелем и есть чёткое понимание, что стоит вам достать пушку — из вас тут же сделают решето. Ибо все очень взвинченны, все очень боятся друг друга. Поэтому, именно в данном случае, полезть за стволом можно только лишь для того, чтобы незамедлительно пустить его в ход — перестрелять их раньше, чем они застрелят тебя.

Но не могу сказать, что даже я очень часто оказывался в подобной ситуации. Хотя напряжённые переговоры — это моя работа, я дипломат, sort of.

Обычно же, в подавляющем большинстве случаев — огнестрельное оружие используется именно для демонстрации, для угрозы, а не для реального его применения.

Вот говорят иногда, что в тех же Штатах в десять раз чаще добрым гражданам достаточно было показать преступнику пистолет, чем пустить его в ход — чтобы отпугнуть.

Но я бы сказал, что тут вообще не может быть сколько-нибудь достоверной статистики.

Если ты выстрелил в напавших на тебя гопников или в залезшего в дом вора — это будет отражено в полицейских отчётах, это попадёт в статистику. Если ранил — то обязательно, но и если был выстрел как таковой — тоже его могли слышать, мог подъехать патруль и испросить какие-то объяснения.

Но если ты просто шёл по улице, к тебе пристал какой-то чёртик с ножиком, ты ему показал волыну и послал нахер (и он туда пошёл, не будучи настолько удолбанным, чтобы лезть на ствол) — то дальше от тебя зависит, соблаговолишь ли ты зайти в участок и сообщить об этом чёртике с ножиком. Скорее всего, нет. Просто дальше пойдёшь. И такие случаи, соответственно, вообще ни в какую статистику не попадают.

Таким образом, как раз демонстрация оружия, а не реальное его применение, — в огромном большинстве случаев служит сдерживающим фактором против криминальной агрессии.

Но и показывать оружие — естественно, следует лишь в крайнем случае. Когда других вариантов не остаётся.

Сейчас-то народ поспокойнее стал, но лет двадцать назад мы насмотрелись в российских кабаках на придурков, которые по любому поводу начинали волыной махать: «Э, ты кто такой, ты чо сказал?»

И ведь ответишь вежливо: «Мушку спили!» - ещё пуще борзеют.

Причём, оказывается абсолютно безобидный чел, буржуа, но вот прикупил где-то волыну по случаю, ужрался — и пошёл быковать.

Мы обычно таких, «стабилизировав», сдавали дружественным ребятишкам из ЦРУБОПа. А там — обрабатывали интеллигентно, но внушительно.

«Из данного пистолета ТТ в позапрошлом году (мент понимает, что у кабацкого этого хама ствол недавно, иначе б раньше засветил) было совершено четыре заказных убийства. И мы не думаем, что ты — киллер, но кто-то же сесть должен?»

«Нет, из дела пистолет изъять невозможно — теперь это вещдок. Но можно изъять тебя, как не было вовсе. В смысле, из дела — изъять. Никаких упоминаний. Хотя на тебе три гуся по-любому — но это не наша епархия. Поэтому можно сделать так, что тебя — мы не знаем. Но это будет хлопотная и муторная бумажная работа, подчищать, переделывать протокольчики. А субботники ведь давно отменили...»

Тогда, в конце девяностых, такой вот любитель помахать волыной в кабаке — мог заплатить за удовольствие тысяч десять-двадцать долларов. Сейчас — больше, конечно. А может, и вообще денег не возьмут от такого дикого, а из принципа закроют, чтоб не пугал народ в подкрышных кабаках.

Так или иначе, если ты светишь незаконный ствол в людных местах, если просто обнаруживаешь его наличие — велик шанс, что к тебе прикопаются хоть какие-то менты. Ибо «три гуся», ст.222 — на тебе уже есть.

Вот даже с соседом-уродом повздорил, слово за слово, наставил на него волын — так он может стукануть участковому. Или даже оперу из местного ОВД. То, что сосед этот алкаш и шпана — вовсе не исключает того, что он барабанит участковому или оперу. Да как раз из таких и вербуют агентуру на районе. На чём-то подловят — потом используют, как-то подогревая. И он, этот колдырь — тебя с радостью вломит.

Но если ты просто хранишь и даже носишь при себе незаконное оружие — менты, скорее всего, за всю жизнь об этом не узнают. Ибо — откуда бы? Ну, если ты не шарахаешься от них, не жмёшься к тёмной стороне улицы, размазываясь по стеночке — каков шанс, что тебя остановят да обыщут?

Меня вот последний раз досматривали в семнадцать лет вскоре после октябрьского Путча-93, когда Москва была наводнена омоном со всей страны, действовал комендантский час, а я где-то в полночь от подруги шёл.

С тех пор — ни разу. Хотя, заделавшись сотрудником Корпорации, к которой я имею честь принадлежать, - носил при себе пистолет постоянно. Конечно, имел и корочку ФСБ, именно на тот случай, если менты докопаются — но вот не докапывались.

Так что, если попусту и всуе волыной не отсвечивать — и безо всяких разрешений можно её всю жизнь носить, не привлекая ненужного внимания.

Но если светануть, угрожая то ли придурку-соседу, то ли вовсе незнакомым людям в кабаке, если эта информация попадёт к ментам, что ты носишь при себе ствол, возможно боевой, - тебя могут разработать, чтобы стрясти бабла или срубить палку. Легко.

Поэтому, конечно же, угрожать оружием можно — но только в тех случаях, когда речь идёт о жизни и смерти. А не о каком-то бабуинском самоутверждении из серии «Ты ща ответишь за козла!»

Слова — это слова. Их значение сильно переоценено в нашем мире. А пули — это пули.

Даже если твою подругу какой-то хам обозвал «овцой» - ты врезал ему в рыло, он упал виском на край столика, отъехал вперёд ногами —это могут признать несчастным случаем, поскольку ты действовал в состоянии аффекта, не имея возможности осознавать весьма зыбкую причинно-следственную связь между твоим ударом и наступлением его смерти. Ну, максимум - «причинение смерти по неосторожности» тебе впаяют, условка это будет первоходом да при хорошем реноме.

Но как ещё лучше разрешать такие конфликты, когда твою подругу обозвали «овцой»?

Ну вот у одного приятеля не столь давно был такой эпизод, когда его барышня, проходя мимо столика, случайно задела одного невоспитанного джигита, тот и брякнул: «Овца, блин!»

Приятель обратился с любезной улыбкой: «Ты правда её овцой считаешь? По ходу, тебя обманули, кто есть барышни, а кто есть овцы. По ходу, дружище, ты не тех ебёшь».

Джигит вскочил, начал возбухать, а приятель заверил, всё с той же улыбкой, чуточку сдвинув левый борт пиджака: «Нападение на сотрудника — будет всячески приветствоваться».

И дружки — сразу поуняли своего, извинились, мол, бывает, братан, не подумав сказал, замечательная у тебя подруга, наше вам почтение, барышня, всё ровно, братан.

Самое примечательное, этот приятель — он не коллега мой. Подкрышный коммерс. У него не было ни ксивы, ни волыны. Но просто — хорошая выдержка, самообладание, артистизм и некоторые дипломатические таланты (ну, с нами всё-таки работает, есть от кого набраться).

И вот он мгновенно повернул ситуацию так, что если бы джигиты продолжили наезд — то он бы находился в состоянии необходимой обороны. Когда бы на него наскочили четыре подвыпивших кавказца — он мог бы защищаться, как угодно. Если б был ствол — то и стволом. Даже российский суд, изрядно помурыжив, всё-таки признал бы, наверное, это необходимой обороной. Тем более — если б подручными средствами, там, стульями, пивными кружками, пепельницами их бы отоварил.

Но если твою подругу обозвали «овцой», а ты достал ствол и требуешь извинений — нет, это нихера не «необходимая оборона» с точки зрения любого суда (не только российского).

И хорошо, если этот обидчик испугается, а если он достаточно бухой, чтобы тебя нахер послать? Скажет: «Ну, и дальше чо? Давай, стреляй, герой!»

Ты выстрелишь — и это будет убийство. Даже не в аффекте, скорее всего, признают. И уж тем более - вне необходимой обороны. Этот урод нахамил — да. Но угрозы для жизни и здоровья, твоих и кого-либо ещё — он сейчас не представлял. Поэтому признают — просто убийством, ст.105. Да ещё, возможно, «из хулиганских побуждений». Типа, хотел самоутвердиться, показать, какой ты крутой, как тебе всё пофиг, социальные нормы да приличия. Это будет уже вторая часть ст.105, выйдешь очень нескоро и довольно унылым ошмётком былого человека.

Поэтому, когда рассматриваешь возможность применения оружия — всегда нужно иметь в виду последствия. Да, конечно, «пусть лучше судят двенадцать, чем несут шестеро» - но лучше избежать и первого варианта, когда есть возможность.

И вот даже когда это не ссора в кабаке, а разбойное нападение на каком-нибудь пустыре — тоже нужно иметь в виду последствия.

На тебя наскочили трое гопников, требуют деньги и ценные вещи.

Ты достаёшь ствол, они не испугались, решили, что это зажигалка или игрушка, рыпнулись на тебя — ты выстрелил, попал одному из них в грудак или в голову, двое других убежали.

Что дальше?

Прятать труп? Но ты не знаешь, слышал ли кто выстрел, не вызовет ли полицию, не знаешь, какую подмогу могут позвать эти гопники. Скорее — ты поспешишь ретироваться с места.

А труп — найдут. И когда найдут — вынуждены будут открыть дело. Огнестрел — не спишешь на несчастный случай или самоубийство (особенно, когда рядом нет оружия).

И заниматься убийством — будут довольно квалифицированные люди. Убойный отдел угрозыска — это элита. И следаки комитета, работающие по убийствам — тоже. Ну, в других странах структуры называться могут по-другому, но суть та же. По убийствам — работает элита. Ибо политики, отвечающие за организацию детективных служб (как бы они ни назывались), не хотят, чтобы их собственные убийства расследовали какие-то чмошники, готовые за три копейки списать всё на «несчастный случай».

С большой вероятностью — найдут и тебя, и тех двух уцелевших дружков убиенного. И вот камер там не было, а двое уцелевших — они что будут говорить? «Мы напали на этого гражданина, угрожая ножами, с требованием денег?» Ага, щаз. Они скажут, что вы — маньяк, который докопался до них с пистолетом, принуждал к непотребным эротическим актам, одного подстрелил, двое в панике бежали. Но так испугались, что не смели сообщить органам.

И даже если хорошо будет понятно, что они гопники, привычно промышляющие разбоем на районе — поди докажи, что конкретно в том случае именно они напали на вас, а не наоборот.

Презумпция невиновности?

Так она и на них распространяется. Ибо если вы отбивались от нападения, с ножичками — это значит, что оно было, что их нужно сажать за разбой. Но это ж только с ваших слов оно было, нападение.

В общем, даже если завалить гопника, непосредственно нападающего на вас с ножом — это может быть тот ещё геморрой.

И даже если быть очень правильным мальчиком, если сразу пойти в полицию и рассказать о происшествии, как то и предписывается законом, в том числе оружейным, - тоже геморроя не оберёшься.

Не говоря уж и о гуманитарной компоненте.

Ну да, безусловно, гопник, нападающий на людей с ножом — сам подписывается под тем, что его могут и пристрелить.

Но в целом он может быть не такой уж дряной мальчик, у него любящая мама, он заботится о младшем братишке, и он считает, что его гоп-стопы — это всего лишь игра, он не собирался никого на самом деле резать, это всё понарошку, и от этих буржуинов не убудет, если стрясти с них малешко мелочи, да им самим, поди, нравится быть жертвами, адреналин и всё такое, ибо иначе — хрен ли они вообще ходят по этим пустырям?

Отправить на тот свет такого — это, конечно, не повод для депрессии. Но всё-таки я лично — предпочёл бы дать шанс на выживание и переосмысление своего бытия. Когда это не слишком хлопотно — предпочёл бы.

И вот другое дело — если и дошло до стрельбы, вы всего лишь продырявили ляжку одному из нападавших.

В этом случае — они поймут, что шутки кончились, что пистолет боевой, вряд ли станут лезть на рожон, но при этом, с большой вероятностью, дело вообще не дойдёт до полиции.

Раненого — подлатает какой-нибудь местный ветеринар, который не имеет привычки стучать ментам. И с той, гопотской стороны — никто не заинтересован в том, чтобы извещать полицию об инциденте. «Мы решили гопануть фраерка, как обычно, а он взял да нашему корешу ляжку прострелил».

При смертельном исходе или тяжком ранении — внимание полиции будет привлечено неизбежно (если это не Венесуэла, конечно, где вообще всем всё пофиг). Но при лёгком, в мякоть ноги — велика вероятность, что удастся вовсе обойтись без вмешательства Его Величества Закона.

Отсюда правило. Если ты не считаешь, что перед тобой какие-то реально серьёзные бойцы, которых надо валить жёстко и надёжно, не оставляя не оставляя никакого шанса на ответный огонь в предсмертных конвульсиях, если перед тобой какая-то шелупонь с ножичками — лучше стрелять по ногам.

Более того, лучше — и целить в ноги, когда только демонстрируешь оружие, угрожаешь им.

И можно даже проговорить вслух: «Ребят, это боевой ствол, не газовик, не резиноплюй. Но я не хочу вас валить наглухо. Если придётся стрелять — буду бить по ногам. Стараясь не задеть кость. Но я не снайпер. На самом деле, может и в кость угодить. И в коленку. Как потом медицина обратно соберёт — а хрен их, эскулапов, знает, за ваши-то деньги».

Ну, пока вот экшен не начался, пока держится некая пауза, пока есть возможность прибалтывать — нужно ей пользоваться. И — давать оппонентам время, чтобы немножко охолонули. Чтобы осознали риски и поняли, что не стоит лезть на бычку.

Более того, если наставлять пистолет куда-то в смертельную зону (голова, грудь, печень) — люди могут не поверить, что вы на самом деле спустите курок.

То есть, некоторым поверят — некоторым нет.

Я вот давеча написал, что в иных ситуациях, где мой Лёшка проявлял безмятежность, сам бы «давно уж приставил волын ко лбу» - но на самом деле это делают, приставляют волын ко лбу, лишь в качестве психологической меры подавления сопротивления. Чтобы человек кожей чувствовал холодную сталь — и, значит, сдулся.

Ну и такое делаешь — только если абсолютно уверен в общем своём физическом превосходстве, уверен в том, что контролируешь ситуацию. И без намерения стрелять, в действительности, такое делаешь.

Поэтому, если когда-нибудь заметите, что профессионал приставляет вам дуло* пистолета ко лбу или к затылку — будьте уверены, он не выстрелит. Во всяком случае, это не входит в его планы. В его планы — входит моральное давление на вас, с какой-то целью. Ему что-то нужно от вас живого, а не мёртвого.

*Знавал умников, что доказывали, будто нельзя приставить дуло, а можно — только «дульный срез». В действительности, мы живём в таком мире, где можно огрести по голове «пустой ёмкостью», и это будет даже больно, если ёмкость металлическая.

С другой стороны, ствол к вашей голове может приставлять не профессионал, а нервический дилетант, и тогда вовсе поди знай, от чего он вдруг сподобится дёрнуть пальцем крючок. Может, чихнуть захотелось.

Это, пожалуй, самая хреновая ситуация, когда к вашей голове или тушке приставляет ствол нервический дилетант.

Но хорошая новость — дилетант, если не пребывает в прямо уж застилающей рассудок ярости, - он не готов вот прямо так сразу взять да убить человека (велика вероятность, что он никогда раньше этого не делал).

Поэтому — будет некоторая пауза между вашим резким движением и его нажатием на спуск. Этой паузы — может хватить на то, чтобы обезвредить руку с пистолетом, когда она находится в прямой вашей досягаемости, когда волын приставлен к голове или к тушке.

Можно как-то отбить, отвести от жизненно важной зоны (голова, срединная область груди, печень), перехватить руку, отобрать пистолет, включить предохранитель.

Отсюда, для другой стороны, угрожающей пистолетом — правило: если ты не уверен в своём общем физическом превосходстве и в контроле над ситуацией — не вытягивай оружейную руку, не приставляй пушку к бошке или тушке оппонента, вообще не вводи её в его «личное пространство», где бы он мог ухватить твою оружейную руку своими.

Если просто хочешь пригрозить оружием, дабы разрешить какую-то стрёмную ситуацию — держи пушку поближе к себе, на уровне пояса.

И даже вот немножко такую левостороннюю стоечку рекомендуется принять, чтобы подальше свою оружейную руку упрятать, чтобы можно было джебом с левой притормозить оппонента, когда к волыне рыпнется (ну, до того, как стрелять, что всё же крайний случай).

При этом, если предполагать, что оппонентов несколько и они вас обступают — просто попрактикуйтесь немножко, чтобы оценить, какая будет скорость смены секторов обстрела, какие будут инерционные моменты, когда у вас оружейная рука на уровне глаз и хоть сколько-то вытянута вперёд — и когда она у пояса.

Когда у пояса — можно практически мгновенно поразить 180-градусный сектор перед собой, даже не повернувшись вокруг своей оси, ни на пятке, ни в тазу, а просто двигая плечо вперёд или назад, когда предплечье скользит по брюшку.

Это довольно легко нарабатывается, стрельба из пистолета от пояса.

Да, конечно, она не очень прицельная — ну а куда, собственно, вам целиться, если речь идёт о необходимой обороне от непосредственной какой-то угрозы?

Когда кто-то за двадцать метров крикнул вам в спину «Козёл!» - нет, это не будет необходимой обороной.

А вот когда обступили какие-то мутные личности и хотят чего-то странного — да, можно показать им пистолетик. Но не надо вытягивать руку с ним и приставлять ко лбу одного из агрессоров — если не уверены, что контролируете ситуацию. Иначе — на вас просто набросятся, оружейную руку заломают, ствол отберут — и кто знает, как печально дальше.

Но вот у пояса держать, не поднимая — это, на самом деле, внушительней выглядит. То есть, вы показываете, что хорошо дружите со своим пестиком, вы не поднимаете его двумя руками на уровень глаз, по-тировому — вы показываете, что отрабатывали стрельбу из разных положений. Оппоненты могут этого и не осознавать — но где-то в подкорке может и промелькнуть, подсознательно. Что вы — можете быть опасны, лучше не испытывать судьбу.

Ну и целите при этом — не в голову, не в грудь, куда стрельнуть, скорее всего, духу не хватить, а вот примерно в ноги. Куда, с большой вероятностью, сумеете выстрелить. Что будет нефатально — но весьма неприятно. И агрессоры это понимают.

За исключением, конечно, таких случаев, когда они на чём-то таком весёлом и лютом, что вообще нихера не понимают. И это, конечно, бывает тяжко.

Я видел однажды, как шестнадцатилетний задрот, обнюхавшийся клея, пописал бритвой четверых пепсов в брониках. Ну, не наглухо, слава богу, но руки нормально так порезал, когда они пытались его скрутить (большой привет суперэффективным приёмам суицида отбора ножа, что разучивают все патрульные менты). Вырвался и залез на крышу сарая.

И вот такому, понятное дело, угрожать оружием будет немножко бессмысленно. Но стрелять, если дело дойдёт до того — лучше в ногу.

Ибо в принципе-то он может быть и неплохой парень. Просто — издержки юношеского экспериментаторства с веществами.

P-s.: И вот почему я не люблю травматы-резиноплюи да газовики — они сводят на нет концепцию сдерживающей угрозы оружием.

Каковая концепция заключается в том, что если чрезмерно напрячь парня с пушкой — он может причинить тебе пусть не фатальный, но ощутимый ущерб. Засадит в ступню — возможно, всю жизнь будешь прихрамывать. И с этим приходится считаться агрессору, что любое ранение настоящей(!) пулей, даже самое «щадящее», — может обернуться весьма неприятными последствиями.

А травмат — воспринимается, особенно бухими персонажами, как просто игрушка. В ногу — поболит да пройдёт. В тушку, да по зимней одёжке — вообще ни о чём. Хотя в лицо с близкого расстояния — может быть фатально, если через глаз зайдёт куда-то в глубины сознания.

Ну а газовик — это просто фуфло, в любом случае. И попробуй воспользуйся им в тесном помещении.

Но вот из-за большей распространённости этих «эрзацев» - гопник, завидев нечто похожее в руке у намеченной жертвы, будет думать, что это резиноплюй или газовик. Ему доказывать ещё придётся, что это боевой, что шалить не надо — дороже выйдет, даже если ему под ноги целить будут, да невзначай отхватят палец.

И, по нашим наблюдениям, серьёзней пистолет будет восприниматься — когда держите его у пояса и направляете немножко вниз. Показывая, что не хотели бы кого-то убивать — но осознаёте, что можете(!) это сделать своим инструментом.

Tags: менты, оружие, психология, юрисперденция
Subscribe

  • О рабах и пирамидах

    Не раз и не два доводилось встречать в околоисторических публикациях примерно следующую сентенцию: «Вот раньше считалось, что египетские…

  • Памятка воину

    Отрадно идти в бой, зная, что се есть решительная битва в великой войне, от исхода коей зависят судьбы мира и героев коей потомки будут помнить и…

  • О будущем солнечных батареек

    Многие достойные люди, в целом презирая левацкий тоталитарный дискурс (особенно, в «гретинических» его проявлениях) — весьма…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • О рабах и пирамидах

    Не раз и не два доводилось встречать в околоисторических публикациях примерно следующую сентенцию: «Вот раньше считалось, что египетские…

  • Памятка воину

    Отрадно идти в бой, зная, что се есть решительная битва в великой войне, от исхода коей зависят судьбы мира и героев коей потомки будут помнить и…

  • О будущем солнечных батареек

    Многие достойные люди, в целом презирая левацкий тоталитарный дискурс (особенно, в «гретинических» его проявлениях) — весьма…