artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Путин как Дейнерис

Я знаю, что в меньшинстве, когда говорю, что мне понравился финал GoT, что я считаю очень качественной работу D&D, что всё они очень хорошо и логично там разрулили. По хорошему счёту, Дейнерис имела шанс не умереть от руки Джона Сноу — только если б кто-то опередил его.

Тем не менее, многие весьма разумные и достойные люди недоумевают: «Как же так? Как же благородный Джон, само воплощение чести, мог грохнуть барышню, которую любил?»

Ну что тут сказать?

Да потому и грохнул, что - «воплощение чести». Парень, который всегда ставил честь выше личных привязанностей. Или, можно сказать, в его глазах личные привязанности теряли вес, когда вступали в конфликт с вопросами чести — хотя, конечно, приговаривая мальчика Олли он плакал, не без того.

И особо замечу: не слепую верность неким клятвам и обетам Джон так ценит и бережёт — а именно свою личную честь. Свою готовность в любом случае сказать: «Я сделал так, как считал правильным лично я. И не стал прогибаться под какие-то там скрижали-заветы, не стал прятаться за стыдливо-малодушным «долг повелевает».

Это очень важно понимать, что его решение прикончить Дейнерис (по-прежнему красивую, по-прежнему харизматичную, по-прежнему любимую) — то не была дань каким-то извнешним императивам. То была неизбежная потребность души самого Джона Сноу. И сколь ни болезненное для него решение — он не мог поступить иначе. Ведь тогда он предал бы не какие-то там клятвы, не чьи-то там представления о долге — он предал бы себя.

Не очень понятно?

Попробую объяснить, как вижу.

Вот он — естественным образом хочет быть благородным, гуманным, «правильным». Да, он не мальчик, он понимает, что иногда приходится принимать трудные решения, но всё же — он искренне, истово старается избегать кровопролития и жестокости настолько, насколько это вообще возможно.

Это — его личный нравственный императив, единственное оправдание того, что он вообще обнажает меч. Ибо властолюбия как такового он практически лишён, у него нет амбиций, связанных с повышением своего статуса, ему это просто неинтересно.

И вполне естественно, что от своих союзников — Джон ожидает того же модуса операнди, того же стремления к минимизации насилия даже в самых жёстких делах. Иначе — они просто не станут его союзниками.

Собственно, и прежде чем присягнуть с Дейнерис, прежде чем сойтись с ней в самом тесном союзе — Джона пришлось довольно долго убеждать, что она хорошая тётка, человеколюбивая, заботливая, спасительница рабов и разбивательница оков, мама-»миса» своим подданным, всё такое, что она вовсе не похожа на своего безумного папашу.

Только поверив в это — Джон и сошёлся с Даней в полной мере. И она прекрасно понимала, чего он от неё ждёт. Это по умолчанию значилось, что они, освобождая Вестерос от тирании Серси и... кого бы то ни было ещё, добиваясь Железного Трона — делают это ради блага страны и с минимальными жертвами среди её жителей.

И Даня принимала данную установку — как само собой разумеющуюся.

Однако ж, вдруг берёт — и, при уже одержанной победе, безо всякой военной необходимости, выжигает дотла Королевскую Гавань, со всеми женщинами, детьми, стариками-инвалидами, а потом — её боевые кастраты режут глотки уже сдавшимся в плен солдатам.

Да, и такой жести — можно, при желании, найти рациональное объяснение. Можно попробовать доказать, что необходимость всё же была. Что надо один раз врезать по-настоящему жёстко и масштабно — чтобы впредь на корню сломить не только что волю к сопротивлению, но изгнать самое мысль о его возможности.

Ассирийцы исходили из таких соображений, когда, взяв город, рассаживали на колья освежёванных его жителей. Рассчитывая, что другие города склонятся автоматически.

Гитлер — тоже говорил, что чем более беспощадные будут «шоковые» бомбардировки — тем милосерднее. Ибо такая разовая демонстрация твоих разрушительных способностей — поможет противнику побыстрее осознать тщетность борьбы и подтолкнёт к единственно верному, спасительному решению. И таким образом, угробив тысячи людей за считанные дни — спасёшь миллионы.

Да много когда звучала подобная риторика, что гуманней один раз врезать от души и выиграть войну побыстрее, поубедительней — чем рассусоливать ложный гуманизьм десятилетиями. «Беспощадность как высшая и последняя стадия доброты».

Не берусь судить об оправданности подобного подхода в целом или в каждом отдельном случае (всё по-разному, it depends).

Но всё же, что бы мне хотелось от своих союзников — так это чтобы они вовремя информировали, когда стратегический партнёр переходит от доктрины «стараемся минимизировать кровопролитие, применяем силу только в случае крайней неизбежности» к «а давайте замочим разом столько женщин и детей, чтобы все сразу зассали с нами дальше связываться».

Я бы настаивал на этом — чтобы меня уведомляли о таких переменах в стратегии успеха. Ну, чтобы я мог вовремя откланяться и не марать своё доброе имя. Иное же, когда меня против моей воли и без моей осведомлённости вовлекают в такой охуенный блудняк, как массовое неизбирательное мочилово женщин, детей, инвалидов, притом безо всякой насущной военной необходимости — я сочту за крайнюю степень неуважения.

Такую степень неуважения и предательства меня лично — при которой, разумеется, я не могу позволить выжить тому, кто меня так кинул и подставил. Даже если это будет Мать Драконов, барышня безусловно очень яркая, очень привлекательная, просто эпическая.

Но — я не могу позволить так вытирать об себя ноги даже ей. Не мальчик, всё же.

И Джон — не мог. Потому плакал, конечно, а ножик в сердечко её пылкое — загнал. Выбора другого просто не было. И я его очень хорошо понимаю. Нельзя оставлять в живых (тем более — на свободе и на троне) того, кто сделал тебя соучастником массовой бойни цивилитиков.

Причём тут, спрашивается, Путин? Где Дейнерис, обворожительная и харизматичная Владычица драконов и дотракийцев, и где этот побитый молью ханорик (или — Моль, побитая ханориками)?

Да, естественно, сравнение не очень корректно. Но всё же — общие места есть.

Конечно, насколько в Дейнерис трудно не влюбиться — настолько к Путину трудно не испытывать омерзения. И если она эпическая — то он сказочный.

Но, собственно, в отношениях нашей Корпорации с Кремлёвскими — и не было, и не подразумевалось никаких намёков на любовь. И мы не особо трудились над тем, чтобы скрывать своё презрение.

Тем не менее, это было вполне прагматичное сотрудничество — ибо и с крысами можно сотрудничать, покуда крысы осознают своё место и ведут себя предсказуемо разумно. Во всяком случае, так казалось.

И мы гарантировали людям, инвесторам, что, конечно, нынешние правители России — та ещё шпана из подворотни, но именно по этой причине, что они беспорточная шпана в прошлом, ныне вкушающая полным хавальником прелести буржуйского мира — они, как более-менее разумные нувориши и парвеню, не будут делать таких глупостей, которые бы угрожали их благополучию.

То же обещали и Кремлёвские, включая Главную Крысу. Что будут воровать сравнительно тихо, блюдя благопристойность и не совершая чересчур одиозных дикарских демаршей против Цивилизации, вроде там, аннексий чужой территории по беспределу и развязывания агрессивных войн безо всякой практической нужды, а лишь ради самоутверждалочек, ради демонстрации своей способности создавать проблемы.

Все эти обещания — Кремлёвские нарушили самым нарочитым и скандальным образом. Они предали не только Россию, запомоив её своей политикой, но они предали и всех тех, кто ручался за их обещанное благоразумие.

Теперь, последние пять лет, многие люди, с полным правом, предъявляют не Кремлёвским (что взять с этих сбрендивших зверушек?), а Нам.

«Вы ручались, что инвестиции в российскую юрисдикцию безопасны, что местный вожачок не создаст проблем какими-то своими выходками. Что он только языком на людях метёт всякую пургу — а так-то с головой дружит. Но теперь — это как понимать-то? Аннексия в двадцать первом веке, у государства, которому давали гарантии защиты? Спонсирование войны в Европе, засылка головорезов и тонн оружия?»

Отсюда — конечно, санкции, отсюда — небывалая с советских времён токсичность российской юрисдикции. В неё можно, всё ещё, вкладываться — но с очень большими и затратными мерами предосторожности.

И мы-то людям компенсируем их издержки от того, что они были введены в заблуждение касательно пределов безумия кремлёвских крыс — но с последних мы спрашиваем сторицей.

Но помимо материальных аспектов — есть, конечно, и моральный ущерб, и он таков, что не по карману Путину и Ко.

Им, несмотря на весьма паршивые биографии, поверили. Приняли их заверения в том, что пусть они и гопники из подворотни — а с головой дружат и не втянут в блудняк тех, кто за них словечко замолвит.

И вот за доброту такую нашу — нас замарали, так или иначе, соучастием в российской политике, а значит — и в захвате Крыма, и в развязывании войны на Донбассе.

Мы предупреждали тогда Путина, открытым текстом, чтобы он не трогал Крым. Я лично предупреждал. Что тронет — это будет точка невозврата в наших отношениях, никакого мира после этого будет в принципе невозможно с охуевшим персонажем, возомнившим себя «собирателем земель русских».

Что ж, пацанчики предпочли проигнорировать, предпочли пойти наперекор и напролом. It's treason, then.

За это — они сейчас и расплачиваются.

Мы — всё-таки не Джон Сноу, с его безупречной волей к чести. Мы — более практичны и гибки.

Поэтому сначала мы выжмем всё бабло, какое Кремлядь нам сумеет предоставить. Мы уже получили с них много — но у них пока ещё есть. И мы выжмем их так, чтобы им нечем было ни подкупать избирателей, ни кормить свою псину. И Кремлядь — будет отдавать нам своё бабло взамен на разрешение дышать.

А потом — мы не будем их резать, как благородный Джон Сноу.

Нет, комфортабельные тюряшки-психушки санаторного типа, и пусть там пишут мемуары, пусть эти мемуары издаются.

Джон Сноу — наверняка желал бы той же участи Дейнерис. Предпочёл бы не убивать, если б была хоть малейшая возможность отстранить от власти без кровопролития. Но в присутствии Дрогона — оставалось только замочить.

А мы — реально можем себе позволить милосердие по отношению к поверженным противникам, предавшим нас.

Но вот не «повергнуть» их — такого мы себе позволить не можем в любом случае.

Такое предательство, втягивание в такой блудняк — не прощается, не может быть прощено и не должно.

Tags: game_of_thrones, Россия, политика
Subscribe

  • В мире достойных животных

    Буколическая жизнь моя в последние дни размеренна и монотонна. Смотрю политические новости — что российские, что украинские, что американские…

  • Собачья загадка Советской Власти

    Я уже как-то касался этого вопроса, а тут, сделав подборку по названиям пород в английском, задумался снова. Вот тому, что в Союзе не очень…

  • Немножко собачьего английского

    Люди инстинктивно склонны считать, что если какие-то явления в их языке обозначаются явно иностранными словами — то, значит, слова эти…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments