artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

О чудесных ассоциативных мнемотехниках

Меня иногда спрашивали, как я отношусь ко всяким продвинутым мнемоническим техникам запоминания иностранных слов.

Вроде того, чтобы ассоциировать со словом какую-то картинку, сценку. Причём — именно с тем, что может в русском(!) ассоциироваться со звучанием слова.

Скажем, scoundrel (скаундрел» - «негодяй», «хам» по-английски) — тот, кто устроил скандал, вломившись куда-то в общественное место с дрелью. И представить себе этот фурор (и, как утверждают, именно несуразность сценки — делает её ярче и проще для запоминания).

Или voiture (вуатюр» - «автомобиль» по-французски) — запоминать через мысленную «гифку» с вытиранием пыли с капота, и вот вуаля, всё вытер, вся блестит моя ласточка.

Или испанское, допустим, brazo, “рука», запоминать через рэпперов, которые при встрече говорят «йоу, бразер» и по-всякому, максимально выделываясь, стукаются руками, кулаками, локтями, так что вот именно вся рука, brazo, от плечевого сустава гуляет (то же, что в английском - arm).

Ну, концепция такая. Я не изобретал её, я никогда её не использовал — поэтому авторы и адепты, наверное, более изящные примеры могли бы привести.

Но что я могу сказать?

Если данная концепция кому-то действительно помогает расширять лексикон — то, наверное, и славно. Разные люди, разные подходы.

Но я лично с трудом себе представляю, как, с помощью такой методы, можно раздвинуть лексикон за пределы какого-то сугубо туристического минимума.

А его-то — да, в любом случае и любым способом можно себе набить очень быстро. Усвоить сотни три-четыре слов, какие-то базовые конструкции с ними, чтобы спросить, как пройти к своей гостинице, если вы заблудились.

С другой стороны, можно просто попросить кого-то записать адреса или отметить на карте, чтобы потом консультироваться с прохожими.

Вообще же, в наше время уже имеются вполне функциональные электронные переводчики, в том числе голосовые. С ними не то чтобы можно было постичь прелесть слога Finnegan's Wake, но спросить, где станция метро, — вполне.

Но и в прежние, ещё в советские даже времена умиляли чересчур вежливые иностранцы, пытающиеся вызнать чего-то у аборигенов в Питере, где я тогда был школьником (да, и в конце восьмидесятых — кровавое Кей-Джи-Би уже не расстреливало на месте за контакты с иностранцами; даже за валютные операции не расстреливало; школьников, во всяком случае).

И вот видно, что человек штудировал самоучители, разговорники и добросовестно пытается спросить... И чего ж он спрашивает, какой самый важный, ключевой может быть вопрос в городе на Неве?

«Ви говорьйитье п-паа-руски?»

Ну, отвечаешь: «Yeah, I happen to speak Russian. Lucky you are”.

“Хо-ро-шо. А гдье нахо... Oh, my” - серьёзно, вот так сосредоточены бывали люди на своём «самомучителе», что не сразу осознавали, что им на английском ответили.

Ну, скажем так, на той не вполне натуральной, но в целом понятной версии английского, которая называлась Queen's English (я потом проверял с Тётей Лизой: она говорит немного не так).

И хоть сколько-то вразумительный английский, понятный туристу — можно найти в любом мало-мальски цивилизованном городе. Хоть кого-то, более-менее прилично говорящего по-английски, в пределах голосового покрытия. Вот просто поднять руку на площади и выкрикнуть: «Anybody speaking English?

Если ещё и стобаксовку в той руке держать в каком-нибудь Могадишо — мигом найдётся детвора, которая всё вам покажет, расскажет, всюду проводит.

Есть только одно исключение, только один город, где вы можете так сразу и не найти человека с вразумительным английским. Это, конечно, Лондон.

Ладно, если серьёзно — то лишь беглый(!) городской лондонский вгоняет в ступор американцев (и всех остальных). Когда же лондонцы понимают, что имеют дело с иностранцем — начинают говорить более-менее внятно. И сами — в любом случае способны слушать BBC. Разберут — и реплики электронного переводчика.

С другой стороны, порою всё-таки лучше знать местный язык, чем не знать, когда один ваш гид скажет другому: «Как завернём за угол — ты хватай его за руки, а я перережу глотку» (это же соображение — я всегда поднимаю и в дискуссиях о том, зачем надо учить туземные «малозначительные» языки в бывших советских республиках).

Но с третьей стороны — скорее всего, ваши местные гиды будут общаться между собой «по-уличному», а не «по-дикторски», и вы просто хрен поймёте, чего они сказали. Да, боюсь, туристического минимума вам не хватит, чтобы вскрывать замыслы местных головорезов. Нужно ещё немножко Глока в кобуре.

В общем, «туристический минимум» - это дело вкуса, а не какой-то необходимости (в отличие от Глока в кобуре).

Тем не менее, я всегда выступал апологетом изучения языков как такового, даже если это не преследует каких-то практических целей. Как по мне, всяко лучше, чем забивать себе голову сплетнями про личную жизнь людей, которые никаким боком до тебя не касаются, но лишь имеют несчастье быть знаменитыми (сегодня — но не послезавтра).

Прежде всего, хоть какое-то овладевание иностранным языком — не только полезное умственное упражнение само по себе, но и нелишний ключик к пониманию того, насколько различны бывают способы формирования и выражения мыслей в разных культурах.

Для понимания этого — может быть достаточно и самого поверхностного, обзорного «пролёта» над языковым морем. Буквально полтыщи слов, самые базовые грамматические конструкции — это уже даст понимание, как и что устроено в этом языке, позволит немножко лучше понимать ментальность его носителей.

Но вот чтобы получать удовольствие от вкушения каких-то художественных изделий на этом языке и от самовыражения на нём — конечно, маловато будет полтыщи слов и знакомства с базовыми конструкциями.

То есть, мы-то стараемся ориентировать студентов, что уже и с первой недели можно ловить кайф от того, что говоришь на языке, который тебе больше не чужой, поскольку ты очень быстро учишься выражать на нём практически любые мысли так, что тебя поймут (худо-бедно), но всё-таки, чтобы понимать даже самые незатейливые мультики, сериалы, фильмы — лексикон должен быть немножко больше пяти сотен или даже пяти тысяч.

Уж тем более — в английском, который, по историческим причинам, просто чудовищно богат словами. Причём, в нём и активный, повседневный лексикон весьма значителен. А «чтобы сделать вещи хуже», в английском много коротких слов, потому — и зашкаливающее количество омонимов и омофонов. Слов, которые звучат идентично — а значат весьма разные вещи.

Mean как «средний» и mean как «гадкий, вредный» и means как «средства». Но это-то, в действительности, одного происхождения слова («посредственность» - общий знаменатель). А вот то «mean”, которое «значить» - другого (когнат славянского «мнити»).

Звучат при этом — абсолютно одинаково. И вот интересно, как их предлагается запоминать и разводить через сценки-картинки, основанные на ассоциациях со звучанием в русском. Я посматривал презентации этих мнемотехник — но чего-то таких случаев не видел. Хотя не могу поверить, что им не задавали подобные вопросы.

То же, скажем, с beat-beet-bit. Да, bit на английский слух звучит обособленно (что, правда, в русском звучании сложновато передать... через «быт»? «Кусочек бытия»). Beat и beetсловари предлагают считать омофонами. Я бы сказал, что всё-таки чуть-чуть по-разному один и тот же подопытный натив их произносит, но, вероятно, потому, что beat, в любых значениях, всё же употребляется чаще, чем beet (свёкла). И в любом случае — как привязать «свёклу» к «битью» в русском? Что это репка, которую уебашили битой, потому такая красненькая? А к репке — тогда ещё rip привязать. И reap. И ripe. И rape. Дедка за внучку... Ладно, замнём!

Ну или — вот такой нюанс. Медицинский.

Если ты потянешь мышцу — это будет strain (есть, конечно, и другие слова для недуга, равно как и другие значения у strain, но в целом они сводятся к некой деформации).

Но если потянешь сухожилия, связки — то это называется sprain.

Интересно, как это можно развести при помощи картинок-гифок? И при этом не бросить злосчастную жертву спортивного training под train (что тоже созвучно).

Ну или, скажем, discrete как «дискретный» и discreet как «щепетильный». Абсолютно одинаково произносится, но это разные слова. Чего, впрочем, и многие носители не знают, путают на письме, ибо есть, пожалуй, некая общая семантическая точка - «разборчивый».

Однако ж, и половина России, включая цвет журналистики, путает «щепетильный» и «щекотливый», скажем.

Поэтому, оставим совсем уж тонкие нюансы, относящие к тем пяти процентам в любой популяции, которые действительно могут (и желали бы) похвастать абсолютной грамотностью, но mean, sea, bee, bean, ringэто всё входит в наилегчайший необходимый минимум хоть сколько-то благодарного зрителя кинопродукции. И это всё омонимы и омофоны, как и десятки других.

Впрочем, ещё раз, если кому-то действительно эти мнемотехники помогают — well, good luck with that.

Но мне (и не только) представляется, что они могут посеять некоторую путаницу, когда студент выйдет за рамки базового лексикона — вот эти картинки, сценки, высосанные из пальца, в общем-то. И это может войти в суровый конфликт с реальностью, когда добавляются очень похожие, созвучные слова, но с другими значениями.

Мы предпочитаем всё же усвоение лексики в связке с контекстом, через цельные фразы, будь то из живого общения или книжек-фильмов.

Заучивать слова просто так, какое-то количество каждый день, наобум (или даже тематически) выбирая их из словаря — это не очень продуктивная идея.

По хорошему же счёту, нам приходится скорее обуздывать тягу неофитов к новой лексике, а не впихивать ту лексику им в голову.

Неофит — он всё время рвётся спросить: «А как будет вот это? А как будет то?»

Но он хрен запомнит, если просто говорить ему каждый раз, как будет.

Он должен поработать, чтобы получить новое слово как награду, которую можно ценить. Как дельфинчик - рыбку.

Он должен, используя имеющиеся(!) у него слова, попытаться описать вот то самое, подо что он хочет получить новое(!) слово. Попутно — обкатывая грамматические конструкции, работая и с ними, и с уже имеющимся вокабуляром, и разрабатывая свою ротовую пасть под иноязычную фонетику, и отчеканивая потребную ритмику, набирая естественный темп речи на привычных уже словах и выражениях.

Но об этом — в другой раз.

Tags: инглиш, лингвистика, педагогика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments