artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

В ободрение "слишком старым для этого" языковым "студентам"

Часто доводится слышать, что иностранные языки имеет смысл учить в раннем детстве, когда мозг ещё гибкий, податливый, впитывает новую информацию — что твоя губка. А чем дальше — тем больше коснеют когнитивные способности, тем ближе к пословице про «старого пса» и «новые трюки».

На это возражают, и вполне резонно, что «губка»-то детского мозга — оно хорошо, но маленький ребёнок всё-таки не способен к аналитической обработке новой информации, к выявлению закономерностей и систематизации знаний.

Вернее, он способен проводить некоторые очевидные аналогии и делать простенькие выводы, не всегда верные («Он летит — я летю»), но для действительно вдумчивого и плодотворного осмысления и освоения языка — предпочтительней более научный подход, какой формируется уже в более зрелом возрасте.

И это резонно, но я бы хотел высказаться просто касательно лексики. Которую, якобы, только в очень юном возрасте с молоком матери можно впитать, а потом все новые слова — что об стену коня и горох не в корм. То есть, вот упустить эту «губчатую» стадию словесного любопытства — и новую лексику уже очень трудно будет усваивать.

Что ж, я не буду говорить о том, сколько новой лексики сваливается на человека в школе, далее в вузе. Можно даже допустить, что он усваивает её лишь потому, что постоянно работает с этими мудрёными понятиями.

Но вот сленг, арго — человек постигает, просто общаясь, просто поглядывая телевизор. И даже если сам он — человек культурный, белая косточка, белый воротничок... белой акации цветы эмиграции — то всё равно постигает новые сленговые выражения, пусть и с некоторой задержкой по сравнению с активными пользователями подобного вокабуляра. И ему не мешает, что он - «взрослый».

Тем более же не возникает у взрослого (или даже старенького) человека — проблем с употреблением обсценизмов, того лексического пласта, который считается табуированным в данной речевой культуре.

Ну, в русском, собирательно — т. н. «мат».

Да, конечно, дети узнают его обычно в довольно раннем возрасте.

Сам я, выходец из семьи профессора филологии и докторши — впервые узнал слова «хуй», «пизда», «ебаться» в пять лет. Но от дружка годом младше.

Попробовал непринуждённо ввернуть в беседе за столом — но родители сказали, что лучше так не делать.

Мой Лёшка — в таком же примерно возрасте «заразился», в четыре годика. Тоже опробовал на нас с Женькой, тоже его попросили так в доме не выражаться, и он уточнил: «А это что, плохие слова?»

Он уже испытывал новую лексику на других взрослых, прежде чем щегольнуть перед нами.

Я объяснил: «Нет, нельзя сказать, что это плохие слова. Но это такие слова, что взрослые не говорят при детях, а дети — при взрослых. Это такая игра. Это такие «секретные» слова. И надо уметь фильтровать базар, comme on dit. Нужно уметь сдерживаться, нужно соображать, кому какие слова говорить, а какие нет. Это важно, если хочешь быть чётким пацаном и ладить с людьми. И эта игра в «секретные» слова — как бы тренировка (лицемерия, двуличия и притворства — всего того, что помогает достичь успеха в нашем мире)».

Не могу, конечно, поручиться за всех детей. Какие-то из них — очень активно используют обсценизмы непосредственно с момента «обретения».

Где-нибудь на Сахалине — не редкость увидеть и трёхлетнего клопа, который не благим даже, а самым злобным и многоэтажным матом орёт на всю улицу, и всем пофиг.

Вероятно, потому, что рядом Япония, где как таковой вообще нет «табуированной лексики». Где все оскорбления — составляются из вполне «литературных» слов. Возможно, сказывается культурное влияние сынов Ямато. А возможно, сказывается то, что нынешние обитатели Сахалина, в основе своей — потомки каторжан.

Но всё-таки большинство людей, которых я наблюдал в своей жизни - раз познакомившись с матом в раннем детстве (четыре-шесть лет) и насладившись шокирующей свежестью — потом не очень активно его используют вплоть до тинейджерства, наверное.

Им приходится сдерживаться и в семье, и в школе. Не так уж много практики.

И базовые-то слова они, конечно, помнят, с раннего детства, но вот подключение дерривативов (что в русском с флексиями, что в английском «фразалов») - происходит уже в довольно солидном возрасте.

Скажем, слово «хуй» - конечно, нормально развитый, не изолированный от сверстников карапуз знает уже в детском садике.

Но «охуенный» - подключается лет в десять. «Охуевающий» - может и в двадцать.

Тем не менее, я не встречал взрослых людей, которые бы испытывали какие-то неразрешимые проблемы с конструированием весьма изящных (порою — ажурных даже) архитектурных ансамблей из обсценизмов. В непринуждённой, конечно, приятельской беседе — а не в выступлении с кафедры.

Подростков, повёрнутых на теме «речевой чистоты» - таких встречал в свои школьные годы. Редко — но парочку знал. И они, конечно, производили впечатление «белых ворон», но потом вылечились. Научились материться, в случае надобности, не хуже любых других носителей русского языка.

А ведь без понимания системы табуированных обсценизмов — владение индоевропейским языком нельзя считать сколько-нибудь удовлетворительным. Как нельзя считать и сколько-нибудь достаточными представления о культурной среде, в которой жил и развивался язык.

И всё это, свободное владение матом у подавляющего большинства компатриотов — существует и процветает несмотря на то, что многие слова и выражения приходили уже в довольно зрелом, не «сюсюкательном» возрасте. Тем не менее — они органически врастали в вокабуляр, хотя мало кто и в самом циничном тинейджерстве тренируется перед зеркалом с диктофоном, полируя стишок: «На меху я купил доху я...» (не говоря уж об отработке с учителем). Но, как бы, и без тренировок усваивается.

Поэтому, если вы считаете себя «лингвоинвалидом», не способным впитывать новую лексику и учиться новым трюкам, поскольку уже вышли из ясельного возраста — просто прикиньте, как легко вы освоили матерщину. И это случилось, по большей части, когда вы тоже давно вышли из ясельного возраста. И при этом — вряд ли вы читали какие-то пособия, смотрели видеоуроки на тему того, как правильно материться. Самое большее — вдохновляющий пример товарищей. И при этом пространство для речевой практики — ограничено бывало компанией тех самых товарищей.

И ничего, получилось. Причём, обычно вполне получается у людей даже разделять в голове два языка: социально отчуждённый, «культурный» — и доверительный (тёплый и ламповый). Вот, умеют переключаться между регистрами. Не все, конечно — тот же Лавров прославился своим ДБ! на беседе с саудитами — но есть и более дипломатичные люди (которые не хуже умеют выражаться матом, но просто лучше соображают, где бы это было не вполне уместно).

А так-то - надо просто больше верить в себя и не обращать внимания на страшилки про подводные камни в овладевании другими языками. Ведь вы — умудрились самостоятельно и весьма непринуждённо овладеть даже таким языком, от которого вас пытались всячески оттащить. Но вы — овладели им.

Tags: лингвистика, педагогика
Subscribe

  • Про угнетение - через анекдот

    Пожалуй, возьму себе моду иллюстрировать своё отношение к разным вещам — при помощи анекдотов. Так — выходит довольно…

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments