artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О бедности и богатстве

Это было в девяносто четвёртом. Мы сидели у Димки на хате и писали пульку на троих. С символической ценой виста, ибо все трое были бедные студенты. Мы с Димкой подрабатывали переводчиками в одном издательстве (хотя я был филолог, а он юрист), Серега, Димкин бывший одноклассник, единственный из нас мог считаться «мажором» по тем временам. Правда, весьма таким условным.

Да, он был сынком банкира средней руки, учился в Финансовой Академии, но при этом ездил на довольно «судорожной» пятёрке и временами вынужден был «бомбить», чтобы заработать на сигареты и бухло. Правда, курил только Кент, будучи пижоном и понторезом. Но пил, бывало, и водку.

Мы как раз закончили очередную двадцатку, решили сделать перерыв и перекусить.

Димка сказал: «Пойду заебеню макарошек с тушёнкой». Но Серёга, вспомнив, что он финансовый воротила, решительно пресёк и стал вызванивать пиццу на дом.

Пожалуй, ни я, ни Димка не стали бы так «шиковать». Ну, мы имели тогда в среднем где-то баксов четыреста-пятьсот в месяц, и вели довольно разгульный образ жизни, но всё же не до такой степени, чтобы платить какие-то неразумные бабки за кусок теста с размётанными по нему резанными сосисками и огурцами. Ещё и с доставкой. Да как будто самим очень трудно сделать — и выйдет вдесятеро дешевле.

Но раз Серёга «банковал» - его не стали останавливать. У буржуев — свои причуды.

Правда, выяснилось, что, как истинный финансист — он немножко «захеджировался». Объявил: «Я, конечно, угощаю, но вот из того, что вам слил».

Да, в тот день ему не очень пёрло и он продул нам... какие-то копейки, но вот примерно на заказ пиццы, где-то так и получилось. И это было забавно.

Я же тогда подумал следующее.

Вот доводилось читать в буржуйских книжках про то, как они запросто заказывают на дом пиццу и всякую прочую жратву. Причём, это не элитный какой-то сервис, это как бы в порядке вещей.

Всего несколько лет назад казалось немыслимым, что родная страна дойдёт до такой степени буржуйской развращённости. Но вот поди ж ты: сидят трое студентов, режутся в картишки, а когда проголодались, к двум часам ночи — просто делают звонок, и им привозят тёплую, вполне добротную пиццу. И это стоит, конечно, сильно дороже, чем если б испечь её самому — но не сказать, что как-то астрономически дорого.

И тогда я понял важную вещь.

Безусловно, злопыхатели преувеличивают, когда говорят, будто бы при Совке всё было в дефиците, все полки пустые, что жрать было нечего.

Нет, даже в худшие времена — хлеб, макароны и ламинария всё-таки были. А если поискать по рынкам — то можно было познакомиться и с мясом.

Уж по крайней мере в восьмидесятые — голода как такового не было. Не стоял вопрос о физическом выживании. Оно было, в общем-то, гарантировано. И это было выше стандартов многих африканских стран. Это можно назвать «довольно высоким уровнем бедности».

Но вот ситуация, когда в неком сообществе существуют конторы, занимающиеся доставкой пиццы на дом, на довольно такой стабильной и широкой основе — это качественно иной уровень жизни. Тут речь не идёт о выживании, тут речь идёт о роскоши в весьма и весьма богатом сообществе.

Ну и если кто-то остаётся беден даже в таком богатом сообществе — то, честно говоря, я не знаю, по какой причине. Возможно, ему просто нравится быть бедным. Нравственно воскрыляющее сознание. «Да, я беден, но зато честен, а не то, что эти вот, ворюги-хапуги».

Серьёзно, ведь требуется всё-таки немалая сила воли, чтобы сунуть в свою жлобскую пасть бутерброд с маслом, когда знаешь, как много африканских детей недоедают и смотрят с той стороны телевизора своими выразительными голодными глазами.

А если не только с маслом, но и с кавьяром? Мало кто способен на такое циничное презрение к нуждам и чаяниям несчастных африканских детей. Поэтому мало кто и становится богатеями и гедонистами. Остальным — совестно.

Во всяком случае, это была бы самая утешительная мысль для нищебродов, оправдывающая их нищебродство, будто бы немыслимое в нашем мире.

Ведь в нашем мире, если по-честному, деньги зарабатываются очень просто. Посмотри, что нужно людям вокруг, на что есть спрос, научись делать это хорошо, научись любить это дело — и вскоре твоей главной заботой станет, как отбояриться от лишних заказов, когда тебе уже не нужно столько бабла, «горшочек, не вари».

Если же ты считаешь себя достаточно умным, чтобы заниматься какой-то наукой, которая не даёт быстрой практической отдачи, но интересна тебе — тогда, конечно, нужно сначала создать финансовую «подушку», а потом только ударяться в науку. Но если ты умный — тебе несложно будет сколотить лям-другой баксов за год игры на бирже.

А для начала — можно обыгрывать всяких мажорчиков в покер. Если ты умный и рассудительный и хорошо себя контролируешь — это совсем несложно. Но если ты не можешь сколотить капитал ни на бирже, ни в покере — может, тебя дезинформировали, сказав, что ты «умный»?

Так или иначе, в таких сверхбогатых обществах, где существует массовая доставка горячей пиццы — человек трудоспособного здоровья и возраста может быть бедным только потому, что ему хочется ощущать себя бедным, обокраденным и обиженным.

Особенно сильно это проявляется на постсоветском пространстве. Вот поскольку я лично наблюдал все эти перипетии с «прихватизацией» на просторах СНГ — меня это очень забавляло тогда, и тем более сейчас.

«Вот почему заводы-фабрики разокрали какие-то кровопийцы-олигархи, почему одним всё, другим ничего? Почему нам, простым честным людям, не дали вдосталь постервятничать на раздербанивании остывающей тушки советского народнохозяйственного комплекса?»

Ну я вот тинейджером был, когда Чубайс эти ваучеры выпустил, как сертификат каждого гражданина на долю в приватизируемых активах. И тогда сказано было, что ежели правильно вложить — то может твой обретённый капиталец аж на пару «Волг» потянуть.

Я правильно вложил. В деревянную рамочку да под стёклышко и на стенку. Как важный и умильный исторический документ. Тем он мне и ценен, тот ваучер.

А поиметь в обмен на него две Волги? Я любил нашу семейную Волгу в самом начале девяностых. Но когда перебрался в Москву и заделался студентом — это уже немножко анахронично было. Тогда уж в Россию хлынули немки и японки, и я подумывал о том, чтобы поднакопить деньжат да взять за пару косарей то ли тойотку, то ли аудюху, но до вербовки в Корпорацию так и не сподобился (а там тачило, пассат в моём случае, просто вместе со стволом выдавали, mount'n'blade). Но и прежде того, как нищего студента, — нет, меня не особенно грела перспектива стать гордым обладателем двух «барж». Уж лучше тот ваучер — сохранить на память.

В конце концов, я не считал, будто бы советское государство или его наследники чего-то мне должны, из своих активов. По хорошему счёту, я всегда от любого государства хотел только одного: чтобы оно как можно меньше заботилось о моём благосостоянии. В действительности, принимая метафору Локка про «государство — ночной сторож», я бы предпочёл всё-таки видеть его как «соломенное чучело». Ладно, как «доблестное соломенное чучело, сражающееся с ветряными мельницами».

И когда оно, государство, занято подобным образом — не будет мешать мне самому позаботиться о моём благосостоянии. Это и всё, что от него, государства, требуется — быть собственным местоблюстителем, пребывать в перманентной внутренней борьбе с самим собой и не мешать людям выстраивать разумные и взаимополезные отношения друг с другом.

Что крайне вредно для выстраивания таких отношений — изначальная установка, будто тебе кто-то чего-то должен. По каким-то вздорным основаниям.

«Да я на этом заводе двадцать лет оттрубил слесарем-инструментальщиком, а в собственность он достался какому-то щенку, который вообще тут никто, где справедливость?»

Ну, если говорить о справедливости в твоём понимании — то её нет в этом мире и никогда не было (и никогда не будет, к счастью). А то, можно подумать, в советские времена тебя спрашивали, кого на завод ставить? Не, ты не хозяин здесь, в любом случае. И то, что ты здесь много проработал — тоже не делает тебя хозяином. Или — перед тобой долги какие-то есть? Так нет: тебе платили зарплату — ты работал. Только и всего.

«А вот эти, которые олигархи нынче, они захапали все активы, чисто по беспределу, они ограбили нас, и теперь жируют».

Ну допустим, в девяностые активы действительно порой присваились несколько... небезупречно.

Но тебе, чел, рассказать, в чём разница между парнем, который стал олигархом, и тобой?

Вот представь, что не этот парень захапал лакомый актив, а тебе его вдруг в управление дали. Или ещё проще — подъехал к твоему огороду камаз-самосвал да задрал свой кузов и опростался грудой золотых монет тебе под забор. Натуральных монет, хорошего золота, тонн пять.

Это не так уж много, кстати. Несколько десятков миллионов баксов. И вот это — видели все твои соседи, что тебе такое счастье привалило. Молва пойдёт, естественно.

Что дальше делать будешь? Как скоро ждать гостей будешь? Какие меры примешь? И если наймёшь охрану — как тебе сделать так, чтобы первый же нанятый тобой начальник охраны не «уговорил» тебя через пару часов переписать всё на него?

Это кажется только, что богатым быть легко. А на самом деле, как бы ты ни завладел богатством — нужны мозги и яйца, чтобы его сохранять. И жить с постоянным сознанием, что в любой момент могут и на тебя наехать, и родных-близких прессануть, вплоть до киднеппинга.

Такая жизнь весьма увлекательна — но не для всех. Поэтому, хороший совет тем, кто предпочёл нищебродство, «честную бедность» - вы, ребят, лучше думайте, что сделали такой выбор не потому, что неспособны были разбогатеть, а потому, что не хотели(!) Потому, что слишком много забот и тревог приносит большое богатство, в то время как и «бедность» в современном капиталистическом мире — это, в действительности, такое состояние, где большая часть времени уходит на развлечения, и роскошь в жизни современного бедняка просто неописуема.

Работать абы где абы кем абы как — но при этом иметь достаточно средств, чтобы кое-как питаться, кое-какое жильё снимать и быть при этом королём волшебной страны, лидером клана, авторитетным экспертом по данной сетевой игре, что тешит самооценку, делает чела счастливым.

Резюмируя: общества, где есть изрядная прослойка людей, что играют в компьютерные игрухи, заказывая себе пиццу на дом — они охуенно богатые по определению.

И те персоны, которые плачутся на свою бедность в таких обществах, - они дураки не потому даже, что не сумели разбогатеть в таких шоколадных условиях, а потому, что признают это публично. Что их интересовали бабки (а у нищебродов — почти все базары про бабки, нихуя никакой духовности) — но не смогли заработать, почему-то.

Лучше им думать, что и не больно-то хотели.

Tags: ностальгия, философия, экономика
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…