artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Про английские "неправильные" глаголы

Признаться, меня всегда удивляло, почему неофиты (да и поднаторевшие «студенты» инглиша) обычно так остро воспринимают неправильные глаголы. Типа, их так много, они такие разные, поди все упомни, и не дай бог ошибиться.

Я недоумевал: а что, есть языки, где все формы глаголов строго регулярные, подчиняются единообразным правилам? И где такое водится? В эсперанто? А ещё?

Потом дошло: английские неправильные глаголы вызывают столько нареканий — просто потому, что больше в грамматике этого языка нет вообще ничего сложного. Она предельно проста. До такой степени плоская и ровная, что глазу не за что больше уцепиться, кроме какя за эти иррегулярные глаголы. Которые в иных языках тоже есть, конечно, но там-то они прячутся в истинных дебрях и хитросплетениях грамматики.

В английском же эти иррегулярные формы (прошедшего времени и пассивного совершенного причастия) — больше даже не грамматическое, а лексическое явление. И их приходится помнить примерно так же, как приходится запоминать паттерны согласования разных слов, вроде того, что insist on smth, ask for smth, но demand и requireбез предлога, переходные. Каковые фишки, естественно, имеются в любом языке, и можно, конечно, находить в них какую-то глубинную онтологическую логику, но можно не морочиться этим, а просто подмечать и прошивать у себя в подкорке образ употребления.

Впрочем, если это делать лень — то конкретно для приведённых согласований можно воспользоваться универсальной палочкой-выручалочкой в виде союза that.

Это может быть даже стильно.

I insist that you be here. I demand that he do it.

Если дело в школе — некоторые учителя могут не знать, что так правильно, и прикопаться. Тогда — можно просветить их на предмет сослагательного наклонения в инглише — и впредь они подумают трижды, прежде чем докапываться :-)

Правда, среди нативов — многие нынче тоже не знают за subjunctive, не используют его в своей речи, и чувствуют себя вполне комфортно.

Более того, они могут и с неправильными глаголами лажать время от времени. Нет, ну «goed”, наверное, вряд ли кто скажет (не на первом десятке пива), но come вместо came – запросто доводилось слышать. Причём, в базовом значении, а не в том, которое cum(ed).

Собственно, и в русском доводилось слышать от вполне себе урождённых носителей не только что «ложит» или «поклал», но и, скажем, «раздаваит» (и только спустя секунду — немая озадаченность на всём фейсе: «Чего я сейчас сказал-то?»)

При этом, очень смешно слышать, будто в английском такая чёртова прорва неправильных глаголов, а в русском они все правильные, ну, кроме «быть» и «идти», которые во всех языках неправильные.

Да, really?

В русском, на секундочку, охрененно больше глагольных и отглагольных форм, чем в английском. Где их всего четыре (с половиной, если считать -s форму третьего лица). И только в двух (прошедшее время и пассивное причастие) возможна иррегулярность.

Что правда, в русском, действительно, не так много расхождений между инфинитивом и прошедшим временем. Оно, в большинстве случаев, образуется очень просто и единообразно — «ть» заменяется на «л». Видеть — видел, слышать — слышал. Дрогнуть — дрогнул. Продрогнуть — продрог... да, есть и «меньшинство случаев». А где инфинитив кончается не на «ть» - тоже всё очень просто и единообразно... обычно. Нести — нёс, везти — вёз, мести — мёл... Печь — пёк, изречь — изрёк, лечь — лёг, жечь — жёг. И легли, но жгли... просто маленькие нюансы, которые должны быть интуитивно понятны и ежу, а так-то всё единообразно.

Но, конечно, дело несколько осложняется, когда доходит до спряжения в настоящем времени, по лицам. Чего в английском просто нет, когда от всех личных форм глагола осталось только -s в третьем единственном, да и оно порою игнорируется в разговорной речи.

Но в русском — главная иррегулярность не в прошедшем времени, а в личных формах настоящего.

Свистеть-лететь-хотеть-потеть.

Вроде, очень похоже выглядят инфинитивы, и спрягаться должны одинаково, да?

Свищу, свистишь, свистит — внезапно, оказывается вторым спряжением, на «и». Да, в школе рассказывают про десяток исключений - «видеть-слышать-гнать-держать и т.п.», где инфинитив соответствует первому спряжению, а личные формы второму, но это только те случаи, в которых личные окончания безударные. А на самом-то деле в русском сотни таких «спряженчески гермафродитских» глаголов.

Ну и, значит, «свистеть» сразу выбивается из ряда.

Лечу-хочу-потею.

Что ж, понятно, что «потеть» (как и «толстеть») - одна группа, а «лететь-хотеть» - другая. Но внутри этой второй группы — полное согласие, да?

Летит-хочет.

Всё, приехали. Конец единообразия, даёшь «кто-во-что-гораздие», даёшь дайвёсити, как на кампусе факультета трансгендерных наук!

Пить-пьёт, бить-бьёт, купить-купит, любить-любит

Ну, реально до бесконечности можно приводить примеры, где нам всё «интуитивно понятно» (поскольку с пелёнок этот ералаш всасывали), а «немцу — смерть».

Но, говорят, хоть причастия в русском всё же единнобразно образуются, по сравнению с английским?

Ага.

Прошить — прошитый, Совершить — совершённый, Победить — побеждённый, Лудить — лужёный, Посадить — посаженный, Осудить — осуждённый (но в юрисперденции — старая форма, «осужденный»).

Конечно, всё очень просто, надо только помнить некоторые нюансы в отдельных частных случаях. Ну, сколько-то тысяч их — и для лиц настоящего времени, и для прошедшего, и для причастий, и для деепричастий совершенного и несовершенного вида (там тоже есть тонкости, ведь бывают случаи, когда они просто не образуются напрямую: шить, вязать, тереть, лить, пить).

Английских иррегуляров существенно меньше, не более 700 всего и около сотни в активном вокабуляре среднего носителя. И проявляют они свою каверзность только в двух формах. Причём, по-настоящему вредные случаи — единичные.

Вот взять слово hang. Это неправильный глагол, вторая и третья форма — hung.

Но не в том случае, когда речь идёт о смертной казни через повешение. Тогда — глагол становится регулярным, вторая и третья формы — hanged.

Большинство остальных английских иррегуляров — ведут себя гораздо приличнее. Не меняют формы и паттерны почём зря в зависимости от мелких нюансов употребления, остаются верны своей извращённой сущности. Поэтому, раз запомнив и освоив две нестандартные формы иррегуляра — вряд ли столкнёшься с тем, что в каких-то случаях они окажутся ещё более нестандартными.

Как можно облегчить запоминание паттернов, по которым видоизменяются иррегуляры?

По своим впечатлениям могу сказать одно. Наблюдал многих людей, пытавшихся составить какие-то таблички, где бы иррегуляры сводились в группы, благодаря неким закономерностям, чтобы студентам было сподручнее представить себе формы любого вновь открытого неправильного глагола, чтобы удобнее было держать их в памяти... У этих людей есть одно общее свойство: они все заканчивали свои дни в доме скорби.

Ну ладно, не все — но кому-то просто хватало здравомыслия, чтобы отказаться от этой затеи, рационализации иррегуляров. Они на то и неправильные глаголы, что не поддаются правилам, не сводятся в систему.

В действительности, встретив новый глагол «потенциально иррегулярного вида» - ты нихрена не можешь предвидеть, как именно он будет спрягаться.

Ну вот встречается в тексте упоминание, что кто-то blinks and winks. То есть, моргает и мигает (да, вот как в русском эти глаголы созвучны и довольно близки по смыслу — так и в английском, и разделение значения ровно такое же).

Какой они будут иметь вид в прошедшем времени? Как они спрягаются? На манер drink-drank-drunk (то же и sink) или на манер think-thought-thought (то же и bring)?

А ни то, ни другое. Это правильные глаголы.

Ну или встретится новичку впервые глагол bake, “печь». Он явно очень древний, явно германского происхождения — поэтому резонно предположить, что он будет «специфический», то есть неправильный.

Но вот как неправильный? Как take-took-taken – или как make-made-made?

На самом деле — он правильный. Хотя в данном случае — изначально вовсе не очевидно, что он окажется правильным.

В каких случаях очевидно? Ну, есть одна генеральная подсказка: если глагол не германского, а романского происхождения. Тут — можете быть уверены, что он правильный.

Arrive, depend, decide, approach, repeat, confirm – вот по приставкам видно, что это романизмы, пришедшие через французский.

И ещё, конечно, глагол вряд ли будет неправильным, если очевидно, что он появился в языке сравнительно недавно.

Но когда чувствуется, что это древний германский глагол — он может оказаться сильным(!) германским глаголом, а потому неправильным. Таким, где спряжение осуществляется не привинчиванием окончания, а изменением корня.

Хотя — может и не быть, как мы убедились с blink, wink, bake. Глаголы древние, германские, но в современном английском — правильные.

А бывает, что глагол был до какого-то времени неправильным, а потом всё шире начинает применяться его упорядоченная форма, пока не признаётся равноправной.

Скажем, лет полтораста назад литературной формой причастия от show считалось только shown. Сейчас — запросто используется showed.

С shineещё интереснее. Исторически — это сильный неправильный глагол, с формой shone для прошедшего времени и причастия.

Но по мере расширения смысла, стало использоваться shined в значении «посветил» (фонариком) или «натёр до блеска». Хотя для просто «светил» - предпочтительным считалось (а многими и сейчас считается) форма shone. Но чем дальше — тем чаще употребляется shined и в этом смысле. Поэтому скажете the sun shined brightошибки не будет. Если, конечно, по смыслу не было бы уместнее сказать the sun was shining — тем самым вовсе сняв проблему употребления формы прошедшего времени.

К слову, очень часто бывает так, что русскоязычный студент ломает голову, вспоминая прошедшее время неправильного глагола, чтобы продолжить свой рассказ о прошлом — хотя на самом деле ему не нужна эта форма. У него там подразумевается действие в процессе, поэтому лучше всего пойдёт Continuous, to be + ...ing.

Допустим, вот нужно сказать про кого-то, что он всё моргал да мигал — ну так и сказать: He was (all) blinking and winking. И никакой засады с подозреваемой иррегулярностью.

Но вдруг речь не о том, что в какой-то конкретный момент кто-то моргал и мигал, а по жизни этим славился? Тогда — He used to blink and wink (a lot).

Если хочешь уйти от прошедшего времени глаголов — есть много способов это сделать.

Для начала, вообще необязательно пользоваться прошедшим временем, ведя рассказ о событиях прошлого, как ни покажется кому удивительной эта мысль. Вернее, достаточно сказать один раз It was like thisи дальше чесать в настоящем.

В своей практике мы стараемся «разбалтывать» студентов именно так. До поры — вообще не морочиться иными временам, а всё переводить в настоящее, как бы помещая себя в центр событий. Это не только что допустимый, но и вполне художественный приём.

Но если уж пошёл вещать в прошедшем времени и запнулся, запамятовав форму истинного или «подозреваемого» иррегуляра — есть один простой трюк. Использовать did для позитивного усиления.

Вот хочешь сказать, что бросил мячик, но забыл, как прошедшее от throw. То ли threw, аналогично knew, grew, blew, то ли throwed аналогично showed, bowed, sowed.

Ну и можно сказать I did throw the ball (Я реально бросил мяч). А после didестественно, только инфинитив может идти.

И это главное, что нужно иметь в виду касательно английских иррегуляров. Если они вводят в затруднение, становятся неудобством — всегда можно их избежать весьма простыми и доступными средствами.

И прошедшего времени можно избежать, и пассивных причастий. Хотя, конечно, пассивный залог — очень широко используется в живой английской речи, и если освоиться с этими конструкциям, то становится гораздо проще выражать мысли естественным и непринуждённым образом.

Но для того, чтобы подружиться с временными и причастными формами (в том числе иррегулярными) — нужно для начала перестать их бояться. Для этого — до поры держаться подальше от всяких дурацких тестов, где подразумевается только один правильный вариант словоупотребления, и горе тебе, если не угадаешь. Ей-богу, общение людей — это не взаимное тестирование на знание специфических разделов грамматики. А язык всё-таки нужен прежде всего для общения, и когда освоишь его в целом — тесты пройдёшь шутя.

Когда же студент перестал бояться неправильных глаголов и причастий — можно мотивировать его так, чтобы он сам их отыскивал и встраивал в свой языковой инструментарий.

Один метод я решил опробовать на собственном ребёнке. Лёшка к пяти годикам уже вполне прилично лопотал на английском, но вот всё больше — в настоящем времени. Мы с Женькой не форсировали до поры «ретроспективы». Но он сам стал уходить в прошлое, поскольку мультики смотрел, книжки читал — и порой ошибался, конечно, в иррегулярах.

И чтобы его лучше подружить с ними — я предложил выдавать по конфете за каждую правильно употреблённую неправильную глагольную форму.

Вскоре его речь звучала примерно так.

Grass is seen as green. And, truth be told, grass is thought to be as green as it's known to be seen.

Пара кило шоколадных трюфелей — и Лёшка был на кратчайшей ноге с иррегулярами (и ни одной экземы, он делился с дружками).

Какую при этом он использовал систему для их запоминания, делил ли как-то на группы? Нет, просто отыскивал, усваивал употребление и включал в свою речь. В данном случае, повторю свою субъективную мысль, классификация — дохлый номер. Поиск закономерностей среди иррегуляров и попытки выжать из этого какую-то практическую пользу - потребует куда больше умственных усилий, чем просто запоминание.

Лучше — относиться к ним как к ярким индивидуальностям, которые уж точно заслуживают некоторого персонального внимания.

Тем более, тенденция такова, что всё больше их, иррегуляров, оказывается на грани вымирания. Практически исчезло из оборота learnt (в угоду правильному» learned), и буквально на наших глазах sewn и hewn вытесняется sewed и hewed.

Так что, нужно не бояться встречи с иррегулярами, а пользоваться возможностью свести с ними знакомство, пока они ещё есть, пока есть хоть какие-то(!) причудливые и затейливые места в английской грамматике.

Хотя на самом деле, прослеживается и обратная тенденция. Люди немножко утомлены модерном, рационализацией и унификацией всего и вся. Им хочется немножко архаики, немножко загадочности. Отсюда интерес к фэнтази с его старым добрым средневековым духом, отсюда и воскрешение будто бы забытых лексем.

Это происходит и в русском (смею заверить, сейчас «ибо» и «дабы» употребляется в разы чаще, нежели пятьдесят лет назад), и в английском.

Иные говорят даже, что в некоторых случаях регулярные формы начали обратно вытесняться старомодными неправильными.

Но тут, конечно, играет роль и усиление британского культурного влияния в англоязычном мире в последние лет двадцать. Однако ж, это отдельная обширная тема.

Tags: инглиш, лингвистика, педагогика, школа
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments