artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Возлюби свой герундий

Я не раз говорил, что в нашей учебной языковой практике мы стараемся не форсировать некоторые аспекты грамматики, чтобы не испугать и не перегрузить студента. Скажем, прошедшего времени можно практически вовсе избегать аж неделями занятий, пока студент уверенно не разболтается в настоящем (для переключения в прошлое пользуясь лишь простенькой фразочкой it was like this). А вот когда освоится, будет чувствовать себя уверенно, когда убедится в своей способности болтать легко и непринуждённо о чём угодно — тогда можно подключать и прошедшее время, уже не боясь иррегуляров.

Но есть вещи, которые можно задействовать практически сразу. Именно для того, чтобы побыстрее научиться говорить легко и непринуждённо.

Одна из таких архиполезных вещей в английском — это, конечно, инговая форма глагола.

Один мудрец говорил: «Въезжая в страну, я не спрашиваю, сколько в их языке существительных. Я спрашиваю, как делать существительные из глаголов».

Действительно, глагол — это становой хребет любой грамматики. И можно не знать, до поры, какими словами в точности обозначаются те или иные явления, но можно всё-таки описать их в общих чертах через действия, с которыми они сопряжены.

«Это много прыганья вокруг друг друга и ударяния друг друга... да, точно, «бокс».

В русском отглагольные существительные, как видим, тоже существуют, но не во всех случаях выглядят естественно (хотя и понятно по-любому). И образование их от глаголов, хотя можно очертить некими схемами с суффиксами, нельзя назвать «универсальным». Вот, к примеру, насчёт «ударяния» - имеются сомнения. Есть «ударение» - но это немножко другое.

От некоторых же важнейших глаголов, вроде «быть», «иметь», «давать» - «дежурное» существительное, обозначающее просто действие, выраженное этим глаголом, в русском не образуется вовсе.

«Бытие», «бытность», «имение», - это всё же немножко другое. «Школа — это место имения» - всё же удел анекдотов, а не регулярной грамматики. А процесс, когда кто-то что-то кому-то даёт — можно назвать словом «дача» (показаний) или «передача» (всего остального), но здесь существительное создаётся специфическим, а не универсальным образом.

В английском, в чём большое везение всех, его изучающих, есть абсолютно универсальный и очень простой способ образования «как бы» существительных от любого глагола. Элементарно — к инфинитиву прибавляется окончание ing.

И эта же форма — выступает так же в роли активного причастия («делающий») и деепричастия («делая»). Вот настолько она универсальная и всеохватная.

Как так получилось, что один-единственный суффикс покрыл собой столько отглагольных функций?

Ну, это очень специфический индоевропейский суффикс, обозначающий происхождение, принадлежность. Он же, иные его итерации, прослеживаются в древнегреческом «ид» (Атриды, сыны Атрея) и в славянских «ин» (принадлежность от женского рода), «ич» (в отчествах). И, естественно, то же самое в «викинг», «Каролинги», «Капетинги».

В английском же, когда он только-только начал восстанавливаться после Нормандского завоевания, сам себя толком не помня — этот суффикс пришёлся очень кстати для выражения смысла «вот какая-то фигня, как-то связанная с этим глаголом, как-то от него происходящая». Будь то «делающий», «делая» или «делание».

В последнем случае конструкции вроде «doing” называются «герундием». Что звучит на первый взгляд немножко пугающе, поскольку в русской грамматике нет такого слова. Зато есть «ерунда», которая происходит как раз от «герундия» - нечто мутное и понятное.

Но то — касалось латинского герундия, пугавшего средневековых славянских школяров, ибо в латыни вообще много страшных мест, это грамматически очень замороченный язык.

Но в английском — с герундием всё предельно понятно. Можно считать, что это просто отглагольное существительное, но только не образующее множественного числа (что вполне можно пережить) и не требующее артикля (что славяноязычными и вовсе должно встречаться бурными продолжительными аплодисментами).

И в английском герундий образуется от любых глаголов, включая be, have, give, и употребляется очень активно, звучит очень натурально.

Что уже с «младых ногтей» можно использовать в речи, если свыкнуться с тем, что, скажем, beingэто вполне нормально. И это не только «существо», как в human being, но и, скажем так, «бытование» (да, пожалуй, мне удалось найти ближайший русский аналог, который, однако, не очень часто услышишь в русском).

Вот в самых базовых конструкциях — уже может потребоваться герундий.

Скажем, разговор о том, что ты любишь, а что не любишь.

Вместе like, love, hateможно употреблять как инфинитив с предлогом to, так и герундий. Есть тонкие нюансы — но ими можно не особо заморачиваться, просто прислушиваться, как говорят нативы и в каких случаях (I hate to say it, but you're a moron/I hate telling people that they are morons).

Но вот с enjoyинфинитив употреблять будет уже просто неправильно. Только существительное или герундий. Собственно, как и в русском. «Я люблю (делать) что-то», но «Я наслаждаюсь чем-то». Разные слова — разные способы управления, и в единую какую-то табличку не сведёшь.

Ну и вот, допустим, вам хамят — а потом извиняются. И как оценить жест, как разрядить неловкость?

Можно сказать:

«Oh, never mind. Actually, I enjoy being insulted like this. As they say, whatever doesn't kill us right away – just makes us stronger. Thus, thank you for being so not killing me right away”.

Видите, сколько инговых форм? Если с ними свыкнуться, что это нормально так говорить, «спасибо за ваше бытование таким не убивающим меня сразу» - начинаешь ценить удобство.

Вот никаких этих нагромождений «за то, что... являетесь... были» - а просто используешь being что в благодарностях, что в извинениях, и всё пучком, всё гладенько и вежливо.

А вежливость — это вообще очень важная штука в жизни. Надо уметь правильно извиняться. Мы этому своих детишек тоже в школе учим, наряду с иностранными языками.

И вот Лёшка уже лет в семь порой шедевры куртуазности выдавал.

Oh, please, forgive me for being so better than you in every way possible!

Да, можно было бы сказать in every possible way – но это звучит суховато, а с такой инверсией — эмоциональней, акцентированней. Возможно, наследие французского влияния (там как правило прилагательное идёт за определяемым существительным).

Можно, конечно, просто было сказать: I'm sorry that I'm the best, но в первом варианте — звучит как-то более прочувствованно и покаянно.

Ну или — Oh, I'm so sorry for being totally disgusted with your incredible nastiness.

Или — Excuse me for being so distressed with your being that mean to me.

В последнем случае, замечу, можно говорить как with your being, так и with you being. Корректно в обоих случаях, но в первом это буквально значит «прости за моё бытование тотально расстроенным твоим бытованием таким вредным ко мне», во втором - «прости за моё бытование тотально расстроенным тобой, бытующим таким вредным ко мне».

Как представляется, первый вариант, your beingнемножко более старомодный, тёплый и ламповый. Но второй, with you being, — динамичней, энергичней (хотя лет сто назад провозглашался «неграмотным», было дело, бывали холивары).

И, обратите внимание, использование инговых оборотов, с beingавтоматически, легко и непринуждённо, тянет за собой и употребление возвратных конструкций с пассивным причастием. Being disgusted, being distressed. А их желательно обкатывать раньше, чем вводить в оборот перфектные конструкции с have (чтобы к тому моменту пассивные причастия были уже привычны).

Что же до собственно герундиев, то их внедрение даёт один из важных инструментов, один из ключей к тому, чтобы начать «играть» с языком, забавляться с ним, привносить какую-то иронию/сарказм в свою речь. Даже при минимальном вокабуляре — но с умением строить существительные от глаголов. Что весьма ободряет.

Tags: инглиш, лингвистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments