artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Государство и девяностые

Не перестают умилять люди, которые, обсуждая перспективы демонтажа нынешнего Кремлёвского режима, полушёпотом, с придыханием вопрошают: «Да, много что не ладно, но вы что же, хотите, чтоб было опять, как в девяностые?»

И такие, знаете, льдинки ужаса похрустывают в том шёпоте — аж самому зябко.

Чего я точно не хочу, так это кровавой бани, в которой бы сгинуло до четверти пусть дурацкого, но всё же человеческого населения этой страны.

А девяностые? Это как раз пример очень мирного и безболезненного выхода из кризиса. По правде, в 91-м я ожидал, что будет гражданская война и миллионов тридцать трупов — а вышло на удивление спокойно и цивильно.

Серьёзно, вот чего там было такого уж страшного, такого уж неприятного в те девяностые?

У меня отношение очень простое.

В принципе, можно было довольно неплохо и весело жить уже в восьмидесятые. Но кое-чего не хватало, лично мне.

Свободы предпринимательства, то есть, возможности самостоятельно договариваться с людьми, обмениваться взаимополезными товарами и услугами, зарабатывать деньги.

Свободы торговли — чтобы можно было тратить деньги по своему усмотрению на товары и услуги по своему вкусу.

Свободы внешней торговли, чтобы иметь полноценный доступ к товарам со всего мира.

Свободы передвижения, в том числе заграницу.

Этого не было в Союзе in his prime (или же было в очень ограниченном, куцем и девиантном виде) — но это уже было в полной мере в России к 92-му году.

Либерализация розничных цен — то был последний штришок.

И если б меня тогда, красивого и шестнадцатилетнего, спросили, чего ещё я хочу от родного государства, то я бы сказал: «Чашечку кофе, пожалуйста».

Как по мне, оно выполнило главное своё предназначение: сделалось настолько маленьким — насколько это возможно.

И что до меня, то я не требую от государства даже локковской функции «ночного сторожа». Да сам как-нибудь себя «устерегу», а менты — это забавные, но очень плохо дрессированные чебурашки, которые больше мешают, нежели помогают, то и дело влезая тебе под линию огня.

Нет, я не анархист, я признаю неизбежность(!) возникновения и существования государства, это происходит из человеческой природы, но я люблю государство достаточно маленьким, чтобы оно никак не лезло в мою жизнь — и достаточно большим, чтобы уберечь самого себя от узурпации власти теми, кто хочет лезть в частную жизнь во имя «всеобщего блага».

Это я и называю «сбалансированным государством».

Ну и примерно такой — была Россия в девяностые, как государство. Настолько маленькое и необременительное, насколько можно мечтать.

Меня это вполне устраивало.

И всех моих друзей это вполне устраивало.

Но вот находятся странные люди, которые искренне уверены, что если им в девяностые было туго (жрат в кормушку не подали, как будто должны были) — то и все остальные должны с содроганием это времечко вспоминать. И молиться на «крепкую руку» да «железный орднунг» (который якобы обеспечивает путинский режим, что на самом деле анекдот).

Я же смотрю на этих людей и понимаю про них только одно. Они — чмошники. Практически животные. Слабовольные, слабоумные, нихрена из себя не представляющие, ни на что не способные без «державной мамочки».

По хорошему счёту, и Путин сам примерно такой (ну чуть умнее, чуть «волевее») - и с тем он, собственно, стал «царём чмошных пидарасов всея Руси» и «лидером обиженных жертв аборта имени девяностых».

И можно, конечно, относиться к этой публике с состраданием, надрачивая гуманизм и эмпатию, но, честно сказать, они же не являются людьми в полном смысле. Не настолько, чтобы всерьёз считаться с их политической волей, всерьёз расценивать их как носителей хоть какой-то воли.

Да, их много, и в ведре топить жалко, поэтому им дали этого Путина, а ему дали эту его паству, обиженных испуганных мальчиков из девяностых, алкающих сильной руки и доброго царя — совет да любовь.

Но не следует, однако, путать милосердие с общественным договором.

Скажу очень просто.

Те, кто застал девяностые в зрелом возрасте и счёл тогдашнее положение вещей «кошмаром» - не являются субъектами политического процесса, не являются гражданами, не являются «игроками».

От них ничего не зависело тогда, от них ничего не зависит сейчас. И скорее всего, их мнение никогда ничего не будет значить, сколько б их ни было в пересчёте на биомассу или урны с «бюлютнями».

Люди в этой стране — терпят этих терпил из милости, из гуманизма. Который, повторю, не стоит путать с общественным договором самостоятельных и волевых субъектов, способных заставить с собой договариваться.

Поэтому мне очень забавно слышать от этих зверушек, страдальцев девяностых, как они чего-то там не позволят (пошатнуть вновь наладившиеся устои), как они мощно и грозно поддержат (царя-батюшку, сиську-матушку).

Да если б они чего-то значили, если б они были на что-то способны — им бы не было так худо в девяностые, in the first place.

Ибо нормальным Людям — в девяностые было вполне комфортно. Прикольно. Главное — не было никакой ёбаной уверенности в завтрашнем дне и можно было наслаждаться тем, что жизнь полна сюрпризов. Ведь это и есть жизнь, а не жалкое прозябание, распланированное на десятилетия вперёд убожество.

Поэтому, зверушки «охранительного» лагеря — бывают очень большими дураками, когда начинают в очередной раз скулить, как им плохо было в девяностые. То есть, они всегда бывают дураками, но тут — просто посылают сигнал, что с ними можно вовсе не считаться, даже не смотреть на них и людей в них не видеть.

С другой стороны, и либералы-западники порой бывают не меньшими дураками, когда начинают причитать: «Если вы хотите, чтобы мы жили, как в Голландии/Финляндии/Японии, то...»

Ребят, вы чего, из восьмидесятых так до сих пор и не вынырнули?

Это тогда(!) жизнь «как в Голландии» казалась очень привлекательной для обитателей Совка (но японская жизнь, вероятно, может казаться привлекательной только лишь японцам в любое время).

Тогда жизнь в любой стране первого (и даже третьего) мира казалась людям выигрышной по сравнению с советской, поскольку там были свободный рынок и свобода передвижения.

Но, если вы чего-то проспали, всё это уже тридцать лет, как есть в России. И если говорить откровенно, то качество жизни в России (а тем более в Украине) — гораздо выше, чем в любой европейской стране, не поминая уж Японию, эту хайтек-трущобу.

Просто — дешёвая земля, возможность лёгкого обзаведения собственным поместьем, где ты сам себе организуешь такой комфорт, какой пожелаешь. И главная часть того комфорта — чтоб ближайшие соседи были на «три-Миссисипи» от твоей тур'д'ивуар.

Для немца или голландца — практически недостижимая мечта либо дело всей жизни, такое поместье. В России или Украине — раз плюнуть. И вот этим определяется реальное качество жизни (а вовсе не тем, сколько ворованных у налогоплательщиков денег отстёгивается социальным паразитам).

И разумеется, в нынешнем политическом устройстве государства российского есть много проблем (главная из которых — оно снова становится слишком большим и заметным, оно слишком назойливо напоминает о себе, а потому нуждается в коррекции) — но качество жизни в России реально очень высокое. У Людей, конечно. А не у баранов, которые смотрят на государство как на пастуха. Но либеральная идея — она же и не апеллирует к баранам, нес-па?

А в Украине, как бы они ни плакались на «зубожилость» - качество жизни ещё выше. Ибо и государства там меньше, и оно не такое охуевшее, как нынешнее российское, и климат всё-таки получше. А просторов на душу населения — пусть меньше, чем в России, но в достатке. И при всех мораториях на частную земельную собственность — не так уж сложно закрепить за собой клаптик землицы в десяток-другой га.

Поэтому очень смешно звучит, с либеральной стороны: «Если вы хотите жить, как в Европе/Японии».

А если предположить, что люди, живя в России или Украине, не до такой степени ебанулись на почве мазохизма, чтобы захотеть жить «как в Европе или Японии», когда уж тридцать лет, как живут гораздо лучше?

Помню, был такой советский анекдот.

«Когда в Хельсинки появляется ранняя клубника? --- В семь утра».

Тогда — это казалось невероятным. Что клубника - не сезонное лакомство, а вот каждый день в году бывает.

Рассказал этот анекдот одному юному приятелю в конце девяностых — и он пожал плечами: «А что, в Финляндии круглосуточных нет?»

То есть, в его, уже здравом, нормальном мировосприятии — казалось само собой разумеющимся, что клубника должна быть в магазине всегда, когда её готовы покупать. И он не понимает (слава богу), как может быть иначе. Есть спрос — должно быть предложение. Свободный рынок — единственная правда и справедливость, какая есть в этом мире. Не средство повышения качества жизни, а — цель и само по себе качество жизни. Для Людей, конечно, а не баранов.

И достигнуть этой цели — государству очень просто. Нужно, всего лишь, сделаться меньше.

К сожалению, исторически многие государства этого не понимали (чемпион в недопонимании — Китай, с его наивной конфуцианской благонамеренностью).

И когда государства слишком наглухо не понимают свою скромную роль и своё неприметное место — они перестают быть. Это неумолимая логика.

Tags: Россия, либерализм, политика, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ковид: развлекательный аспект

    Хотя мы с друзьями с самого начала настаивали, что опасность коронавирусной эпидемии не следует преувеличивать (пока смертность не составит хотя бы…

  • Новая угроза, новая борьба

    Возможно, мы наблюдаем сейчас кризис планетарного алармизма. Ковид — того гляди пойдёт на спад и сдуется, с вакцинацией или без. Во всяком…

  • Ночные променады

    Занявшись оздоровлением Матушки после ковида, не забываю и себя. Собственно, я всегда уделял внимание гимнастике, даже с лютого бодуна, но сейчас…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

Recent Posts from This Journal

  • Ковид: развлекательный аспект

    Хотя мы с друзьями с самого начала настаивали, что опасность коронавирусной эпидемии не следует преувеличивать (пока смертность не составит хотя бы…

  • Новая угроза, новая борьба

    Возможно, мы наблюдаем сейчас кризис планетарного алармизма. Ковид — того гляди пойдёт на спад и сдуется, с вакцинацией или без. Во всяком…

  • Ночные променады

    Занявшись оздоровлением Матушки после ковида, не забываю и себя. Собственно, я всегда уделял внимание гимнастике, даже с лютого бодуна, но сейчас…