artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Голодовка как метод борьбы

Оппозиционных кандидатов скопом и с особым цинизмом отшили от выборов, типа, подписи несвежие.

Состоялся митинг протеста, а одна оппозиционная барышня пошла дальше в своём протесте: объявила голодовку.

Виконт Алексей Артёмович по этому поводу заметил: «А если б она была мальчиком, то ещё прибила бы достоинство к брусчатке, чтобы псы режима увидели, какие достойные бывают на свете достоинства, и прослезились от сознания собственного убожества».

Вообще, Лёшка очень добрый паренёк. Но иногда — язвительный. И, всё-таки, он вырос в нашей среде, где вопросы решаются не давлением на жалочку, не экзерсисами в мазохизме, а несколько другими методами.

Но надо признать, что голодовка — это довольно действенный метод.

Если б я продвигал куда-то своих кандидатов, а мне бы их зарубили так по-хамски — я бы тоже устроил голодовку.

И сделал бы это так.

Узнал бы, где живёт глава соответствующей избирательной комиссии. Принял бы у дома, засадил в машину. Это делается элементарно, хотя иногда полезен напарник для убедительности. «Гражданин Такойто, вы задержаны», руки за спину, браслеты на запястья.

В очень редких случаях кто-то из прохожих может поинтересоваться, что, собственно, происходит.

Любая красная книжечка в нос - «Уголовный розыск!»

Таких случаев, чтобы кто-то принялся бодаться со сколько-нибудь правдоподобными операми, производящими задержание какого-то тела на улице — не знаю, не слышал о таком. Хотя, естественно, мы проделывали это тысячи раз, десятки тысяч. Ну, выехать в лес, полюбоваться природой, поговорить...

И вот я вывез бы этого «электорального босса» в укромное местечко, в бункерок в лесочке, и поселил бы в красивой гриднице, уставленной всевозможными яствами. От буженины до белужины, от ананасов до рябчиков.

Но при этом — надел нацепил бы на него решётчатую масочку наподобие вратарской, только с замком.

Да, голодовка — может быть действенным методом политической борьбы.

И через пару дней я бы поинтересовался, по-прежнему ли он так высоко ценит свою лояльность кремлёвским крысёнышам. Ведь Путин далеко, и Собянин далеко, и хрен они впишутся за своего мелкого холуя. И ведь хотя прожить без еды можно и два месяца, и больше, но недели через две уже могут начаться некие необратимые процессы в организме, не очень полезные для здоровья.

При этом, как ни парадоксально, я бы поднял ему самооценку. Ведь он привык считать себя мелкой сошкой, от которой ничего не зависит, которая ничего не решает, этакий стандартный легко заменяемый винтик.

Но я сумею внушить, что это не так. В действительности, он может сделать выбор. Правильный выбор. Подкреплённый осознанием того, что лояльность какой-то тухлой гопоте — не стоит голодной смерти (мы в действительности не казним людей такими садистскими способами, но им иногда полезно не иметь в том уверенности).

И конечно, сначала этот кекс будет кричать, что от него лично ничего не зависит, что это Система, что на его место придёт другой такой же лизоблюд...

На что мы отвечаем: «Забудь про «Систему». Есть ты и я. И это не твои проблемы, кто там придёт на твоё место и как мы будем с ним решать. На самом деле, очень просто. Покажем твои фотки через месяц лечебного голодания. Он всё быстро поймёт и забудет про «Систему». Но это, конечно, если тебе не хватит разума забыть про неё прямо сейчас и сделать, как надо».

В чём прелесть современной России — поскольку она стала откровенным, стопроцентным «мафиа-стейт», утратив государственность и решив пойти по беспределу — в отношениях с её должностными лицами тоже всё позволено, симметрично.

То есть, если ты двинешь по морде уличному постовому где-нибудь в Люксембурге — это испортит тебе реноме по всему миру и на всю жизнь.

Но если ты ёбнешь в России генерала или даже министра — это всем похер. «У них там свои бандитские разборки, мы даже вникать в это не станем».

Конечно, физическая ликвидация — это мера на самые крайние случаи. Когда попадается товарищ, который совсем уж неврубной, реально все мозги коксом выжгло, а он считает, что у него теперь череп бронированный.

На самом деле, конечно, нет, и главная прелесть Путинской России — что это мафиа-стейт с очень малоэффективной и бестолковой «государственной» мафией. Ну они лохи, реально. И в принципе они это понимают.

Поэтому на самом деле, с ними не так уж сложно договариваться. И даже не угрожать — а скорее, обещать свою протекцию от наездов. Поэтому в тех местностях и сферах, где у нас есть интересы — чиновники и менты очень быстро и надёжно приручаются. Преимущественно — лаской.

Соответственно, ситуация, когда бы мне пришлось объявлять голодовку начальнику УИК — она весьма такая умозрительная. Естественно, я бы сначала приручил тех, кто отвечает за выборы, а потом только внедрял своих людей в депутаты. Ну и уж во всяком случае — проследил бы, чтобы каждый чинуш, имеющий значение, хорошо усвоил, что хамить ни мне, ни моим людям — не надо. Категорически не рекомендуется.

Ибо если они пойдут по беспределу да произволу — то у меня (и вообще наших) немножко более серьёзные возможности для игры на этом поле. Мы всё-таки не одну свору собак съели на применении насилия. И через то мы такие сытые и умиротворённые, что не считаем нужным применять насилие без крайней необходимости, но если подопрёт, то, как говорится, «но наш бронепоезд кровавую пищу клюёт под окном».

Между тем, политика, если кто не в курсе — это не про то, «как сделать всем хорошо», это про то, как распределять ресурсы и возможности насилия. И если кто-то, правящий клан, вдруг заявляет, что монополизирует применение насилия (как пишут в некоторых сказках) — ну, ему задают вопрос, хорошо ли он подумал, а потом — показывают, что это немножко не получится, монополизировать. Ибо - «у самих револьверы найдутся».

При этом, следует отметить, госслужащие — довольно уязвимые ребята, поскольку их очень просто физически установить. Им трудно прятаться. А если про тебя известно, по каким дорожкам ты ходишь — естественно, и пулю засадить — piece a cake. Даже когда речь идёт о главах мощных держав, вот со всеми их немеренными службами охраны.

И если, повторю, люксембургский мент хоть немного защищён статусом «правильного полицейского», которого западло трогать, это вызовет осуждение у Тёти Лизы, то российский чиновник (что силовик, что цивилитик) — он просто как окушок в речке с аллигаторами.

Да, для совсем уж беззубых карасиков — он, типа, хищник. Но вот если выйдет спор с аллигаторами на тему того, кто какое место занимает в пищевой цепочке...

Мне, честно, бывает жалко этих ребят, российских чиновников. Особенно, когда сейчас, подвинутые от кормушек, они начали жрать друг друга. И только те, кто на завязках с нами, ещё могут наслаждаться какой-то безопасностью.

К слову, тут Алексей Артёмович, практически нечаянно, вербанул своего первого мента. Но это уже другая история.

В общем, с чиновниками — замечательно можно договариваться, ладить и делать дела. Если видеть в них живых людей, а не «винтики Системы». И если помочь им усвоить правильный смысл слов вроде «голодовка».

Tags: Россия, политика, реальность
Subscribe

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • О суде по Навальному

    Ну да, чуда не случилось. Таки заменили условный срок на реальный. Послушал постановление. Занятно, что судья вообще практически не касалась вопроса…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments